Грядущая украинская революция: «бунт хомячков» или панацея?

Дмитрий Тымчук, руководитель ЦВПИ

Хотя в данном случае полемические заметки Виталия Скороходова, изложенные в обличительных и уничижительных комментариях под заголовком «Революция сытых: способен ли украинский средний класс на бунт?», играет, пожалуй, иную роль. А именно – доказать, что все потуги изменить ситуацию лишены смысла, поскольку, дескать, не те и не за то взялись. Будучи, надеюсь, другом и соратником попавшего в прицел безжалостной критики Юрия Романенко с его «Украина в огне: что делать? От революции сознания к революционным действиям», и имея некоторое отношение к разработке идеологических и политических базовых моментов времен и «Третьей республики», и нынешнего формата движения, позволю себе некоторые замечания по сути нападок. Тем более, что Скороходов – лишь один из многих критиков.

Первое. Называть акцию «Достали!» и Манифест среднего класса неким «пуком в вечность» — это все равно, что, вырвав из исторического контекста, так же называть революцию 1905 года в России. Тот факт, что сразу после того, как «многие автомобили на улице дудели в гудки, а те представители среднего класса, у которых по каким-либо причинам своего авто не было, свистели в свистки», не разбежалась Верховная Рада, Кабмин и Администрация Президента, вовсе не значит, что акция оказалась пшиком. Как показали и показывают дальнейшие события, акцией «Достали!» украинцы продемонстрировали по сути начало зарождающегося в их среде стихийного протестного движения, которое на самом деле очень легко организовать (именно это и было доказано самим Романенко НА ПРАКТИКЕ во время акции), и которое на сегодня явно достигает критической точки.

Точно также явно не стоит считать Майдан-2004 «граблями», на которые никто не захочет наступать во второй раз. Для Украины Майдан – это великое счастье, ибо только на его примере обществу стало ясным, что никакая ныне существующая «оппозиция» не может быть реальным оппонентом той властной схеме, которая сложилась в Украине. Еще большим счастьем, сэкономившим уйму времени и усилий, и приблизившим час прозрения для украинцев, стало избрание в 2010 году президентом нынешнего дважды несудимого Януковича и приход к власти его банды.

Недостаток у акции «Достали!» был один – она была преждевременной. Добрая половина Украины на тот момент верила, что и с существующими политическими элитами можно изменить ситуацию. На сегодня — спасибо Януковичу — только горстка особо одаренных продолжает верить в эту идиотскую иллюзию. Поддержка же нынешних политсил электоратом также ясна – во-первых, отсутствие альтернативы, во-вторых, принцип «кто угодно, лишь бы не оранжевые», и наоборот.

Второе. То, что акция «Достали!» продолжает трансформироваться и ведет к некой общенациональной форме протеста, мы видим ежедневно и на каждом шагу. Налоговый Майдан, акции афганцев и чернобыльцев – из этой серии. Предвижу горячие возражения всевозможных граждан скороходовых: так ведь это наши сограждане сражаются за кусок хлеба, который у них пытаются отнять, там чисто шкурный интерес и никакой политики, о чем они сами заявляют! Не согласен категорически. Отмежеваться от политиков афганцев и прочих заставляет указанное разочарование в политикуме, а не суть их акций. И они в конечном итоге приходят – просто потому, что не могли не прийти – к тому, что их требования являются политическими, а значит, для их реализации нужна политическая сила.

О том, что афганцы-чернобыльцы – лишь «экономическое» направление общих протестных настроений, ярчайше свидетельствует совсем свежий факт. Изнасилование-поджог-смерть николаевской девушки Оксаны Макар всколыхнула страну, вызвав мощнейший резонанс. Преступление действительно чудовищное, но, скажем честно, — чисто бытовое. В то же время акции протеста, похороны как общественно значимое событие, да и просто цунами ненависти, выплеснувшейся в разговорах на кухнях и общественных обсуждениях, по сути стали формой политического протеста против правового беспредела, до мозга костей продажных правоохранителей и судов, вседозволенности политиков и чинуш а равно их детенышей, и прочих правовых прелестей подлого недоразумения в лице нынешнего Украинского государства.

Все эти факты и события, которые мы наблюдаем сегодня, просто не оставляют места для разговоров о том, что народ, мол, не готов к действию, что никому ничего не надо, что никто не будет бороться и некого звать на баррикады. На баррикады пойдет вся страна, вопрос только в том, кто готов ее туда повести.

