День Вооруженных сил: есть ли поводы для радости?

Борис Такаев

Могли бы иметь мощнейшую армию Европы

Стоит вспомнить предысторию, то есть тот пугавший Европу в начале 90-х гг прошлого века факт, что на территории Украины с развалом СССР осталась масса войск, численность которых в европейской голове не укладывалась. А именно — инфраструктура трех военных округов (Киевского, Прикарпатского, Одесского); ракетная армия, три общевойсковые и две танковые армии, один армейский корпус, четыре воздушные армии, отдельная армия Противовоздушной обороны (ПВО), Черноморский флот.

Вся эта группировка войск и сил насчитывала около 780 тысяч человек личного состава, 6,5 тысячи танков, около 7 тысяч боевых бронированных машин, до 1,5 тысяч боевых самолетов, более 350 кораблей и судов обеспечения, 1272 стратегических ядерных боеголовок межконтинентальных баллистических ракет и почти 2,5 тысячи единиц тактического ядерного оружия.

По причине отсутствия политической воли руководства Украины, а также сильнейшего дипломатического давления со стороны России и США, до 1 июня 1996 года произошло полное ядерное разоружение Украины — все ядерные боеприпасы были вывезены в РФ, шахтные установки МБР были взорваны, стратегические бомбардировщики либо переданы России, либо порезаны. В итоге под совершенно туманные и, учитывая события последних лет, ничего не значащие гарантии со стороны ядерных держав (Будапештский меморандум) Украина добровольно лишилась ядерного статуса — единственной надежной гарантии безопасности, который мог бы обеспечить ее внеблоковый статус при немногочисленных Вооруженных силах.

Что касается международной правовой базы, то, согласно Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), Украина может иметь (данные, действующие на сегодня): 450 000 человек личного состава Вооруженных сил; 4080 танков (в т.ч. 3130 в составе регулярных частей); 5050 боевых бронированных машин, ББМ (в т.ч. 4350 — в регулярных частях); 4040 артиллерийских орудий калибра более 100 мм (в т.ч. 3240 — в регулярных частях); 330 ударных вертолетов; 1080 боевых самолетов.

Но возможностями иметь одну из самых мощных армий в Европе, что подразумевают международные договора, украинское политическое руководство уж никак не пользуется. Вместо перечисленного воинства на 2011 год численность Вооруженных сил Украины составила 200 тысяч человек (штатная численность — 150 тыс. военнослужащих плюс 50 тыс. гражданского персонала). В том числе Сухопутные войска — 73 тыс. человек (также в составе — 735 танков, 2155 ББМ, 872 арт. систем калибра более 100 мм, 72 вертолета). Воздушные силы (ВВС плюс ПВО) — 49 тыс. человек, 208 боевых и 37 транспортных самолетов. ВМС — 15 тыс. человек, при этом в составе частей береговой обороны — 39 танков, 177 ББМ, 52 арт. систем калибра более 100 мм, 8 противолодочных вертолетов. (По личному составу — на сегодня меньше, ибо весь год также шло сокращение).

Вместо мощной армии имеем скромное войско. Но это полбеды, если бы оно было хорошо вооружено, обучено и обеспечено. На деле вместе со скромной по численности армией, Украина имеет ее низкий профессионализм и старые, в массе своей небоеспособные вооружения.

Внеблоковая тупость

Внеблоковый статус Украины, продавленный Януковичем в прошлом году, означает создание практически круговой обороны и расчет исключительно на собственные Вооруженные силы. В этом — главное условие внеблоковости. То есть если раньше армию сокращали в расчете на вступление Украины в НАТО и получение гарантий коллективной безопасности, то теперь таких перспектив, как известно, нет.

{advert=4}

В то же время, сегодня постоянное сокращение армии дает свои плоды. Так, регионы Украины лишь фрагментарно прикрыты системой ПВО (Крым и Восток просто оголены), наземные части близ границы с Румынией практически отсутствуют, за очень редким исключением в Черновицкой области. С целью исправления ситуации при прошлой власти зашла было речь о формировании бригады в Одесской области (в Болграде, где в свое время дислоцировалась разогнанная 1-я воздушно-десантная дивизия), тогдашним министром обороны Ехануровым был даже подписан соответствующий приказ, но тут Еханурова сняли, и дело заглохло. Сейчас об этих планах как о собственном «креативе» заявляет министр обороны Ежель. Но удастся ли сегодня их осуществить — еще вопрос, вызывающий сильные сомнения.

Итог неприятен: приграничные районы Украины (прежде всего на юго-западном, южном и юго-восточном направлении) войск практически не содержат, воздушное пространство страны прикрыто фрагментарно, оголены стратегические направления. Означает это одно — необходимость экстренного исправления ситуации, а значит, увеличения Вооруженных сил. Вместо этого Вооруженные силы решено сократить, добавив «дыр» в системе обороны.

