Глобальная коррупция России

Сергей Дацюк, для "Хвилі"

нефть_доллар

Российская коррупция перестала быть внутренней проблемой и превратилась в глобальную проблему. Отсутствие осознания уровня этой проблемы у западных политиков и у мировой бизнес-элиты создает риск такого уровня, что мировая война кажется единственным следствием.

Сдерживание публичных скандалов, которым сейчас занимаются западные средства массовой информации, пытающиеся дозировать коррупционные разоблачения, может лишь ненадолго замедлить этот процесс.

Причины глобальной коррупции России

В основе как внутренней, так и глобальной коррупции России лежат «дурные деньги». Это просторечное выражение в своей основе имеет представление о деньгах, появляющихся при минимально затрачиваемых усилиях, на протяжении длительного времени и в больших объемах, тратящихся бесконтрольно на неблагие цели.

«Дурные деньги» это те деньги, которые бизнес-элита России совместно с коррумпированной ею политической элитой зарабатывает на продаже энергоносителей. «Дурные деньги» тратятся на создание огромных состояний российских олигархов, которые не имеют как международной, так и внутренней легитимности. «Дурные деньги» тратятся на создание силовой поддержки политической власти для того, чтобы было невозможно превращение подданных России в российских граждан. «Дурные деньги» тратятся на неадекватные имперские амбиции в войне России против Грузии и Украины. «Дурные деньги» тратятся на подкуп партий и политиков по всему миру, чтобы они выступали на защиту этих российских амбиций. Небольшая часть «дурных денег» тратится на подкуп российских подданных, чтобы они позволяли все это делать олигархическому бизнесу и политической власти России.

Вторая причина коррупции России это отсутствие в этой стране граждан. Население России, которое предпочитает быть подданными, а не гражданами, неспособно контролировать ни ископаемые ресурсы, ни зарабатывающиеся на них деньги. Соответственно бесконтрольное распоряжение российской политической и экономической властью «дурными деньгами» приводит к тому, что небольшой набор спорных целей, на которые они тратятся, уничтожает публичное благо как в России, так и по всему миру.

Гарри Каспаров в своем интервью (30.03.2015) для украинского телеканала «1+1» утверждает, что существует некий социальный контракт между российской властью и подданными: «лучшие условия жизни в обмен на гражданские права и свободы» Происходит, по мнению Каспарова, коррупционная со стороны режима нынешнего российского президента «покупка лояльности как внутри страны, так и за рубежом».

Кром того, можно констатировать, что российская коррупция стала важным фактором вырождения западной политики. Гарри Каспаров в этом интервью утверждает, что «российская коррупция стала разъедать западные финансовые институты». Причина этого, по мнению Каспарова, состоит в том, что западные лидеры недооценили масштабы российской коррупции — она оказалась сильнее западных демократических институтов и проводимой ими политики в отношении России. Также можно сказать о том, что российская коррупция разъедает не только финансовые, но и западные властные институты и даже западные корпоративные институты.

Более подробно это обстоятельство раскрыл Сергей Гуриев, свидетель по так называемым «делам ЮКОСа» в России, на круглом столе «Россия и ценности Совета Европы: вызовы и новые парадигмы» (20.04.2015) в Страсбурге в рамках весенней сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы: «Раньше Запад относился к российской коррупции как к чему–то даже отчасти полезному, причем, не только для юристов или агентов по продаже недвижимости в Лондоне, но и в качестве сдерживающего фактора, гарантии против самоизоляции российского режима или агрессии с его стороны. Некоторые западные политики полагали, что, поскольку российские политики располагают счетами в западных банках, а их дети ходят в школы на Западе, это, по крайней мере, будет гарантией того, что Россия останется членом цивилизованного мира. Но это не сработало…

Коррупция, в конце концов, свела на нет экономический рост, который был базой для легитимности господина Путина внутри страны. К 2014 году все ресурсы для роста экономики были истощены, а дальнейшие реформы были не в интересах коррумпированной элиты, которая правит Россией. И господину Путину нужно было найти иной источник своей легитимности. Люди, которые раньше как бы говорили ему: «Ты управляешь, как хочешь, а мы имеем рост доходов и потребления», начали подвергать сомнению сами основы путинского режима, он начал искать другой источник своей популярности и нашел его в возможности захватить чужую территорию…»

Безответственность перед отсутствующим гражданским обществом в России и перед мировой элитой, недооценивающей степень угрозы российской коррупции, позволяет российской власти творить глобальной зло — разрушение существующего мирового порядка во имя упрочения своего коррупционного влияния.

