Государственный концерн «Укроборонпром» превратился в доходный дом

Игорь Дмитрук, для "Хвилі"

УкрОборонпром

Хочу поделиться с читателями своим видением тихой, но от этого не менее доходной и «эффективно» существующей и сегодня, коррупционной схемы в недрах государственного концерна «Укроборонпром», активное внедрение и совершенствование которой Сергей Пинькас, воспринял как одну из стезей своей творческой самореализации, буквально сразу после своего, неожиданного для всех, «выхода из Алешковских песков». Речь пойдет о некоем новом для отечественной юриспруденции понятии как «квалификация».

С новым термином я столкнулся давно, еще в феврале 2013 года, но тогда спрашивать, по сути, было не с кого, вернее, как бы это правильно сказать (?) — было с кого, но делать это было совершенно бесполезно, по причине нахождения тогда в орбите своей «славы» государственной системы, заточенной исключительно под потребности «главной» тогда Семьи страны. И появление этого документа в то время меня совершенно не удивило. Удивляло другое — почему так поздно? Хотя, по всем признакам, этот «шедевр» должен был «увидеть свет» гораздо раньше.

Речь идет о появлении тогда некоего приказа КГ «Укроборонпром» за № 61 от 25 февраля 2013 года, которым предусматривалось введение процедуры квалификации субъектов хозяйствования — поставщиков товарно-материальных ценностей, работ и услуг в адрес участников концерна — заводов и предприятий оборонной отрасли Украины. Лаконично написанным текстом приказа, фактически, создавался искусственный фильтр отбора/бракования и одобрения/»срезания» нужных и не очень поставщиков товаров, работ и услуг, отдавая вариант принятия решения фактически на откуп службе безопасности концерна. Процедура квалификации предполагала предоставление обязательного комплекта документов, в том числе бухгалтерских, на основании рассмотрения которых принималось решение позволить или нет работать компании или предпринимателю с предприятиями-участниками концерна. Система работала по принципу: этот наш (занес) — ему дадим квалификацию, за этого просили (занесут на днях) — можно и его на время квалифицировать, этот «свободный художник» или просто способный предприниматель «с улицы» — тогда сразу на выход. Свободных и независимых, способных и творческих, тогда особо не любили. Вариации для «обоснованного» отказа разнились, плодились и множились, задуманное дело приносило свои доходы и плоды, варианты же для быстрого получения квалификации все также оставались постоянными и консервативно-результативными.

Ту «эру за окном» мы все помним и удивляться тогда особо не приходилось. В те времена разговоры о рыночном механизме формирования цен и конкурентном соревновании поставщиков были делом не модным, да и, практически, граничили с проявлением плохого тона и дурного воспитания.

Прошло время. Страну потрясли изменения, за которые были отданы сотни ни в чем не повинных жизней патриотов Украины.

В Укроборонпром пришли новые лица, появление которых тогда вызвало массу, вполне обоснованных вопросов: «Кто такие?», «Почему не знаем?», «Чем заслужили?» и «Чего ожидать?»

В числе новых лиц в должности первого заместителя генерального директора страна увидела никому до того не известного, ничем особо не отличившегося (даже в родном Цюрупинске) молодого и не в меру амбициозного, слегка «подпомаженного» юношу во имени Сергей Пинькас. Говорить емко и пространно молодой человек стал сразу, чем, собственно, успешно занимается и по сей день. Мне, долгие годы имевшему возможность слушать и внимать ораторскому дарованию Анатолия Кирилловича Кинаха, при первом «прослушивании» Сергея Пинькаса показалось, что Кириллович на его фоне — просто выходной. Первый заместитель генерального говорил тогда о «системном подходе», «создании конкурентных условий», «глубине необходимых преобразований», козыряя прочим новомодным сленгом, знания которого сегодня обязательно отличают старого чиновника от нового – увы, всего лишь по форме, но никак не по сути. Однако тогда я не обратил на это особого внимания — страна жила предвкушением необратимым перемен, которые, казалось, придут завтра и навсегда, и поэтому появление новых лиц, особенно в оборонке, радовало особо. Как оказалось, радость была преждевременной.

Рьяно взявшись за работу, все так же декларируя открытость, стремление к свободному рынку и паритетным отношениям партнеров, молодой Пинькас, в первый год своего правления, принял активное пиар-участие во внедрении системы открытых электронных торгов SmartTender, не так давно заявив, что благодаря такому нововведению Укроборонпром уже сэкономил около 170 млн. грн. Бесспорно, такие неординарные подходы можно было бы отнести к прогрессивным и полезным начинаниям, если бы не одно «но».

Это самое «но» и состояло в том, что фактически открывая настежь двери государственного концерна, молодое дарование, совершенно забыло о существовании вышеупомянутого приказа и Положения о порядке прохождения не понятной никому квалификации, суть которой я более или менее ясно изложил чуть выше — фильтр для неугодных . Наблюдая за развитием ситуации в Укроборонпроме, я тогда был практически на 100% уверен в том, что никому не нужное, вредное, с «двойным» подтекстом и сомнительное по своей юридической сути Положение будет вот-вот отменено и настанет полное торжество рыночных отношений и здравого смысла. Но не тут-то было.

