Главный вызов для Петра Порошенко

Павел Солод, эксперт Института им. Александра Поля, для "Хвилі"

франк порошенко

Четвертая или вторая республика уже как месяц обрела нового Премьера. На первый взгляд может показаться, что парламентский кризис последних месяцев разрешен. Но в итоге украинская государственность на большой скорости проходит лишь очередную эволюционную развилку.

Ракетоноситель прошлого Кабинета Министров с их моделью половинчатых PR реформ так и не смог преодолеть притяжение старой коррупционной системы. Следует отдать должное некоторым представителям прошлого Правительства. В определенный момент к ним пришло понимание, что для успеха реформ, мало быть хорошим парнем с оксфордским дипломом. Чтобы что-то сдвинуть с мертвой точки, необходимо использовать весь арсенал политических инструментов: апелляция к гражданскому обществу, закулисные договоренности с оппонентами, лоббирование «золотых парашютов» для тех стейкхолдеров, которые должны пострадать от реализации реформ. Иными словами, эффективный реформатор в украинских реалиях – это в обязательном порядке личность, обладающая определенным политическим весом и влиянием в элитах и в обществе. В противном случае, мы получаем «плач Ярославны» с экранов телевизоров о том, что система оказалась сильнее тех, кто ее возглавляет. Бесконечно длится эта ситуация не могла. И это в первую очередь понимал Петр Алексеевич.

Парадоксальность сложившейся ситуации состоит в том, что успешные реформы быстро можно реализовать, лишь концентрируя достаточный объем власти вокруг определенного института, обладающего потенциалом переплавки любой другой общественной структуры. Речь идет о трансформационном лидерстве, реализованном в Сингапуре и Грузии. В рамках этой парадигмы Президент, располагающий инструментарием преследования инакомыслящих, реализовывает собственную реформаторскую повестку — быстро и эффективно (читай — огнем и мечем). Символично выглядят призывы тех еврооптимистов и постмайданных политиков, которые взывают к Президенту за справедливостью, не понимая, что сам Порошенко скован институциональными правилами и внутриэлитными договоренностями.
Революция Достоинства возложила на Порошенко задачу преодоления разрыва, который существует между элитами и обществом. Но разрешение этого противоречия для Президента сопряжено с колоссальными рисками. Установление справедливости (нового постмайданного договора) вступает в противоречие с практиками представительной демократии. Президент зависим от поддержки народа напрямую (прямой мандат) и от поддержки депутатов Парламента в соответствии с нормативно-правовыми реалиями Конституции 1996 года. Проблема в том, что повестка Майдана – это повестка пассионариев, четко понимающих, что голосовать за гречку, давать взятки и попирать права человека — неприемлемо. При этом Майдан не назначает парламенты и не способен обеспечить электоральный перевес в голосах на выборах президента. А старорежимные элиты времен Януковича, крепкие хозяйственники, таким потенциалом обладают и, как показывают выборы в Кривом Роге, успешно используют институт демократических выборов для самосохранения.

В начале своей каденции Петр Алексеевич трактовал свою миссию отнюдь не как реформаторскую. Позиционирование выстраивалось вокруг концепции охранительного лидерства, защиты целостности государства. В подтверждение этого мы видим бесконечные репортажи о том, как Главнокомандующий повсеместно укрепляет оборону страны, тестируя БТР и награждая военных. Со временем логика политического процесса толкает Порошенко к поиску алгоритмов сохранения власти на вторую каденцию. С одной стороны, получен контроль над исполнительной вертикалью власти за счет своего Премьера. Слабость лишь в том, что вместо технического Кабмина, получилась техническая коалиция. Ее сколачивание и поддержание будет носить внеполитических характер, и стоить серьезных репутационных издержек для пропрезидентских сил. С другой стороны, для поддержания рейтинга необходимо пересоздать себя, переобозначить вызовы, которые стоят перед государством. Получение обновленного мандата возможно лишь в случае правильного декодирования общественных запросов. А с этим у Петра Алексеевича проблематично.

Украинцы на текущем этапе испытывают крайнюю усталость от перенапряжения сил последних лет – падение уровня благосостояния, угроза военной эскалации со стороны России, понимание того, что в Европе нас никто не ждет (задолго до референдума в Нидерландах). Все сильнее слышаться голоса тех, кто предлагает «быстрые решения», как панацею от всех бед. Популисты разных мастей предлагают выбирать виновных по вкусу. Для одних это олигархи и их «договорняки», для других — иностранцы и их амбиции, для третьих – оффшоры и их обладатели. В этой ситуации Президент и его команда теряют стратегическую инициативу и постепенно начинают аккумулировать негатив от накопившего общественного недовольства. Главный вызов для Порошенко на ближайшее время обозначает следующую развилку, через которую нам придется пройти. Сможет ли Президент обеспечить общественный запрос на справедливость в экономическом и правовом измерении, с одной стороны, и сохранить управляемость государства за счет хрупкого равновесия в элитах (постмайданных и старорежимных), с другой. Результатом решения этой головоломки станет, не много не мало, либо хаос следующего витка революции, либо поступательный вектор стабильного развития на десятилетия.




Комментирование закрыто.