Таким образом, можно указать на три причины глобальной российской коррупции: 1) «дурные деньги» в России; 2) отсутствие гражданского контроля за «дурными деньгами» со стороны российского общества; 3) неспособность западных демократических институтов противостоять российской коррупции, недооценка ими масштаба этой проблемы и масштаба этой угрозы для мира в целом.

Масштаб и структура глобальной коррупции России

В 2005-м году в своей статье «Коррупция, которую мы не любим» я сделал вывод о том, что именно Россия является провайдером глобальной коррупции. Тогда я лишь прогнозировал, что Украине придется иметь дело не только с внутренней российской коррупцией, которая непосредственно стимулирует, а в некоторых отношения даже генерирует украинскую коррупцию, но и с глобальной российской коррупцией, когда российские интересы представляются уже другими странами — их властью и их бизнесом.

Структура глобальной коррупции России может быть вычислена. Логика подхода такова. Если страна вписана в мировой порядок, то отношение к ней других стран является совокупностью их интересов. Однако в то время, когда Россия активно разрушает мировой порядок, испытывает на себе действие санкций стран, несущих ответственность за этот мировой порядок, то страновая структура лояльности к России и есть структура ее коррупции.

Иначе говоря, коррумпированные Россией страны это те страны, которые выступают за снятие санкций, когда существует солидарная позиция Европы и США за продолжение таких санкций, или те страны, представители которых приедут на праздник Победы в Великой Отечественной войне 9-го мая 2015-года, когда существует солидарная позиция бойкота участия в этом празднике в России как разрушающей мировой порядок, установленный после Второй мировой войны.

Используя этот подход можно высказать подозрение о существенно коррумпированных Россией странах Европы: Австрия, Венгрия, Италия, Греция, Кипр, Словакия, Чехия, Сербия, Босния и Герцеговина, Македония. Подозрения о частичной коррупции можно высказать следующим странам: Франция (отдельные политические силы), Германия и Финляндия (отдельные политики).

Политика коррумпированной страны оказывается влияющей на высказывания политических лидеров в отношении русско-украинской войны (как это происходит в Италии) или на решения властей в отношении российских коррупционных бизнес-интересов (как это произошло с решением австрийского суда в отношении украинского олигарха Фирташа, многие годы являвшегося провайдером российской коррупции на рынке энергоносителей по всему миру).

Пример с официальным решением австрийского суда по делу Фирташа здесь очень показателен. Австрийский суд отказался от экстрадиции Фирташа в США, где он обвиняется в коррупции. Это решение было прогнозировано ранее и подробно описывалось. Более того, даже свидетельские показания Фирташа о преступном коррупционном сговоре с нынешним Президентом Украины после событий 2013-2014 годов о противодействии вхождении Юлии Тимошенко в новую украинскую власть не произвели на австрийский суд никакого впечатления.

Россия коррумпирует не только отдельные страны, но и международные организации. Общеевропейский скандал о коррупции в ФИФА возник по обоснованному подозрению России в том, что она незаконно получила возможность принять чемпионат мира по футболу в 2018 году. Однако спортивные международные организации не являются полновесными субъектами международной политики. В своем большинстве эти международные организации всего лишь отражают политику своих стран-представителей.

Главная причина, которая обычно фигурирует в обосновании политики пророссийски настроенных стран — это то, что они не хотят портить отношения с Россией. Сегодня многие страны в мире пытаются найти компромисс с мирозлобием России. Похоже, опыт Второй мировой войны ничему их не научил.

Формула мирозлобия в контексте глобальной российской коррупции звучит просто: «Если мир не хочет портить отношения с Россией, а Россия портит этот мир, то этому миру конец». Компромисс со злом делает зло безнаказанным и приводит лишь к его росту.

