Гражданская война в Украине: кто против кого?

Сергей Климовский, "Хвиля"

Азаров_Пшонка_Янукович

СМИ России популяризуют тезис о гражданской войне в Украине и реже о некоем «кризисе» в Украине. СМИ Украины термин «гражданская война» не используют, а пишут о военном вторжении России.

Летом 2014 г. украинские СМИ, особенно близкие к правительству, использовали термин «антитеррористическая операция» (АТО), стремясь не дать повода Кремлю сказать: Украина объявила войну РФ. Часть СМИ и население, не связанные тонкостями дипломатии государства, называли вещи своими именами, и прямо говорило о войне и вторжении России. Когда 26 августа танки и войска России перешли границу в районе города Новоазовска, где никаких сепаратистов не было, и двинулись на Мариуполь, слово война вытеснила слово АТО.

Путин осуществляет военную интервенцию, маскируя ее словами о якобы идущей независимо от него гражданской войне в Украине. Заманчиво назвать Путина лжецом и империалистом, что собственно так и есть, и закрыть тему, но это было бы сильным упрощением ситуации. Гражданская война в Украине действительно идет, и армия Путина принимает в ней активное участие, но началась она не 16 апреля 2014 г. с захвата отрядом Гиркина Славянска.

12 декабря 2011 г. Владимир Литвин, выступая на съезде своей Народной партии, заявил: в Украине идет латентная гражданская война. Что это так ‒ было очевидно и без Литвина. Но мнение Литвина примечательно тем, что тогда он был спикером парламента и содействовал становлению авторитарного режима Януковича. Мнение Литвина ‒ это мнение с «той стороны» и его нельзя заподозрить в предвзятости.

Первым крупным открытым столкновением в этой гражданской войне был Налоговый Майдан 2010 г., произошедший через полгода после объявления Януковича президентом. Налоговый Майдан был разогнан ночью 3 декабря спецназом, точно так же, как через три года будет разогнан ночью 30 ноября студенческий Евромайдан. По иронии истории обе протестные акции разогнали под предлогом установки новогодней ёлки. Но в 2010 г. это не вызвало восстания, а в 2013 г. на центральную площадь Киева вышло миллион человек, что стало началом революции. Латентная гражданская война, а правильнее ‒ социальная борьба, вошла в «горячую» фазу.

Суть этой «гражданской войны» ‒ сопротивление самых широких социальных групп произволу государственной бюрократии режима Януковича и аффилированных с ним олигархов. Еще летом 2010 г. лидер Прогрессивной социалистической партии Наталия Витренко на немногочисленном митинге в Киеве назвала режим Януковича фашистским. Витренко и двое её сторонников тогда были задержаны, но вскоре отпущены, и больше никогда с такими заявлениями не выступали. Более того, во время восстания зимой 2014 г. Витренко проводила акции в поддержку Януковича и спецотряда милиции «Беркут», что не удивляло, ‒ ориентация этой партии на Кремль давно известна.

Более интересно определение Витренко режима Януковича как фашистского. С ним можно согласиться, если принять определение сути фашизма, которое дает Умберто Эко. В этом случае режим Януковича можно характеризовать как первичный бытовой фашизм. К эталонному фашизму режим Януковича не успел и не смог эволюционировать по ряду причин, и в первую очередь из-за отсутствия у него интеллектуалов и цельной идеологии. В этом режим Януковича близок к режиму Муссолини, которому, по мнению У. Эко, не хватило философии, чтобы дотянуть до масштабов Гитлера. Но Януковичу с его унылыми речами о «монолите власти» и ляпами, над которыми смеялась вся страна, не хватило образования и экспрессии, чтобы дотянуть даже до Муссолини.

Янукович был обычным образцом неотягощенного моралью и образованием сталиниста, делающего карьеру управленца благодаря членству в партии. Даже будучи премьер-министром и президентом, он не утратил привычки бить подчиненных, которую приобрел в советское время, когда заведовал автобазой. К такому психологическому типу принадлежали многие его соратники, прежде всего, премьер-министр Н. Азаров. Поэтому не удивительно, что партия Януковича, придя к власти при поддержке Компартии, стала воспроизводить нравы эпохи сталинизма в условиях частного капитала. Четыре года власти Януковича показали, что антикапиталистическая риторика коммунистов и культ памятников Ленину могут мирно соседствовать с произволом государства и корпораций, и не обязательно для этого называть Украину «корпоративным государством».

Другим массовым социально-психологическим типом в команде Януковича были лица с криминальным прошлым, как например, В. Джарты, имевший в 1990-ые годы прозвище «Вася-бита», так как создавал свой стартовый капитал, занимаясь рэкетом. К этому типу можно отнести и старых коррупционеров из милиции, таких как А. Могилева, которого Янукович назначил главой МВД. Показательно, что Джарты и Могилев при Януковиче посменно управляли Крымом и начали там жёсткий, переходящий в криминал, передел собственности.

В этом аспекте режим Януковича был бандой рэкетиров, которой от взимания дани с ларьков повезло подняться до взимания дани с большой страны, а полиция и прокуратура, раньше ловившие их, оказались у них на службе. Но в отличие от эталонных фашистов эти не имели в планах возрождать былые империи и сочинять «новый порядок», а лишь хотели привычно собирать дань и роскошно жить.

Распространение власти этих рэкетиров на всю Украину поставил их перед проблемой увеличения своих рядов. Так как руководство партии Януковича состояло из уроженцев Донбасса, то эту проблему оно стало решать посредством массового рекрутирования в госаппарат жителей своего родного региона. Это была реализация на донецкий лад слов Сталина «Кадры решают всё». В результате оформилась полуофициальная «диктатура донецких», а Донбасс противопоставили остальной Украине. Это было не сложно, так как ещё в СССР был создан культ жителей Донбасса как передового отряда строителей коммунизма.

Итогом четырех лет «латентной гражданской войны» с диктатурой донецких и стало восстание, которое сначала называли Евромайданом, но чаще просто Майданом, а после бегства Януковича ‒ «Революцией достоинства». Пока «Революция достоинства» ‒ это лишь победившее атиавторитарное восстание, ближайшая цель которого ‒ установление контроля общества над государством и ликвидация даннического способа производства, сложившегося при Януковиче. Стать по-настоящему победившей революцией ему крайне мешает военная агрессия России и поддержка ею сил контрреволюции.

В этом контексте можно согласиться с тезисом СМИ России о гражданской войне в Украине, но с поправкой, что Кремль является главным инициатором и участником этой войны, ставящим своей целью реставрацию режима Януковича и «диктатуры донецких». Дав убежище Януковичу и его сподвижникам, Кремль летом 2014 г. не сильно скрывал, что ведет войну на вывезенные ими деньги, а первые организованные им митинги на Донбассе шли под лозунгами «Янукович, вернись!». Реставрация социально близкого и послушного режима Януковича или его аналогов на всей или большей части Украины ‒ такова цель Кремля в этой войне. Неосталинистская Россия вновь, после подавления аниавторитарных восстаний 1953-1968 годов в ГДР, Польше, Венгрии и Чехословакии, стала жандармом Европы.




Комментирование закрыто.