По всей видимости, созревая и доспевая в должности, поднаторев и, как ему показалось, возмужав, сын земли херсонской сделал все наоборот. Одним росчерком пера Положение было…. — нет, не отменено – преобразовано, и в новой редакции вновь увидело белый свет.

Неоднократно общаясь с юристами, я многократно получал примерно одни и те же ответы на мои вопросы относительно законности и целесообразности существования этого Положения. Посудите сами: любая частная компания, основанная на негосударственной собственности, точно так же, как и государственный концерн «Укроборонпром», как любой из его более сотни участников — заводов, предприятий, институтов, КБ — являются юридическими лицами. Свой статус все вышеперечисленные компании приобретают после их государственной регистрации и все равны перед законом Украины. Все дополнительные ограничения и запреты регулируются исключительно государством и, как правило, выражаются в необходимости получения той или иной лицензии или разрешения. Во всем остальном, де-юре, юрлица равны.

По всей видимости, подписант этой юридической «мины» совершено забыл или не был никогда знаком с базовыми положениями Хозяйственного кодекса Украины, такими как: необходимостью обеспечения экономического многообразия и равной защиты государством всех субъектов хозяйствования; свободы предпринимательской деятельности в пределах, определенных Законом; свободного движение капиталов, товаров и услуг на территории Украины, добросовестной конкуренции в предпринимательстве и многих других, о которых я даже не стану говорить. Но это пока «цветочки», «ягодки»- чуть ниже.

Положением, в частности, предусматривалось обязательное предоставление пакета документов для возможного прохождения квалификации. Одним из его составляющих и по сей день является обязательная подача баланса и отчета о прибыли и убытках за последний отчетный период, а также лицензии и разрешения, которые подтверждают законность поставки товарно-материальных ценностей. Абсурд! Не иначе!

Первый вопрос который возникает при этом: на каком основании и кто дал право требовать предоставление документов финансовой отчетности? Ведь общеизвестно, что согласно нормативным установлениям статей 9; 10 ЗУ «О системе налогообложения», для налогоплательщиков не предусмотрено право требовать от других налогоплательщиков любые сведения относительно осуществления хозяйственной деятельности, в том числе относительно регистрации в качестве налогоплательщика, ведения регистров налогового и бухгалтерского учета, составления налоговой отчетности, наличия основных и оборотных средств и т.д. Лишь только в отдельных случаях законодательство обязывает подтверждать контрагенту свой статус плательщика того или иного налога, например,- НДС.

В настоящее время, на фоне прекрасно функционирующих официальных электронных реестров, напрочь отсутствует необходимость запрашивать у контрагента документы в физическом виде. Вся необходимая информация является общедоступной! Наличие регистрации юрлица, данные об участниках и руководстве предприятия, содержатся в Едином государственном реестре юрлиц и ФОП. Данные о наличии лицензий легко можно проверить, обратившись в Единому лицензионному реестру. Информация о том, является ли ваш контрагент плательщиков НДС, без лишних вопросов вам предоставит официальный сайт Фискальной службы страны.

В век развития технологий и интернета проверить «чистоту» потенциального поставщика можно за несколько минут путем нажатия нескольких клавиш. Вы думаете, они не знают об этом? Естественно, знают! Тогда зачем? Затем, чтобы создать видимость масштабности проделываемой работы и насытить ее глубинным, но при этом никому не нужным содержанием!

Пытаясь идти в ногу со временем, этот документ даже попытались наполнить неким противокоррупционным содержанием, что и естественно: тема у всех на слуху, борьба в самом разгаре, принять участие и заклеймить раскаленным железом проклятых коррупционеров, мол, мы тоже не должны быть в стороне, обязаны делать это вместе со всей страной!.. Наверняка должны, но вот только второе лицо Укроборонпрома (слава богу не первое), совершенно не попыталось прочесть, усвоить и уразуметь, что святое и праведное — понятия вроде бы похожие, но не одинаковые. Так случилось и тут, и если говорить об апрельских изменениях, внесенных в Закон о коррупции №1197, то речь в них шла о регулировании государственных закупок в соответствии с одноименным Законом Украины, но никак не притянутой за уши «квалификации». И именно этим законом предусмотрено ограничение или отказ участнику процедуры закупки, если сведения о юридическом лице внесены в Единый государственный реестр лиц, совершивших коррупционные или связанные с коррупцией правонарушения. Согласно все тому же закону, есть еще одно ограничение, которое, непонятно почему, даже не нашло своего отражения в шедевральном Положении о порядке квалификации и которое вносит ограничения относительно любого юрлица, сумма сделки с которым составляет более 1 млн грн для товаров и 5 млн грн для услуг — это отсутствие антикоррупционной программы на предприятии или уполномоченного на то лица. Во всем остальном, перечень оснований для отказа в участии в процедуре закупки является исчерпывающим и расширенному толкованию не подлежит.

