Волкер ищет выгодные условия компромисса с Россией

Игорь Тышкевич, аналитик Украинского Института Будущего, "Хвиля"

kurt-volker

Спецпредставитель США по Украине Курт Волкер озвучил совет США украинским властям не выступать с собственным проектом резолюции ООН. Кроме того, американский политик заявил, что сам факт введения миротворцев ООН может «создать условия» для следующих шагов Украины в Минском процессе, например, местных выборах в ОРДЛО.

Эти заявления уже вызвали возмущение у ряда политиков, журналистов и общественных деятелей. А зря – это всего лишь очередной пример того, что пора снимать «розовые очки», о чём, кстати, достаточно подробно писал в сентябрьском тексте «почему украинцам лучше избавиться от иллюзий о миротворцах уже сейчас».

Нас сливают?

Советы касательно украинской резолюции, разговоры о выборах, естественно, позволяют задуматься «а не «сливают» ли Украину?». Давайте рассмотрим это с точки зрения типичных украинских качелей «зрада-перемога».

Итак, сегодня есть предложение РФ о миротворцах, есть желание Кремля поторговаться, есть процесс в виде встреч Волкера с Сурковым. Есть желание Украины, которое внутри страны перерастает в удивительную картину, где миротворцы заходят на Донбасс, берут под контроль границу, города и веси так называемых «ЛНР» и «ДНР», формируют временную администрацию. Далее чудесным образом вдруг и сразу, можно сказать на плечах миротворческого контингента, в регион входит Украина со своими законами, проводит выборы, в которых берут участие (и собирают свои голоса) украинские парламентские партии под желто-голубыми и даже красно-чёрными флагами. Естественно, боевики куда-то исчезают, в регионе действует запрет на трансляцию российских каналов, СМИ под контролем Киева, а на всю эту прелесть западные «союзники» Украины щедро дают деньги.

Идея, конечно, прекрасная, но назовите мне хотя бы один конфликт, который шёл по описанному выше сценарию? Я, лично, припомнить столь успешный кейс не могу, а вот пару кейсов, которые прекрасно демонстрируют другую сторону медали сразу приходят на ум — миротворцы ООН на Кипре и на Голанских высотах. И там, и там они обеспечили разведение сторон, чтобы ситуация осталась замороженной на десятки лет.

Очевидно, что перспективы на принятие украинской резолюции в ООН мизерны. Дело в том, что решение о введении миротворцев принимается Советом Безопасности. Россия — член Совбеза с правом вето и, параллельно, входит в пятёрку основных спонсоров миротворческих операций по всему миру. Кстати, вопрос спонсирования миротворческой один из ключевых, поскольку миссия ООН в Украине обещает быть уникальной из-за характера конфликта. По оценкам специалистов, ее величина будет колебаться от 25 до 40 тыс. человек, что потребует серьезной финансовой и организационной поддержки со стороны ООН. При этом США сейчас серьезно сократили финансирование данной организации. Поэтому, для запуска миротворческой миссии ООН на Донбассе понадобится особая поддержка как США, так и России.

Отсюда очевидно, что будет с голосованием по резолюции, которая не устраивает Кремль. Об этом можно судить на примере документа, касательно дальнейшего расследования применения химического оружия в Сирии. Россия просто ветировала резолюцию. И всё — никто уже ничего не расследует (по крайней мере под эгидой ООН).

В случае с Украиной мы почему-то считаем, что Кремль согласится на чрезвычайно невыгодные для него формулировки. Конечно же, это крайне наивно. Это первый аспект.

Второй заключается в том, что мандат о введении миротворцев подписывают (дают своё согласие на их работу) две стороны. Одну мы знаем — это Украина. Вторая подпись — предмет дискуссий. Подписывают стороны конфликта и, если ожидать, что Кремль выступит подписантом до того как будет признан таковой стороной, мягко говоря, наивно.

Ожидать, что Москву будут загонять в угол простым давлением, без предложения компромиссов тоже наивно — Российская Федерация, повторю, член Совбеза, страна с ядерным оружием, которая ввязана в ещё десяток не менее важных для Запада кризисов. Перечислю, ради интереса, лишь несколько тем:

  • РФ имеет влияние на КНДР, а ситуация на Корейском полуострове сегодня является одной из ключевых на радарах Вашингтона.

