Информационная оккупация Украины

Александр Смирнов, креативный директор CMS Group, для "Хвилі"

не зарекайся сериал

Самый великолепный урожай правильно выстроенная информационная безопасность государства собирает в виде контента, который создается не специальными министерствами и не по заказу ответственных органов, а самим обществом. Режиссеры, художники, другие творческие и прочие деятели генерируют единицы информации, вписывающиеся в русло интересов государства. В США Голливуд тиражирует кино про героических морпехов, а в России не успевают печатать романы про патриотов во многом не потому что кто-то приказал, а потому что государство сумело создать широкое русло мейнстрима, в котором хорошо и авторам, и читателям, действующим уже в своих интересах. Доктрина информационной безопасности определяет границы возможного, «правильного», державного и наоборот.

С другой стороны, общество, информационная безопасность которого оставлена на произвол, не только становится легкой добычей агрессора, но также начинает самостоятельно формировать явления, действующие против интересов своей страны.

Только за последнюю неделю общество поразили информационные скандалы. Сначала на телеканале «Украина» выходит сериал «Не зарекайся», в котором рассказывается о «хороших парнях из ЛНР», которые борются против «киевской хунты», потом – прямая линия харьковчан с главарем ДНР Захарченко и статья в газете «Вести» с заголовком «Вопрос о казни Порошенко должен решаться на референдуме». Представьте себе прямую линию Бин Ладена с жителями Нью-Йорка или репортаж на оппозиционном канале «Дождь» о казни Путина. Это невозможно, потому что с одной стороны свою роль защитника будет выполнять государство, с другой стороны адекватному члену общества (журналисту, актеру, редактору) и в голову не придет сама возможность участвовать в подобном «материале».

Де-факто мы являемся воюющей страной, оккупация которой ведется не только по земле, но и в информпространстве. К сожалению, необходимо признать, что с точки зрения информации Украина давно оккупирована. Мы не успели создать свое поле, но уже размежевали его, заложили и перезаложили, а также упорно отказываемся засевать своим зерном.

Это мягкая оккупация, которая добилась своего: украинский народ не имеет своего информационного пространства, оно разбито на феодальные островки, живущие по своим законам, а кроме того в глубоком тылу вполне могут действовать отлично организованные информ-отряды врага. Вспомним про информационную раскачку разгона гей-парада во Львове – это прекрасный пример информационной атаки, сыгравшей свою роль перед референдумом в Нидерландах.

При этом совершенно необходимо понимать: информационное пространство невозможно обнести забором и закрыть на замок, поэтому любые попытки создания «черных списков исполнителей» и запрета на русскоязычную эстраду не только не будут работать на Украину, но напротив, будут усиливать раздробленность страны.

Важно заниматься другим: формировать цементирующий украинский народ контент, запускать культурные проекты, мифы, которые будут одинаково позитивно приняты во всех частях Украины. Такой момент был в 2014 году, когда украинцы, как умели, но массово и в едином порыве красили города в желто-синие цвета. В тот самый момент прямая линия с Захарченко была бы невозможна – ее просто некому и не для кого было бы проводить.

У нас есть не только возможность защитить информационное пространство Украины. Перед государством, которое в данном случае следует понимать как союз народа и элит, стоит прямая задача – формировать информационную целостность страны.

Как лоскутное одеяло эта целостность состоит из героического эпоса, звезд, развлечений, музыки, видео, кино, литературы. Это одеяло нельзя импортировать. Его нужно сшить, а также не допустить того, чтобы соседи разорвали его на куски.




Комментирование закрыто.