Импичмент: стоит ли игра свеч?

Дмитрий Бергер, Канада, для "Хвилі"

narodnyiy-impichment

У США и Украины, что ни говорите, а есть нечто общее. Такое впечатление, что самое популярное слово в обеих странах — импичмент. Причем и там, и там, люди, всуе употребляющие это слово, обычно плохо представляют, что оно на самом деле значит. Им, похоже, представляется, что простым голосованием в законодательном собрании можно просто уволить всенародно избранного президента. И они ошибаются.

Проблема политической системы, где президент является полномочный главой государства, наделенным правом принятия политических решений, в том, что уволить человека может только тот, кто его избрал. То есть народ. Вследствии этого, сама фигура президента имеет некоторую сакральность, что еще более усложняет процесс импичмента, поскольку в силу того, что в одном человеке, хотите вы этого или нет, выражается вся нация, понимаемая как совокупность всех граждан страны, независимо от их политических предпочтений. И если в парламент мы выбираем тех, кто выражает наши интересы, то президент выражает интересы всех. Даже если вы не голосовали за него, он остается вашим президентом так же, как в случае если ваш кандидат победил, он будет выражать и интересы ваших оппонентов.

Иными словами, президент в президентской республике — своего рода временный монарх. А что такое монарх в любой культуре, в любую эпоху? Это сакральная фигура, свое рода проводник между божественным и земным. Не случайно же в христианской традиции государь оказывается буквально помазанником божиим, его действительно мажут елеем. Он говорит и действует от лица всех своих подданных, и говорит от их имени не только с другими государями, но и со Всевышним.

Поэтому редкие процессы над монархами всегда показывали некоторую несостоятельность обвинений их в серьезных преступлениях. Поэтому и Николая Второго никто не спешил отдавать под суд. Обвинять в измене или коррупции человека, на которого как раз и возложено принятие окончательного решения по всем вопросам, довольно бессмысленно — это его решение, согласно его должности, даже его обязанность. И нигде не записано и не гарантировано, что его решения обязаны быть верными, особенно если их верность можно рассмотреть через года, а то и столетия. Учитывая, что королей не особо и выбирали. Так что обвинителям монархов приходилось прибегать к обвинению в нарушении морали — инцест и разврат работали безотказно. Определение политической целесообразности является прерогативой главы государства, но мораль стоит выше него. Если, конечно, глава легитимный и хочет таковым оставаться. Если глава государства преступает мораль, он теряет легитимность, а если он после этого не готов повысить ставки и просто «отменить такую химеру как совесть», он потеряет трон, а, возможно, и голову. То же произошло и с Януковичем, кстати, В смысле потери легитимности.

Президент не должность, а буквально голова государства, его лицо, рот, глаза, уши, мозги, в конце концов, это не работа, а особое состояние бытия, 24 часа в сутки, 7 дней в неделю и 365 дней в году, не считая високосных. Убрать такую голову, не подорвав цельности государства и легитимности его институтов, невозможно. Импичмент не может быть тривиальным, какие бы решения президент не принимал, какими бы отвратными не были его действия, в силу статуса самого института президентства. Единственным оправданием процедуры импичмента является ситуация, когда сам президент подрывает чистоту и легитимность своей позиции. Как говаривал в 1950-х один сенатор из Луизианы, что единственное, что может его выпереть из занимаемой позиции, это если его застанут либо с живым мальчиком, либо с мертвой девочкой.

И тут опять возникают проблемы. Что такое моральная чистота (см. выше) и как определить подрыв легитимности? Как красиво съехал Билл Клинтон во время слушанья его аферы с Левински, «зависит от вашего определения, чем является понятие является». «Импичмент не обязательно означает удаление с должности; это лишь формальное заявление о подозрении, сродни обвинительному заключению в уголовном праве и, таким образом, является лишь первым шагом к устранению лица с занимаемой позиции. После того, как лицо подвергается импичменту, ему придется столкнуться с возможностью осуждения посредством голосования законодателей, что влечет за собой удаление лица с должности.»

Но это у них. И только потому, что президент, которому впаяли импичмент, еще не сказал, — а я не собираюсь уходить, не вы меня избирали, не вам меня снимать — и будет прав, так как его легитимность исходит прямиком от народа, а народ — глас божий, и, опять-таки, смотрите выше. Таким образом, импичмент легко может перейти в конституционный кризис, а тот, как бывало с королями в англиях и франциях, в гражданскую войну. Стоит президенту не согласится с решением.

Поэтому бывший директор ФБР Джеймс Коми, написав уничижительную книгу, направленную против президента Трампа, тем не менее, подчеркивает, что судьба президентства остается и должна оставаться в руках американских избирателей, которые привели Трампа в Белый Дом, и которые сами должные его оттуда убрать посредством легитимных выборов. Это в США.

Все вышесказанное приводит к вопросу о необходимости самого института президентства. Имеются ли условия, при которых он необходим? В условных империях, то есть странах, где количество составляющих ее частей: территорий, культур, религий, языков, достаточно велико и неравнозначно, и прямое представление их в органах власти неизбежно приведет к засилью большинства, фигура императора (как я его называю) вполне необходима. Можно спорить о лимитах власти, которой такая фигура наделена, но такие страны как Россия, США и Китай без президента во главе просто бы не состоялись в настоящем виде.

Украина, с другой стороны, не такая уж сложная в этом отношении, и, возможно, поэтому роль президента играет, скорее, негативную роль, так как дает возможность одной из немногих ( двух-трех) политических группировок иметь централизованную, слабо ограниченную власть. Что в итоге приводит к необходимости импичментов и революций, независимо от того, кто рулит. Украинский президент начинает терять легитимность с момента своего избрания.

Конечно, в этой ситуации имеется больше, чем одна составляющая. Но для стран поменьше обычно работает парламентская система, предпочтительно двухпалатная, для баланса власти и продуманного принятия решений. И президент, или, если хотите, гетман, но в качестве свадебного генерала и, в случае нужды, политического арбитра.

Так, например, работает канадская политическая система. Премьер-министр возглавляет правительство, а глава государства, генерал-губернатор посещает выставки, режет ленточки, дает речи на открытии автобусных станций и представляет Канаду на похоронах мелких политических деятелей. Но у него есть одна важная работа. Если парламент оказывается в патовой ситуации, то есть правительственная партия не имеет большинства, а оппозиционные партии становятся рогом, то они все идут к генерал-губернатору и предоставляют ему принятие решения.

В общем, я бы не стал аплодировать импичменту кого бы то ни было, где бы то ни было, тем более требовать его. Это опасный прецедент, делегитимизирующий институты демократии, даже если подлец того заслуживает. Легкость устранения президента делает пост президента незначимым, и, следовательно, не нужным

Все это показывает, что значимость выборов недооценена везде. События в Армении подтверждают такой вывод. Они, кстати, тоже, ударили по легитимности системы, но, ушли они все-таки не всенародно избранного президента, а назначенного, понятно жульнически, премьера. А значит, ни народ, ни премьер не потеряли лица, и нет конституционного кризиса. Хотя, лучше бы они его просто не выбирали.

Фото: Евгений Котенко

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

 


Загрузка...


Комментирование закрыто.