Где всплывет ПЛ «Запорожье»?

Дмитрий Тымчук

Как помним, немного ранее, в конце апреля этого года, «Запорожье» впервые после многолетнего ремонта вышла в море и прошла ходовые испытания, в ходе которых была проверена работоспособность силовой установки в различных режимах и другого оборудования. Это сообщение вызвало ажиотаж: еще бы, ПЛ «Запорожья» в последнее десятилетие стала темой для нескончаемых шуток и веселья, само упоминание о ней вызывало как минимум улыбку. Приваренная к причалу, эта субмарина была самым веским аргументом в арсенале злобных критиков «украинской военной мощи».

 

После испытаний лодка пришвартовалась к причальной стенке 13-го судоремонтного завода Черноморского флота Российской Федерации. Как заявил временно исполняющий обязанности командующего Военно-морских сил Вооруженных сил Украины вице-адмирал Юрий Ильин, после обследования состояния корпуса подводной лодки специалисты-судоремонтники подтвердили, что его можно эксплуатировать еще минимум 10 лет. «Выход в море подводной лодки «Запорожье» — это действительно знаковое событие не только для Вооруженных сил, но и для Украины как морского государства. Это подтверждение того, что подводная составляющая в наших Военно-морских силах есть и она активно развивается», — подчеркнул он. Вице-адмирал отметил, что в проведение ремонтных работ на подводной лодке «Запорожье» в предыдущие годы было вложено около 60 млн гривен. «Выход ДЭПЛ «Запорожье» в море показал, что эти государственные средства были потрачены не зря», — подчеркнул Ю.Ильин.

Высоко оценило этот выход в море и руководство Минобороны. Глава оборонного ведомства Дмитрий Саламатин, поздравляя экипаж подводной лодки «Запорожье» с успешным выполнением поставленных задач и возвращением в Севастополь, отметил: «Это событие очень важно для Вооруженных сил Украины. Оно символизирует возрождение отечественных подводных сил и переход нашей армии на новый уровень боевых возможностей». По его убеждению, наличие подводных сил в составе ВМС любой страны — это признак полноценности ее военного флота.

С одной стороны, трудно не согласиться с министром обороны Саламатиным и вице-адмиралом Ильиным: пусть в виде единственной подлодки, но все же упомянутая «подводная составляющая» в составе украинских ВМС есть, и речь здесь идет о военно-морском престиже державы. С другой стороны, стоит задуматься: а чем именно гордиться?

Как известно, подводные лодки проекта 641 (Foxtrot по классификации НАТО), к которому принадлежит и «Запорожье», были признаны весьма удачными в советское время. Разрабатывалась она, как известно, в качестве океанской подводной лодки большого водоизмещения, представляя собой дальнейшее развитие проекта 611 и предназначенной для дальних походов и несения патрульной службы на океанских позициях. По результатам выполненных ЦКБ-18 работ в октябре 1954 года было принято совместное решение ВМФ и МСП о разработке технического данного проекта, в январе 1955 года технический проект был разработан, и через полгода утвержден Постановлением СМ СССР. Отличительными новшествами того времени этих двухкорпусных ПЛ были откидная радиоантенна «Ива», мощная гидроакустическая станция (ГАС) «Геркулес» и новый торпедный автомат стрельбы, обеспечивающий глубину стрельбы до 80 м. Надводное водоизмещение подлодки — 1952 т, подводное — 2 475 т. Надводная скорость — 16 узлов, подводная — 15. Глубина погружения — 280 метров. Вооружение — шесть носовых и четыре кормовых торпедных аппарата калибра 533 миллиметра.

Всего было построено 75 подлодок этого проекта, что само по себе весьма немало, в том числе 17 ушли на экспорт — в ВМС Польши, Индии, Ливии и Кубы, при этом первая подводная лодка Foxtrot была заложена в 1957 году, вошла в состав советского флота в 1958 году. И не странно, что сегодня на родине эти субмарин, в России, подлодки данного проекта — например, Б-440, спущенную на воду на полгода позже «Запорожья», — можно встретить разве что в музеях. В соседней Польше, где эти подлодки также числились в составе ВМС, последнюю из них — ORP Dzik 293 — порезали на металл 7 ноября 2003 года. А вот в декабре 2010 года специализированные СМИ облетела весть: последняя лодка проекта 641 советской постройки выведена из состава ВМС Индии, завершив свою 36-летнюю службу. Эта лодка, получившая в 1974 году название Vagli, была названа «старейшей боеготовой подводной лодки Индии». Ранее в 2010 году ВМС Индии списали другую подводную лодку проекта 641 — Vela, служившую на флоте с 1973 года.

Факт в том, что при всех достоинствах подлодок этого проекта, к моменту окончания строительства последней подводной лодки в 1983 году проект 641 морально и технически устарел. Потому то, что некоторые из них дотянули в составе ВМС до 2003 года, как в Польше, и даже до 2010 года, как в Индии, само по себе удивительно. Однако куда удивительнее то, что в 2012 году субмарина этого проекта только готовится начать отсчет в боевом составе ВМС Украины.

У ПЛ «Запорожье» сложилась уникальная судьба. Будучи спущенной на воду 29 мая 1970 года, через полгода она вошла в состав Северного флота как Б-435. На счету у этой подлодки — 14 дальних походов. За год до развала СССР и провозглашения независимости Украины подлодка Б-435 была переведена на Чёрное море, где вошла в состав Черноморского флота и была зачислена в состав 14-й дивизии подводных лодок ЧФ. После раздела Черноморского флота подлодка досталась Украине и получила название «Запорожье».