Главной составляющей международной коррупции России в Европе является продажа энергоносителей. Украинская газета «Зеркало недели» в 2014-ом году опубликовала небольшое расследование украинских экспертов Михаила Гончара, Максима Алинова и Андрея Чубика «Победа газократии над демократией, или о российских потоках европейской газовой коррупции».

По мнению авторов статьи, «гибкая совесть Европы» позволяет защитить до 70% российских доходов от санкций. Это при том, что «именно российская политика ценовой эскалации на экспортируемый в Евросоюз газ приводит к консервации стагнирующего состояния его экономики». Авторы утверждают, что мы имеем дело с осью газовой коррупции «Берлин—Цюрих—Европа».

Европейская газовая коррупция не является делом отдельных европейских стран — она проникла уже на уровень руководящих органов ЕС. Об этом авторы статьи говорят следующее: «Показательно, что Европейская комиссия уже давно не требует от России обеспечить свободу транзита природного газа из Центральной Азии в Европу, которую Москва должна была бы обеспечить с учетом ее членства в ВТО. А зачем? Ведь газ Центральной Азии поступает в ЕС по элегантной «швейцарской» схеме, позволяющей учитывать все интересы (как очевидные, так и скрытые), как это имело место и в случае со схемой «РосУкрЭнерго»».

Однако с главным выводом из этой статьи можно не согласиться. Авторы считают, что поскольку коррупция России стала глобальным явлением, а противодействие ей все еще не является глобальным, то главным гарантом антикоррупционной деятельности в Европе могут быть лишь США. Это утверждение реалистично, но в качестве ориентирующего вывода оно не годится. Дело в том, что США могут вести антикоррупционную борьбу на территории Европы, если сами европейские страны этому не препятствуют. Решение австрийского суда, противодействующее преследованию коррупционера Фирташа со стороны США, прекрасное тому доказательство.

Более того, последний скандал в США показывает, что эта страна тоже оказалась объектом глобальной коррупции России. Участие семьи Клинтонов, то есть семьи бывшего и возможно будущего президентов США в коррупционной российской скупке урановых рудников по всему миру, в том числе и в США ставит проблему глобального свойства.

Если политическая элита США, на стратегическое видение которой возлагались последние надежды в нынешнем кризисном мире, потеряла стратегическое понимание ситуации, то в мире все очень плохо. Вопрос даже не в том, что политики Клинтоны оказались замешаны в скандале с российской коррупцией. Вопрос в том, что эта коррупция происходит на уровне стратегических приоритетов США (да и любой другой ядерной страны) и в среде высшей политической элиты.

Если российская коррупция проникла на уровень будущего президента США, то всему остальному миру остается только молиться, ибо Россия, практикующая мирозлобие и обладающая в качестве ресурса возможностью использования услуг президента враждебной ей страны, способна погрузить всех нас в мировую войну без какого бы то ни было нашего не то что согласия, но даже и понимания того, что происходит. Драма ситуации в том, что остальные президенты в президентской гонке в США недостаточно компетентны, чтобы возглавлять страну в столь сложный период. То есть будущим президентом США может стать либо коррумпированный Россией, либо некомпетентный политик.

Если в деле европейской коррупции можно было уповать на США, то на кого уповать теперь? Господи, спаси нас от коррумпированных Россией США!

Проблема осознания глобальной коррупции и мировой антикоррупционной борьбы

Существующая Конвенция ООН против коррупции (8 глав, 71 статья) является принципиально ошибочной в своих главных установках.

Установка первая — борьбу с коррупцией должны вести государства, поскольку коррупция является внутригосударственным явлением.

Установка вторая — борьба с коррупцией может вестись с нарушением презумпции невиновности на основе общего представления о незаконном обогащении.

Установка третья — борьба с коррупцией может вестись также обществом путем так называемого гражданского контроля.

Все эти установки ошибочны или ограничены по содержащемуся в них пониманию.

Борьбу с общегосударственной коррупцией не может вести государство, ее может вести только общество. Очень часто, чтобы борьба общества против коррумпированного государства была возможной, такому обществу необходима внешняя поддержка — других государств, других обществ и международных организаций (ООН, Интерпол, ВТО и т.д.) А это означает разрушение принципа внутреннего суверенитета, то есть общество (или народ как источник власти в государстве) не в состоянии самостоятельно противостоять олигархо-государственной коррупции, если она заходит достаточно далеко.