Третье. Разговоры о классовой природе революции и классовом государстве оставьте теоретикам ХХ века. Говорить о том, что изложенные Романенко идеи являются «собственностью» лишь среднего класса – бред. Я сам, как до недавнего времени (до момента глобального перехода Вооруженных сил «на контракт») кадровый офицер (а военные у нас не являются средним классом, это дураку ясно), могу поручиться: в среде военных эти идеи востребованы и предельно понятны. По опыту немалого общения могу утверждать: эти идеи нужны как воздух и селянам. И пенсионерам.

Байки о пролетариате и вовсе смешны. Во-первых, украинский рабочий класс – люмпен по сути, а в мечтах — тот же средний класс. Чем, к примеру, сегодняшние украинские шахтеры – не деклассированный элемент, с его отсутствием в своей массе нравственного кодекса и социальной самоидентификации, идеологии и осознания своих классовых интересов, наконец, с его фактическим признанием, что готов подчиниться любой сильной власти? Да и вообще: где господин Скороходов в истории цивилизации увидел государство, построенное пролетариатом? Может быть, сцена таскания Владимиром Ильичем бревна на плече свидетельствует о его глубоко пролетарской сущности? Или взламывание сейфов горе-семинаристом Джугашвили свидетельствует о его глубоко рабочей натуре?

Романенко апеллирует к тем, кто не только готов, но и способен совершить революцию и переформатировать государство – но не только в собственных интересах, а в интересах абсолютного большинства, и это правильно. Особенно если учесть, что острая потребность в радикальных изменениях ощущается практически всеми слоями населения, за исключением жалких 5-7%. А значит, стоит ставить вопрос не «чье государство?», как это делает Скороходов, а «для кого государство?». И ответ – для 95% населения, вне зависимости от классовой принадлежности.

Четвертое. Я не умаляю способность Романенко писать блестящие тексты, но рядом с этими его талантами ставлю другой – организаторский. Он объединил в обсуждении будущего государства экспертов в области экономики, банковской сферы, права и юриспруденции и т.д. Опять-таки по своему опыту участия в движении и по итогам личных выводов могу свидетельствовать: предлагается далеко не просто «перезагрузка» державы с целью поменять лица у властного корытца. Суть идеи – в том, что предлагается АЛЬТЕРНАТИВА.

Главной проблемой Украинского государства с момента независимости было то, что никто не строил это самое государство. Процесс «державотворчості» стал обалденным бизнесом и для чиновников (в массе своей получающих неплохие надбавки к зарплате госслужащих именно «за державотворчу діяльність», т.е. написание и таскание по кабинетам никому ненужных, а то и откровенно вредных бумажек), и для законодателей с их лоббизмом в самом худшем смысле этого слова. Так было во времена все времена — «Украины 1.1» (Кравчук) — «Украины 1.2» (Кучма) — «Украины 1.3» (Ющенко) — «Украины 1.4» (Янукович). Т.е. сам процесс построения державы стал перманентным зарабатыванием бабла, с изменением законодательной базы – вплоть до Конституции – во имя текущего момента ради интересов отдельных личностей.

Суть новой державы – назовем ее пока «Украина 2.0» — как раз в том и состоит, что предлагается готовая, выверенная, разработанная с учетом всем вопиющих и непростительных, роковых ошибок модель государства. За глобальными идеями Романенко стоит четко расписанная формула, в которой каждый – и пенсионер, и рабочий, и учитель, и военный и даже олигарх – найдет свой интерес. В этом состоит главная гарантия того, что речь идет не о очередных «заманухах», до боли знакомых народу. Обещая не «улучшения» по отдельным направления, а коренное изменение сути и формы государства, движение отрезает себе пути назад и дает этим гарантии того, что не трансформируется в очередной клон нынешних политсил, цель которого – принять участие в давнем глобальном дерибане.

О различных зачем-то приплетенных к теме рассуждениях Скороходова о том, чьей подстилкой – американской или российской – лучше быть, а равно о чисто в духе Партии регионов языковых спекуляциях я, с позволения читателя, промолчу. Судя по всему, эти пасы Скороходова – неотделимая черта сегодняшней украинской демагогии

…В конечном итоге, как бы не пытались различные господа скороходовы утверждать обратное, совершенно очевидно: у Украины и ее народа есть только два выхода. Либо стихийный (а значит, самоубийственный) бунт, у которого нет никакой конкретной цели и сути, кроме констатации невозможности жить дальше в нынешнем государстве. Либо организованное движение с вполне конкретной целью в виде предлагаемой модели нового государства, в котором украинец сможет уважать и себя, и других, и свою державу. Мы предлагаем второе.




Комментирование закрыто.