Демилитаризация Широкино выгодна России

Георгий Кухалейшвили, политолог-международник, "Хвиля"

Гнутово_Широкино_Новоазовск

В последнее время внимание общественности приковано к вопросу о демилитаризации населённого пункта Широкино, неподалёку от Мариуполя. Эта тема вызвала большой резонанс, который имеет под собой серьезные основания. 

После поступления соответствующего приказа, в Мариуполе началась акция протеста перед зданием горсовета, которая 2 августа переросла в митинг. По словам самих волонтёров, на данном митинге присутствовали не только горожане Мариуполя, но и противники демилитаризации Широкино и создания 30 км буферной зоны из Бердянска, Одессы, Херсона, Мелитополя, Харькова, Киева и Полтавы. Аналогичные митинги прошли в Бердянске и Киеве. Представители волонтёрского движения приазовского города всерьёз обеспокоены тем, что с восточного направления Мариуполь останется без огневого прикрытия и требуют, чтобы бойцы-добровольцы не оставляли своих позиций. Заставляет призадуматься о целесообразности демилитаризации Широкино и мнение американского посла в Украине Дж. Пайетт. Посол считает, что существует потенциальная угроза наступления российско-террористических войск на Мариуполь и дальнейших попыток донбасских сепаратистов захватить другие прифронтовые города. Сильных панических настроений среди основной массы мариупольчан не наблюдается. Если сравнивать с настроениями, которые наблюдались в августе 2014 г., после оккупации террористами Новоазовска, и в январе 2015 г., после обстрела сепаратистами микрорайона Восточный. Но если ранее у здания горсовета Мариуполя собиралось 15 сторонников демилитаризации Широкино, то на указанный митинг вышло 150 человек. По неофициальной информации, в день проведения митинга было собрано более 1000 подписей горожан, несогласных с принятым решением на уровне «Нормандской четвёрки»

Нужно понимать, что данное не совсем популярное решение является не инициативой, а ответным шагом со стороны Украины. Дело в том, что повод для демилитаризации Широкино создали сами сепаратисты, которые вывели из населённого пункта свои войска в июне, якобы для «выполнения Минских договорённостей». Создаётся впечатление, что Россия пытается использовать тактику гамбита – заставить ДНР отдать меньшее, под предлогом мирного урегулирования, чтобы затем взять большее руками сепаратистов.

Беспокойство волонтёров не безосновательно. Несмотря на дискуссии о целесообразности демилитаризации Широкино, обстрелы Сектора М со стороны сепаратистов не прекращаются. Был обстрелян н.п. Гранитное. Пострадали жилые кварталы. По словам добровольцев, по линии Водяное-Коминтерново боевики усиливают свои позиции. Взяв под контроль буферную зону, сепаратисты получат удобный плацдарм для обстрела позиций ВСУ и жилых кварталов Мариуполя. Достаточно посмотреть на спутниковую карту. Расстояние от центра Широкино до окраин Мариуполя составляет 10-11 км, до центра микрорайона Восточный – 15 км, а до центральной части Мариуполя – 23-25 км. Данное расстояние в полной мере соответствует дальности стрельбы различных видов реактивной и дальнобойной артиллерии (РСЗО «Град», «Ураган», «Смерч», САУ «Пион» и т.д.) – 20-120 км. В то время как по плану демилитаризации, артиллерия сторон конфликта должна быть отведена на 15 км от Широкино, а живая сила на 2,5 км. Даже если Широкино войдёт в демилитаризированную буферную зону, осуществлять обстрелы Мариуполя российско-террористические войска технически могут с территории других оккупированных населённых пунктов, включая Новоазовск. В данном контексте, если и говорить о демилитаризации, то имеет смысл вывести российско-террористические войска и их вооружения со всей территории оккупированного Приазовья, а также дать согласие на размещение международных наблюдательных миссий в каждом из населённых пунктов, откуда потенциально возможно вести обстрел прифронтовых украинских городов и сёл.

Сможет ли миссия ОБСЕ, которую планируют разместить в Широкино, гарантировать перемирие?

В зоне грузино-абхазского конфликта миссия данной организации не смогла предотвратить эскалацию. Абхазские сепаратисты и российские войска беспрепятственно захватили территорию Верхней Абхазии в 2008 г., которая находилась под контролем Грузии. Достаточно проблематичным может оказаться и воплощение в жизнь возможности патрулирования Широкино представителями милиции двух сторон вооруженного конфликта «с табельным оружием». ДНР не имеет международного признания, как в прочем централизованной системы правоохранительных органов. Роль милиции могут выполнять нелегальные вооружённые формирования, между которыми случаются конфликты интересов. Исключить возможность вооружённого столкновения с украинскими правоохранителями невозможно.

Учитывая опыт урегулирования Боснийского и Косовского кризиса, в случае демилитаризации Широкино, не обойтись без укомплектованного бронетехникой миротворческого контингента под эгидой ООН, размещённого вдоль линии отвода войск противоборствующих сторон. Исключительно без участия России. Де-юре, принятие подобного решения Совбезом ООН не возможно пока одно из кресел постоянных членов будет закреплено за РФ.