Один из моих знакомых юристов, по прочтении этого Положения, относительно его содержания и отсутствия логики документа, выразился примерно так : «Дашка, Мишка, хрен, мартышка» и по сути был прав.

И действительно! Как можно запрещать предприятиям концерна работать с предприятием, которое показало убыточный баланс, при этом красной нитью определив, что квалификация не касается государственных предприятий и предприятий-участников концерна? Кто-то может объяснить в чем состоит разница между убыточными предприятиями негосударственного сектора экономики и такими же государственными? Кем и чем определены приоритеты? Может быть (даже если закрыть глаза на сам факт существования этого документа и согласиться с его действием), стоило бы ограничить размеры возможного предварительного финансирования? Убыточен? Извини, партнер, вначале завези продукцию на склад, и если после ее принятия претензий не поступило — получи расчет и дальше решай свои вопросы прибыльности-убыточности.

Или чего, например, стоит запрет на работу с предприятиями, которые «…должны осуществлять деятельность на рынке не менее года»? С какой радости? Кто придумал и чем руководствовался (что самое главное)? Сам собой напрашивается элементарный, моментально пришедший в голову пример-вопрос: собрались два доктора наук и один кандидат, объединили свои патенты, авторские права на изобретения и организовали свою компанию с целью продвижения своих передовых идей для укрепления обороноспособности страны. Пришли в Укроборонпром и предложили, допустим, новый вид противотанкового вооружения, которого нет в ВСУ и его появление не предвидится в ближайшей перспективе, а им в ответ: простите, но вы на «рынке» менее года. Мне думается, что приди они через год им откажут опять, но уже по причине убыточности или отсутствия прибыли в балансе предприятия, год-то пришлось ждать для преодоления одного ограничения, чтобы на второй год нарваться на другое.

Сказать честно? Мне кажется, что Положение писал еще тот фантазер! Есть в его терминологии даже такое понятие как «условно квалифицированный», то есть юрлицо, которому единожды дается право на заключение разового договора, только с одним предприятием-участником концерна и только под одно событие. Выполнил и снова свободен, т.е. автоматически переходишь в статус неквалифицированного. Все те же добровольцы, юристы-консультанты, прокомментировали эту «норму» примерно таким вопросом, на который, я думаю, мы не сможем получить ответа: «Это когда все приближенные к Укроборонпрому компании не в состоянии выполнить, обеспечить или поставить, а необходимость от этого не пропадает, и когда находится обычная компания не «запятнанная» близкими отношениями к руководству концерна? То есть из-за безысходности можно один раз позволить, но при этом, по окончании, ласково «указать на дверь»? Я думаю, что именно такой скрытый смысл этого междустрочья и заложен в такую пространную формулировку — по другому не читается и уж тем более не трактуется.

Как я уже говорил, подписанное господином Пинькасом Положение пестрит откровенной глупостью, отсутствием логики и нестыковками. Его разработчики в комфортных, по-летнему прохладных кабинетах, даже не попытались «примерить» свое бумаготворчество под реалии жизни и условия ведения бизнеса в стране. Иначе как можно объяснить наличие временных норм, ограничивающих предельный срок «квалификации» тремя годами? Почему не пять, не год, не неделя? Или чего стоит обязанность уполномоченных представителей Укроборонпрома проводить проверки квалифицированных поставщиков на предмет соответствия заявленной ими деятельности в рамках выполняемых договоров на поставку продукции, услуг или работ!.. То есть, приезжать и что-то высматривать на складах, цехах и лишать квалификации в случае «ухудшения финансового положения». Кто, в соответствии с законами Украины, дал им такое право, наделил такими полномочиями и, самое главное, что в результате реализации таких сценариев преследуется первоначально: личная выгода или интересы государственного концерна?

Можно бесконечно долго смотреть на горящий огонь, бегущую воду и на то, как работают другие. Также долго можно комментировать абсурд и глупость Положения о порядке квалификации, в котором, даже между строк, читается совершенно иная, не государева, направленность, но я не стану этого делать, потому как могу по объему превысить обсуждаемый, и что удивительно, до сих пор действующий документ.

Скажу одно: в царской России офицеры, потерявшие честь, были вынуждены застрелиться, в Советской армии по этому поводу привычно сказали бы : «Боец! Это залет! «

Выхода, как мне кажется, сегодня два: либо подписант приказа, по прочтении этого текста, тихо, но очень быстро его отменит, не оставив даже следа в анналах истории приказов Укроборонпрома, либо не добровольно отправится на малую родину, в Алешковские пески, заканчивать незаконченное реформирование ЖКХ Цюрюпинска, и отменить приказ придется новому подписанту.

Иначе слово «коррупция» никогда не покинет добротно обустроенные кабинеты Укроборонпрома.




Комментирование закрыто.