В ВМС Украины долго не знали, что делать с единственной подлодкой, и долгое время сохранялась парадоксальная ситуация: в штабе ВМС на небоеготовую субмарину было целое «подводное» структурное подразделение, и в то же время постоянно звучали призывы в связи с неимением средств на ремонт от нее избавиться. В конечном итоге Украина наконец приобрела в Греции аккумуляторные батареи для своей подлодки, однако возникли проблемы с их установкой. После долгих «игр», в феврале 2003 года стоявшую на приколе в Балаклаве подлодку торжественно спустили на воду после внешнего ремонта корпуса. В ВМС планировали завершить ремонтные работы в том же году, и после окончания ходовых испытаний привлечь ее к мероприятиям по боевой подготовке, однако финансирование работ прекратилось, и дело заглохло.

Поскольку витки эпопеи с «Запорожьем» напрямую зависели от отношения «текущего» министра обороны к этому вопросу, субмарина постоянно находилась в состоянии неопределенности — только при одном министре ситуация сдвигалась с мертвой точки, как при следующем она снова замирала. В 2006 году глава военного ведомства страны Анатолий Гриценко заявил, что подлодка не имеет перспектив в составе ВМС Украины и ее следует продать, пустив вырученные деньги на развитие вооруженных сил. Однако весной 2009 года Минобороны снова объявило о намерении вернуть в боевой строй единственную подводную лодку, в планах опять появилась загрузка аккумуляторных батарей и проведение швартовных испытаний. Жесткую позицию по «Запорожью» занял в 2010 году министр-выходец из ВМС Михаил Ежель, заявивший, что эта подлодка будет восстановлена и введена в строй. «Сегодня в мире только 40 стран имеют свой подводный флот. И я уверен, что Украина имеет право на то, чтобы иметь собственный подводный флот», — подчеркнул он. В конечном итоге, 20 марта 2012 года ДЭПЛ «Запорожье» впервые за долгое время покинула территорию ремонтного завода, а затем и самостоятельно вышла в море.

Таким образом, главная проблема была решена: после долгих лет неопределенности ПЛ «Запорожье» практически получила новую жизнь. Остается решить вторую проблему: найти ей место в ВМС Украины, поняв, какие задачи она может и должна решать.

Здесь стоит отметить, что Украине с ее военно-политическим весом в регионе, а особенно в условиях внеблоковости, подводный флот объективно необходим. В частности, согласно экспертным оценкам, для обеспечения своей обороноспособности Украина в составе ВМС при условии неприсоединения к военно-политическим союзам должна иметь 3-4 фрегата, 10-15 корветов, 5-6 подводных лодок, плюс, конечно, суда обеспечения различного назначения. И самостоятельно Украина, в принципе, не может строить лишь как раз подводные лодки. Так что наличие «Запорожья» в составе ВМС Украины не решает проблему подводного флота, и уж тем более, если вспомнить о ее соответствии современным требованиям. Помимо этого, как мы упоминали выше, эти ПЛ спроектированы для дальних походов и несения патрульной службы на океанских позициях, а значит, украинской субмарине трудно придумать задачи в условиях весьма небольшого Черного моря.

Именно поэтому испытания ПЛ «Запорожья» встретили неоднозначную реакцию не только в экспертной среде, но и в украинском политикуме. Например, народный депутат от фракции Партии регионов, секретарь Комитета ВР по вопросам национальной безопасности и обороны Юрий Самойленко считает, что ремонт подводной лодки «Запорожье» — это не то капиталовложение, которое нужно сегодня для нашей армии. «В свое время поставили задачу отремонтировать эту лодку, и всем миром собирали на ремонт, затем на аккумуляторные батареи, которые очень дорогие. Сегодня этот антиквариат будет бороздить Черное море. Мое личное отношение, не как профессионального военного, — это не то капиталовложение, которое нужно сегодня для нашей армии», — отметил он.

Аналогичное мнение высказал и экс-министр обороны Анатолий Гриценко. По его словам, чтобы удерживать всего лишь одну лодку, нужно подготовить два экипажа личного состава, береговую инфраструктуру, систему логистики, разработки, производства, закупки специальной техники и вооружения, спасательную службу с транспортными средствами (морскими и воздушными), отдельный факультет подготовки офицеров-подводников в Севастопольской академии ВМС, учебные подразделения для подготовки матросов и мичманов. «Если кто-то посчитал по критерию «эффективность-стоимость», то вывод очевиден: влияние этой подводной лодки на боеспособность — нулевое, а вот средства, на ее введение в боевой состав и содержание, лучше направить на действительно приоритетные направления: современные средства разведки, систему связи и управления войсками, силы специальных операций, силы информационного противодействия, мощные высокоточные боеприпасы…», — сказал Гриценко.

Хотя как минимум одна реальная задача для «Запорожья» есть, и ее озвучил министр обороны Украины Дмитрий Саламатин, который заявил, что успешное проведение ходовых испытаний стало свидетельством возрождения украинских подводных сил. «В свою очередь это позволит эффективно и на высоком уровне проводить обучение и тренировки противолодочных сил ВМС Украины», — пояснил глава военного ведомства. То есть, по сути «Запорожье» отремонтировали для того, чтобы «пустить в расход». Хотя времени и средств на восстановление этой «мишени», ушло, как мы знаем, уж очень немало…

редакционная версия — Одна Родина

 




Комментирование закрыто.