Гибридное государство Украина: особенности, проблемы и перспективы

Сергей Маслюченко, "Хвиля"

sur155 Сальвадор Дали

Данная статья родилась из дискуссии на моей страничке в Фейсбук о Янтарной республике. Янтарные «промыслы» фрагментарно реализовали себя на северо-западе Украины в непонятно что. И я тут согласен с тезисом Юрия Романенко о том, что Украина превращается в гибридное государство.

Что такое «гибридное государство»? Это когда существуют параллельно друг другу две и более трактовки самого государства.

С одной стороны есть государство Украина, которое, как и любое государство, существует благодаря (и исключительно) нормативно-правовой базе, которая закреплена КОНСТИТУЦИЕЙ!
С другой стороны, мы имеем мир фракционно-групповой борьбы, где инструменты демократии и закона попросту не существуют. При этом, основываясь на нормах этого мира, существует государство Украина!
Реальная же власть есть у «суфлера», но власть фиктивная.

Институты государства в гибриде не могут иметь никакого влияния на процессы, которые происходят на местах, потому что каналы коммуникации разрушены, а приказы не обязательны к выполнению, да и сами указания носят фиктивный характер. Политическое и правовое содержание растворяется в теневом взаимодействии различных элитных групп. Гибридность, как продукт постмодерна, подразумевает максимальное распыление смыслов, цифр, фраз, дат, сроков, ответственных, планов и т.д. Действие ради действия, слова ради слов. Все ради ничего. Единственным продуктом является институциональный маразм и своеобразные «ролевые игры».

Гибрид может существовать только в закрытой социально-интеллектуальной системе, где нет места дискуссиям о будущем. Все попытки дискуссий будут направлены на выдавливание в маргинальное поле, на указание их ущербности, вредности для народа и т.д.

Особая роль в гибридном государстве отводиться работе с общественным мнением, которое должно легитимизировать действия власти, но при этом не управлять этими действиями. Власть теперь сама навязывает социальный заказ и под него готовит общественность («зрада/перемога» оттуда!). Главное не дать возможности родить предположения, которые выходят за рамки «игры» и гибридной модели.
Пример, Янтарной республики показывает, как это работает. Существует мафия, которая выстроила вертикаль получения нелегальных доходов (капитала). Государственные институции частично в «теме», частично изображают борьбу (для гибрида это важнейший ритуал). Но де-факто признают, что не могут повлиять на ситуацию. Государство у нас — социальный организм, т.е. все граждане Украины, плюс назначенные и выбранные люди, которые от имени остальных проводят единую политику! Если же государство ничего не контролирует, то его нет (или уже есть другое!), потому что нет власти. Процесс формирования государства — это превращение внешних по отношению к нему провинциальных нотаблей во внутренние органы государственной власти. И наоборот: распад государства — это когда из ранее дисциплинированного госаппарата выделяются самовластные удельные княжества, которые приватизируют ресурсы: бывшие полицейские чины (бывшие — потому что они перестают подчиняться дисциплине), губернаторы, начальники гос­предприятий, приобретающие частный интерес и собственное значение. Донбасс, Закарпатье, Волынь, Прикарпатье, порты, таможни и т.д. – это протофеодальные уделы, которые удаляются от центра политически, но формально остаются в рамках общего гибрида.

Здесь мы подходим к тому решению, которое продвигает гибридное государство, чтобы решить эту проблему. Оно создает аналог контроля, т.е. создает виртуальный воображаемый контроль или воображаемый суверенитет! Это нужный элемент существующей «игры». На виртуальном и воображаемом строится вся система коммуникации.

Пока территория не вступила в военное противостояние с центральной властью, то и центральная власть закрывает глаза на де-факто отсутствие контроля, т.е. отсутствие системы украинского права на этой территории. ЯНР не заинтересована в разрыве с Украиной, потому что пользуется ее инфраструктурой, частично системой права и «багами» государства (развал системы образования, отсутствие программ под создание рабочих мест и т.д.). Это раковая опухоль в государстве.

Но такая система взаимоотношений не постоянна. Когда между капиталом и собственностью исчезает жесткая институциональная матрица легализации, связь между общественным представительством и социальным заказом становится манипулятивной, а между фактом и сообщением о факте внедряется произвол. Рано или поздно такой произвол родит запрос на ресурсы, которых попросту нет у гибридного государства. Т.е. априори в такой системе «деньги пахнут», а репутация «умножается на ноль». Уличение самих гибридных связей заканчивается социальным конфликтом, включая военный.

Система отношений очень напоминает феодализм, но им не является. Созданный гибрид сложный по своей сути и эффективен в рамках своей модели, но с точки зрения исторического развития — это тупик для общества. В гибридном государстве закрыты социальные лифты, время из ресурса превращается во второстепенное и не важное понятие. Девальвация времени очень важна, т.к. снижает давление социального поля на само существования гибридного государства. Информационно очень важно исказить функции и ценности времени (поэтому Революция Достоинства февраля 2014 года стала бесконечной Медленной украинской революцией, как точно ее назвал Юрий Романенко). В гибридном государстве две недели превращаются в годы, если не десятилетия. Главный момент — ничего не делать, но говорить о прогрессе (реформах), не реагировать на очевидные кадровые провалы и несоответствия, но создавать нужные информационные прецеденты, которые переключают внимание общества.

Главной задачей новой элиты Украины является установлении четкой нормативно-институциональной базы, в которой нет места постмодернистским импровизациям, действующим в поле моральных установок, не угнетенных конъюнктурной целесообразностью. Нам нужен новый «общественный договор», новое конституирование власти, создание институтов власти, Constitutio Libertatis, основание свободы. Именно так возможно появление Третьей республики. Задачей новых элит является разрушение «игры», разрушение «матрицы», выход из фантасмагории навязанного медийного пространства, показание никчемности картинки по сравнению с реалиями жизни.

В этой ситуации не важно будет это еще при существующей системе или в полностью разрушенной. Это новый продукт, который организует пространство даже вопреки.

Хотя сегодня мы ближе к дальнейшей эволюции гибридного государства, которая также поливариантна благодаря своей гибридной природе.




Комментирование закрыто.