  • Россия является серьезным фактором влияния в Средней Азии, где она в меру своих сил служит тормозом расширению зоны влияния Китая и Ирана. При этом Россия вымывает трудовые ресурсы на свою территорию, уменьшает социальную напряжённость. ЕС и США, естественно, не слишком жаждут появление новой точки напряжённости и источника беженцев по примеру Сирии-Ирака-Афганистана.

  • РФ, как сырьевая экономика, остаётся важным поставщиком ресурсов для целого ряда развитых стран. Прежде всего, Европы.

  • Влияние России в Африке существо ослабло, но она там продолжает присутствовать в таких специфических сегментах как, например, торговля оружием.

  • Намного большее влияние Россия получила сегодня на Ближнем Востоке, играя важнейшую роль в Сирии, усиливая присутствие в Египте, Ливии, Ираке и Йемене.

  • Наконец, российская игра на Балканах угрожает дестабилизировать ЕС на южном фланге, принимая во внимание активность Кремля в Сербии, Черногории, Македонии. Примеров тому масса.

Поэтому говоря об украинском кризисе, стоит помнить, что США договариваюсь об урегулировании конфликта на Донбассе, договариваются с Кремлём, имея в виду, как минимум, список из ещё 5-6 очень важных для них тем. Точно такая же ситуация со странами ЕС.

Исходя из этого представить, что на Путина будут «давить до последнего», загонять его в угол, принуждать, не вспоминая другие кризисы, более чем наивно. Уступка России в украинском вопросе с большой долей вероятности будет означать уступки для РФ по другим направлениям, и, наоборот. Таким образом, мы упираемся в понимание равновесия на своеобразной чаше весов и восприятии партнёрами веса Украины в мировом (а не региональном или просто в разрезе «защитника Европы от российских варваров) масштабе. Именно поэтому Курт Волкер попросил Украину не вносить свою резолюцию в ООН в качестве альтернативы российской. США прекрасно понимают, что в этом случае компромисс с Россией будет найти намного тяжелее. А то, что компромисс искать придется в Вашингтоне понимают отлично. Из всего вышесказанного вытекает еще один логический вывод — второй стороной, подписантом мандата миротворцев, будут ЛНР и ДНР, уже без кавычек, поскольку Россия не захочет брать на себя ответственность за войну. Хотя ни у кого нет никаких иллюзий относительно ее участия в конфликте на Донбассе, что тот же Волкер неоднократно подчеркивал. Поэтому сложно представить, что руководство ЛДНР не станет «участником международного миротворческого процесса», если США и Россия придут к консенсусу относительно Донбасса.

Волкер говорил о выборах. Зрада?

Не мене важно, что Курт Волкер действительно говорил о местных выборах в ОРДЛО, которые могут пройти после введения миротворцев. Это, увы, реальность, поскольку

  1. Любая миротворческая миссия предполагает заморозку конфликта на определённое время для выработки политического решения.

  2. Любая миротворческая миссия имеет мандат, подписываемый двумя сторонами. В нашем случае это означает, что, кроме президента Украины, под документом должен поставить подпись ещё кто-то: или РФ, или «ЛНР» с «ДНР».

  3. В работе любой миротворческой миссии важно наличие местной власти с хоть какими-то зачатками легитимности, которая будет обеспечивать жизнедеятельность региона. Украинская власть не может быть таковой, поскольку, читаем п.1, речь идёт о заморозке конфликта на определённое время. То есть как минимум местные выборы (либо другой способ формирования местной власти) — следующий шаг после появления и начала работы «голубых касок». Даже временная международная администрация всё равно будет формировать те или иные управленческие структуры и рано или поздно будет проводить выборы с участием всех (а не только проукраинских) сторон, в условиях заморозки информационного поля (насаждение украинских медиа с одновременным ограничением местных и российских источников информации будет трактовано как нарушение мирного процесса, провокация).

Наконец, вспомним слова президента Украины Петра Порошенко. Он справедливо говорил, что Киев может пойти на выполнение Минских соглашений лишь по одному алгоритму, в котором вначале реализуются пункты, касающиеся безопасности, и, лишь потом, политический блок.

