Феномен Дмитрия Фирташа в украинской политике

Максим Михайленко, для "Хвилі"

Фирташ

Победа Дмитрия Фирташа в венском суде и вероятное его возвращение на родину – причем вовсе не в пломбированном вагоне и не в наручниках, несмотря на обмен комплиментами между олигархом и генпрокурором – заставляет в очередной раз приглядеться к этому персонажу современной украинской истории попристальнее.

Прежде всего, в таком событийном повороте, как отказ австрийцев в экстрадиции обладающего специфической известностью украинского предпринимателя в США – не было какой-либо особой сенсации. Слухи о том, что Фирташа не выдадут, ходили уже несколько месяцев, просачиваясь из киевских, вашингтонских и венских мемуаров. Интерпретации такого финала (а финал ли это?) может быть двоякой.

Существует формальная сторона дела – по мнению судьи, американская сторона оказалась неубедительной: США требуют третью страну выдать гражданина третьей страны, обвиняя его в преступлениях, совершенных в третьей стране. При этом в стране происхождения подозреваемого/обвиняемого, по сути, есть те или иные вопросы к предприятиям с его участием, но не к нему лично (возможно, такие прямые и личные вопросы появятся, но гадать излишне).

Сам же Дмитрий Васильевич устроил из процесса, на свою защиту в ходе которого он потратил сумасшедшие средства – отличное шоу. В политические репрессии не поверил, скорее всего, даже далекий от наших реалий судья, а вот объем, приданный Фирташем и его защитой фигуре Юлии Тимошенко, ныне практически пропавшей из украинских заголовков – позабавил уже и украинское экспертное сообщество (а не игра ли это в 4 руки?).

Возможно, сказалась традиционная паранойя лагеря защитников бизнесмена из «О-Блока», а возможно – отставание от жизни нашего «венского сидельца». В промежуток между задержанием и судом Фирташ эффектно пускал пыль в глаза. То он скупает пачками отставных министров западноевропейских стран, то создает какое-то агентство по реконструкции Украины, обещая привлечь несусветные миллиарды долларов, то приобретает скопом все рекламные площади украинских СМИ, ради PR этой своей инициативы.

В общем, вышедшему из низов УССР уроженцу помидорного края, который признавался, что терпеть не может их запаха – не откажешь в выживаемости и инстинкте самосохранения. Работая на результат – отказ в экстрадиции – он его добился.

Неформальная, неофициальная сторона дела состоит в том, что представители американского правосудия проявили поразительную пассивность – а это может свидетельствовать о достижении кулуарной политической сделки.

В чем она могла состоять – сказать трудно.

Проблема в том, что пока непросто разделить имидж Фирташа и тот кремлевский след, который упорно тянется за ним. В Вене Дмитрий Фирташ чуть ли не дебютировал в качестве сторонника Майдана – да ведь все помнят, как он котлы с кашей привозил в «Правый сектор», правда?!

Шутка, конечно, однако, походя, Дмитрий Васильевич уничтожил дальнейшую политическую карьеру Виталия Кличко, радостно рассказав о том, как финансировал его партию.

Впрочем, дар разрушителя политических репутаций, которым обладает Фирташ, несколько ранее испытали на себе индийские руководители, а также Ющенко, Янукович, Тимошенко, лица из окружения Путина…

Так что не впервой – но здесь следует отметить и другое: история о том, как будущего киевского мэра чуть ли не в роли мебели возили в Вену на переговоры о конвертации «УДАРа» в кампанию Порошенко, является унизительной для Кличко, но не для действующего президента. Потому что вряд ли кто-то сомневается, что президент финансировал свою кампанию сам и победил бы безо всякого Фирташа. Да и манипулируя «УДАРом» из Вены, Фирташу вряд ли удалось бы как-то повлиять на ход прошлых кампаний – президентской и парламентской. Кроме того, ведь все еще – как «не пришей нога кобыле» – существует и «О-Блок».

Вопрос в другом – насколько можно верить Дмитрию Фирташу? Залог за него вносил российский бизнесмен. То, что Фирташ трясется за свои украинские и иностранные активы, а они подвергаются, и будут подвергаться атакам – это понятно. Но кто контролирует его извне, или кто контролирует его надежней, Вашингтон или Москва?

Никакого определенного ответа на этот вопрос пока нет – жаль, отказались в венском суде заслушать Валентина Наливайченко (но имели право, экстрадицию-то требовали США за индийские дела!).

Сможет ли Фирташ вписаться в архитектуру новой украинской экономики и политики – как это удалось Игорю Коломойскому и не удалось Ринату Ахметову?

Что победит – западноукраинское происхождение, строительство инфраструктуры связей и активов в странах ЕС, обстоятельства, или все же ориентация на полукриминальные круги так называемого «российского бизнеса», компромат старых времен?

Идеалистически хочется верить в первое, реалистически – всегда иметь в виду второе.

А вот то, что… Если в Украине Фирташ начнет «новую жизнь», то разгонять дисфункциональные партийно-политические структуры и «попахивающие» СМИ, в свое время созданные при его участии – ему просто придется, то вот в этом сомнений сегодня не имеется.




Комментирование закрыто.