Но вместо увеличения армии президент Виктор Янукович с завидным упорством ее сокращает. За время своего правления он подал в парламент и затем утвердил уже три закона, согласно которым Вооруженные силы «режутся» и дальше. Последний, кстати, был подписан недавно — в октябре этого года. Это Закон Украины №3742-VI «О численности Вооруженных Сил Украины на 2012 год», согласно которому общая численность Вооруженных Сил Украины в течение следующего года уменьшится на 8 тыс. человек, в том числе 5 тыс. военнослужащих. Всего в украинской армии по состоянию на 31 декабря 2012 году будет 184 тысяч человек, в том числе 139 тысяч военнослужащих.

Самолет-«невидимка»

А что в отношении вооружений? Здесь, как мы указывали, от былой роскоши остались крохи. Но, что хуже, оставшиеся вооружения — еще советской разработки и производства, порой 60-х гг прошлого века. Они, понятно, в основном исчерпали все ресурсы эксплуатации и годны разве что для сдачи в металлолом.

Однако ежегодно Минобороны рапортует: на вооружение принимаются новые образцы! Вот, например, за последний год было принято 17 наименований вооружения и военной техники. Это же здорово!

Но на самом деле причины такого активного перевооружения ВС на бумаге — забота вовсе не об армейских нуждах. Совершенно очевидно, что здесь идет речь об интересах оборонно-промышленного комплекса, производящего оружие в основном на экспорт. Ведь один из основных критериев при выборе на мировом оружейном рынке товара клиентом — опыт и эффективность его эксплуатации. Если речь идет о новых, неизвестных в мире вооружениях, то тут обращаются к опыту армии страны производителя. И трудно кому-то объяснить, что оружие действительно эффективное, а собственная армия его не имеет. Это абсурд. Ведь понятно, что любая страна, мало-мальски заботящаяся о собственной обороноспособности, о своей безопасности, будет давать армии лучшее, что может произвести из оружия — это ясно и дураку. Но украинская действительность, увы, никакой логике не поддается.

{advert=1}

А потому принимается на вооружение армии и флота то, чего реально в войсках не видели и десять лет спустя после принятия. Или видят, но в очень ограниченном количестве. Поскольку приходится вот таким нехитрым образом в виде туфтового принятия на вооружение ВС Украины новых вооружений обманывать потенциальных покупателей. А заодно и себя.

Пример: в этом году исполнилось 11 лет (!) принятия постановлением Кабмина на вооружение ВС Украины украинского военно-транспортного самолета Ан-70. Того самого, который никак не дойдет до серийного производства. И вот до сих пор, как известно, совершенно туманны перспективы производства этого самолета, а на вооружении он находится с 2000 года, хотя в войсках его так и не увидели. Вот такой самолет-«невидимка».

Модернизация не спасает

Таким образом, наша армия делает ставку не на закупку нового оружия, а на модернизацию имеющегося — это, понятно, обходится намного дешевле. Правда, модернизация и продление ресурса в большинстве случаев не решает вопроса переоснащения армии и флота, — любой модернизации (на которую, кстати, также нужны средства, которых у военных нет) есть предел, и никакими модернизациями образцы вооружения не довести до следующего «полновесного» поколения. Иногда работы по модернизации просто вызывают сомнения, — например, в Минобороны декларируют «проведение научно-исследовательских работ по модернизации радиолокационных станций». В условиях, когда в мире элементная база меняется каждые 2-3 года, эффективность проведения НИОКР по модернизации РЛС тридцатилетней и более давности поневоле вызывает сомнения.

Не имея денег на модернизацию, в качестве выхода из ситуации Минобороны и Генштаб делают самые различные предложения. Например, как сказано в одном из официальных документов, проводить «обеспечение расчетов с авиаремонтными предприятиями за выполненные работы излишним авиационным имуществом, агрегатами и самолетами, которые Вооруженным Силам не нужны и находятся на хранении». То есть — даем ремонтникам старые самолеты и запчасти, а они за груду этого добра нам модернизируют один самолет.

Но «лишние самолеты», которыми можно рассчитываться за модернизации, рано или поздно закончатся. Да и не везде можно рассчитываться старыми образцами: например, какому заводу нужны те же РЛС или средства радиосвязи разработки 70-х, а то и 60-х гг прошлого века? В боевом составе ВС Украины находятся порой такие образцы техники, которым место разве что в музеях.

Выход может быть один: принятие нормального оборонного бюджета (с учетом мировых нормативов), и обеспечение нормального финансирования Вооруженных сил, на фоне реальной, не как сейчас — показушной, борьбы с коррупцией и воровством в армии. Только так можно предотвратить деградацию армии и флота. Все остальное — самообман.




Комментирование закрыто.