Но Пётр Порошенко, говоря о миротворцах замечал, что «Это один из инструментов установления мира в моей стране, инструмент, являющийся элементом пакета безопасности».

Дальше обычная логика:

  1. Вы требовали безопасность, обещая потом политический блок соглашений

  2. Вы заявляли, что миротворцы – есть элемент пакета безопасности

Миротворцы есть, значит пора говорить о реализации (вначале частичной) политического блока, в котором есть выбор из выборов (извините за тавтологию) – местных, для формирования власти на данной территории и введении «лидеров региона» в парламент.

Таким образом, местные выборы, как наименьшее зло и наиболее актуальная потребность после введения миротворцев (в любом формате) рискуют пройти. Признать результаты этих выборов Украину, увы, но будут, в том числе, принуждать.

В этом контексте стоит отметить еще одну тональность, что прозвучала в сегодняшнем заявлении Волкера. «У России два варианта действий на Донбассе. Если они хотят создать замороженный конфликт, как в Абхазии, Южной Осетии или Приднестровье, то это будет им дорого стоить. Однако, если они захотят, они сделают, несмотря на большие расходы», —сказал спецпредставитель США по Украине. Обозначил он и альтернативный вариант: «Альтернатива — это когда Россия выведет свои силы и будет способствовать размещению миротворцев ООН, принесет мир и позволит продвигаться в реализации минского процесса. Это — второй сценарий», — подчеркнул Волкер. Из этих слов вытекает, что Вашингтон не хочет на десятки лет затягивать ситуацию на Донбассе по Кипрскому сценарию, но при этом в заявлении Волкера прозвучал для Украины важный акцент — США не намерены закрывать глаза на присутствие российской армии на Донбассе, потому вопрос выведения армии РФ является принципиальной позицией Госдепа. При этом трактовка Вашинтона относительно выполнения условий по безопасности близка к той позиции (сначала вывод войск и контроль над границей, потом выборы), что занимает украинское руководство.

Тот факт, что США занимают достаточно жесткую позицию отмечает экс-посол США в России Александр Вершбоу.: «На данный момент Путин понял, что санкции не будут отменены просто так, а трансатлантическое единство не так просто расколоть. Более того, ему приходится считаться с возможностью того, что США передадут оружие Украине. А этот фактор делает невозможными дальнейшие наступательные действия без риска понести серьезных потерь, что плохо отразится на режиме Путина дома. Недавние миротворческие инициативы российского президента могут быть признаком того, что американская стратегия работает. Впрочем, вряд ли Путин будет принимать решение о миротворцах в Донбассе до выборов 2018 года», — сказал он.

Резюме

В последних заявлениях Курт Волкер не сказал ничего нового, его задача состоит в том, чтобы найти максимально выгодные для США и, тут нам повезло, для Украины (хотя на первом месте для американского политика, естественно, интересы Штатов), условия компромисса с Россией. В этом состоит его работа, поэтому он встречается с Сурковым, поэтому регулярно контактирует с Порошенко. Американский политик всего лишь очень мягко назвал вещи своими именами и обозначил логику процессов в ООН, по линии США-РФ, и в деле окончания войны на Донбассе.

В Украине можно возмущаться словам американца, требовать большего – такое поведение, без сомнения, найдёт понимание в обществе. Однако, Украина по прежнему слишком зависит от внешней поддержки, чтобы диктовать свои условия.

Есть другой путь: понимая реальное положение, изучать варианты действий, исходя из сценариев развития отношений между другими игроками, искать возможности, вырабатывать алгоритмы того, как негативный сценарий своими усилиями можно перевести в приемлемый или желаемый. Такой подход может не понравится значительной доле «телезрителей» и «комментаторов» в социальных сетях.

Наконец, существует ещё одна разница в подходах: когда наконец случится худшее, идущие по первому пути будут и дальше кричать «зрада», но что-то сделать не смогут. Если будет реализовываться второй подход, худшего варианта может и не случиться, в крайнем случае у страны может быть готов план действий как улучшить ситуацию.




Комментирование закрыто.