Конвенция ООН в принципе не содержит представления о глобальной коррупции, которую ныне предъявила миру Россия. Нельзя сказать, чтобы это было новым явлением, но теперь оно стало системным и очевидным. С межгосударственной коррупцией России не могут бороться даже самые сильные государства — США и Китай, поскольку Китай не рассматривает российскую коррупцию как непосредственно ему угрожающую, а США не обладают необходимыми международными механизмами.

Презумпция невиновности в деле антикоррупционной борьбы может нарушаться в том случае, если виновность подозреваемого лица в коррупции может быть доказана в результате апелляции к непосредственным доказательствам — публично наблюдаемой позорной собственности (казус «Межигорья» Януковича или многочисленных дворцов Путина). Публично наблюдаемая позорная собственность и является очевидным доказательством незаконного обогащения, наличие которого ограничивает применение презумпции невиновности. Однако Конвенция ООН не содержит понятия «публично наблюдаемая позорная собственность». Общественная легитимность собственности политиков и крупных бизнесменов является необходимым представлением для документа такого уровня.

«Гражданский контроль» это выгодная государствам абстракция, которая в реальности ничего не дает. «Гражданский контроль» в Украине существовал на всем протяжении правления Януковича, но лишь вооруженное восстание украинского общества против государственной власти позволило начать разрушение коррупционного режима государства. В этом смысле мы опять возвращаемся к вопросу о том, что базовое положение «Декларации прав человека» ООН от 1948 года, которое не признает право общества на вооруженное восстание, устарело и должно быть изменено. Таким образом, для антикоррупционной борьбы нужен не просто «гражданский контроль», а «гражданская активность» общества, включающая силовое давление общества на государства и корпорации, разрушающее их коррупцию.

Главный вывод — эта Конвенция ООН создана коррумпированными государствами для самих себя, а вовсе не для борьбы с коррупцией. В таком виде она не может служить эффективной борьбе с глобальной коррупцией.

Глобальное общество все еще не является институализированным и поэтому не может вести борьбу против межгосударственной глобальной коррупции. Это означает, что глобальная коррупция становится первым и очевидным вызовом, который впервые может привести к созданию ГСО (Глобальной сети обществ). Ни ООН, ни Давосский форум не представляют глобальное мировое сообщество. Институционализация глобального общества впервые поставит вопрос о разрушении также внешних суверенитетов и о возникновении мировых сетевых сред, обладающих правом общественного контроля государств и корпораций по всему миру.

ООН представляет исключительно государства, причем государства в ООН есть двух сортов — сильные и слабые, что фиксирует неравноправная структура этой организации. Рост могущества корпораций во второй половине ХХ века привел к тому, что большинство государств мира оказались сильно коррумпированными со стороны транснациональных корпораций, очень часто имеющих все признаки олигархии.

Давосский форум едва ли не более влиятельный институт, нежели ООН. Однако мотивации транснациональных корпораций не нацелены на производство таких общественных благ как солидарность, мир, добро, красота, общая духовная перспектива. В этом смысле транснациональные корпорации в коррупционном союзе с государствами стали противостоять мировому обществу, которое все еще не институализировано.

Глобальная коррупция это не что иное, как сговор между транснациональными корпорациями и национальными государствами в деле обмана мирового общества в процессе нелегитимного обогащения мировой политической и бизнесовой элиты. Корпорации блюдут выгоду. Государства блюдут национальные интересы. Общества апеллируют к справедливости. Мировая справедливость впервые возникает как понятие о несправедливости, попирающей интересы не какого-то отдельного общества, а всего мирового общества.

Государства и корпорации, участвующие в глобальной коррупции, не заинтересованы в ее преодолении. Единственным источником борьбы с глобальной коррупцией является мировое общество. Лишь такое институционализированное мировое общество способно оказать давление на ООН для принятия эффективных антикоррупционных соглашений и добиться их реализации на международном уровне.




Комментирование закрыто.