В тоже время был ли выбор у правительства Украины отказаться от демилитаризации Широкино и создания 30-км буферной зоны? Данное решение было принято для того, чтобы избежать заявлений со стороны России и сепаратистов об отказе Украины «идти на встречные шаги по мирному урегулированию» и соблюдать Минские договорённости, что могло быть использовано «Нормандской четвёркой» для принуждения Украины пойти на уступки. Российско-террористические войска использовали бы отказ Украины как повод для осуществления нового витка провокаций – от требований распространить контроль ДНР и ЛНР над всей территорией Донбасса, до осуществления локальных наступательных действий в прифронтовой зоне, под отработанным лозунгом «защиты русскоязычного населения от фашизма». Демонизация «Правого Сектора» и других добровольческих батальонов в российских СМИ, необоснованное обвинение их в правом радикализме является неотъемлемой частью информационного сопровождения агрессии в Украине. В некоторых пророссийских медиа-ресурсах уже имело место сообщение о формировании в Украине некой «Русской повстанческой армии», целью которой якобы является свержение режима В. Путина. Появились бы основания для новых провокаций для психологического давления на украинское общество и нагнетания недовольства украинской властью среди населения прифронтовых городов, для отвлечения внимания российских граждан от насущных экономических проблем.

Не секрет, что Россия заинтересована в сдерживании процесса проведения реформ в сфере экономики, правоохранительной системы, социального сектора. Реформы в Украине не вписываются в антураж будничных реалий коррупции на государственном и негосударственном уровне в России и произвола её властей. Кремль рассчитывает на то, что рост расходов на укрепление обороноспособности Украины, в связи с тлеющим конфликтом на Донбассе, будет тормозить финансирование преобразований в других сферах. Одной из целей РФ также является сдерживание процесса интеграции постсоветских стран, включая Украину, в ЕС и НАТО.

Но Россия не смогла добиться ни международного признания ДНР и ЛНР, ни их содержания в качестве отдельных субъектов за счёт Киева. В условиях снижения цен на нефть ниже 60 долл. за баррель, вести масштабные наступательные военные действия в Украине и финансировать сепаратистские режимы становиться всё сложнее. День войны на Донбассе обходиться РФ ориентировочно в 1,5 млн. долл. На содержание Крыма с момента оккупации ушло 2,5 млрд. долл. (140 млрд. руб.). В этом году РФ не смогла выделить ежегодную финансовую помощь Приднестровью. Существует мнение, что в случае если цена на нефть снизиться до 40-45 долл. за баррель, РФ придётся приостановить расходы бюджета на военные действия на Донбассе. В противном случае дотаций лишиться российский социальный сектор. В феврале 2015 г. средняя зарплата россиян сократилась почти на 10%, по сравнению с показателем прошлого года. При нынешних расходах, Резервный фонд РФ будет исчерпан к 2017-2018 гг. Это создаёт поводы для лишнего недовольства в обществе, что не выгодно для Кремля в условиях частичной международной изоляции и попытке сплотить российское общество перед образом врага в лице НАТО и идеи построения Евразийского союза в ущерб индивидуальным интересам граждан. Даже в условиях действия нынешнего пакета санкций 89% россиян доверяют В. Путину по данным соцопроса «Левада Центр».

С экономической точки зрения, увеличение финансовых расходов на расширение зоны конфликта с Украиной не выгодно для стабильности режима В. Путина. Даже в случае наступления российско-террористических войск на Широкино, после вывода украинских добровольческих батальонов и артиллерии, под прицелом международной критики окажется именно РФ и ДНР, которые сами и нарушили собственную «мирную инициативу». Последствия для Украины могут оказаться неоднозначными. С одной стороны, это укрепит позиции Украины в переговорном процессе со странами «Нормандской четвёрки» и Трёхсторонней группы, создаст почву для очередного ужесточения санкций со стороны США и ЕС и требований предоставить украинской армии летальное оборонительное вооружение. С другой стороны, европейские партнёры просто заинтересованы поскорее снять с себя обязательства по урегулированию конфликта на Донбассе. Формально закреплённая договорённость о демилитаризации Широкино и создание буферной зоны будет означать то, что США и ЕС рассматривают возможность частичного замораживания конфликта и желают полностью переложить на ОБСЕ всю долю ответственность за соблюдение сторонами условий перемирия. Запад желает избежать обвинений общественности в неспособности остудить пыл российского экспансионизма. Не факт, что если российская сторона и сепаратисты оккупируют 30 км буферную зону, Запад окажет Украине поддержку. Конкретный военно-политический прецедент подобного варианта развития событий уже имел место во время грузино-абхазского конфликта нач. 90-х. Достаточно вспомнить последствия Гудаутского соглашения от 27 июня 1993 г., которое также предусматривало демилитаризацию зоны конфликта при посредничестве наблюдательной миссии ООН. После того, как большая часть вооружений грузинской армии была выведена из Абхазии, вооружённые формирования абхазских сепаратистов при непосредственной поддержке России перешли в наступление 16 сентября 1993 г., в ходе которого был штурмом захвачен г. Сухуми и вся территория автономии. Для предотвращения реализации Россией данного сценария на территории Приазовья, миссии ОБСЕ и закреплённых в Минске договорённостей явно недостаточно. При любых обстоятельствах прифронтовые украинские города остаются под прицелом артиллерии российско-террористических войск до полного разрешения конфликта на Донбассе.




Комментирование закрыто.