Что делать с Украиной: индукция хаоса и перспективы страны

Валентин Ткач, Черновцы, для "Хвилі"

украина3

Для того чтобы ответить вопрос «Что делать с Донбассом?» нужно сначала ответить на подобный же вопрос: «Что делать с Украиной?»

Чтобы установить законы функционирования системы и сформулировать их правильно, нужно выйти за пределы формализма системы. То есть, чтобы построить геометрию плоскости, нужно знать геометрию куба.

Для установления перспектив Украины следует рассмотреть ее координацию в глобальном и историческом контексте.

В основе анализа любой страны должно лежать знание о способе организации ее общественно политической жизни, которая напрямую связана с механизмом легализации собственности в капитал.

Таких способов можно выделить два – универсализм и партикуляризм, с различными их импровизациями и интерпретациями.

Условно можно универсалистский способ определить как равенство условий, равенство перед законом, одинаковая доступность в реализации прав.

Партикуляризм предусматривает избирательность в реализации прав и инициатив на основе политической, семейной, региональной, коррупционной целесообразности – закон здесь не действует, а применяется.

Из этих соображений можно утверждать, что страны Запада – это страны универсализма. К ним еще относят «не западные» Австралию, Японию, Сингапур и некоторые другие.

Так называемые «Азиатские» страны – это страны партикуляристские. К ним относятся Россия и Украина.

Отдельное место занимает Китай. По способу действия законов, он может считаться универсалистским, а способы борьбы с коррупцией как инструментом партикуляризма в нем чрезвычайно жесткие. Но, в то же время сами законы в Китае прописаны на основе целесообразности, избирательно, правда горизонты определения такой целесообразности достигают десятков, а то и сотни лет – «Восток дело тонкое».

То есть, Китай является определенным симбиозом универсализма партикуляризма.

Современный цивилизационный кризис – это конфликт между универсалистским «Западом» и партикуляристской «Азией», и Россией как ее олицетворением. Сейчас этот конфликт приобрел характер острой фазы, хотя, само противостояние продолжается уже давно. Достаточно вспомнить, хотя бы, «коммерческие» контракты Газпрома, которые имеют выразительные признаки коррупционных соблазнов. Коррупция – это непревзойденный транзит партикуляризма в универсалистскую Европу.

Украина стала территорией этого противостояния, где конфликт приобрел характер военной агрессии со стороны России, которую еще можно назвать как «партикуляристское нашествие».

Майдан вынес границу этого противостояния на восточные границы Украины, а без него все это происходило бы по западным рубежам страны.

Советский Союз был партикулярным социализмом. В нем присутствовали (декларировались) индивидуальная, коллективная и государственная собственности, но все они определялись политической целесообразностью и без нее не существовали. Таким же идеологически избирательной была и общественно-политическая жизнь в стране.

Перестройка, собственно, и должна была обеспечить переход от партикулярного к универсалистскому социализму. Но этот факт до конца так и не был осознан, и не был провозглашен. Поэтому, партноменклатура и руководители отраслей народного хозяйства решили формализовать личное управление народным хозяйством в собственные капиталы. Как следствие, в России, Украине и других обломках Советского Союза был сформирован партикулярный капитализм. Страны Балтии лишились этого наследия, внедрив европейскую нормативно-институциональную базу, и стали универсалистскими.

Украина же осталась партикуляристской.

Это означает, что процедура преобразования собственности в капитал в Украине имеет все вышеуказанные недостатки избирательности, безразлично по какому признаку. Такое положение в области собственности и капиталов самосогласованно формирует избирательность (манипулятивность) политического пространства, ангажированность партийных проектов и, следовательно, – ангажированность власти.

Информационное пространство также становится партикуляризированным, а его инструментом становятся указания (темники), сформированные господствующей ситуативной целесообразностью.

Вот в таком состоянии пребывает Украина, обремененная к тому же военным конфликтом.

Поэтому, чтобы ответить на вопрос «Что нам делать с Донбассом?», мы сначала должны определиться с тем, какой должна быть Украина?

Если выбором Украины станет переход к универсалистской («западной») системе ценностей, то это означает немедленное внедрение и выполнение новой нормативно-институциональной базы. Оно определит задачи всех ветвей власти. Политический класс должен полностью перестроить свою деятельность и наполнить политическое пространство новыми смыслами, не связанными с ведением коммерческой деятельности (это дело бизнеса).

СМИ, правозащитные, мониторинговые, экспертные организации должны получить реальные механизмы контроля над властью и механизмы влияния на бизнес, который будет пытаться «идти во власть».

Особые задачи встанут перед креативным классом. Его задачей станет формирование нового представления об успехе человека, формирование нового опыта, как переосмысленного прошлого, что обеспечит новое представление о будущем. Задачей креативного класса должно стать не скрытое навязывание товаров и услуг в изнуряющей рекламе, а поиск ответов на вопросы «Что есть мир?» и «Что есть Я?» Моральный закон должен предстать перед целесообразностью, и мы в Украине должны стать проводником этого парадигмального сдвига цивилизации. Потому что кровавый апофеоз всепобеждающей целесообразности, не обремененной никакими моральными ограничениями, Украина сейчас испытывает на себе.

Все указанные шаги станут эффективными, если будут осуществляться на общем и едином осознании и оценке существующего положения вещей властью, обществом и бизнесом.

Так что же делать с Украиной и Донбассом?

Есть такое понятие, как индукция хаоса.

В Голландии провели эксперимент: на велопарковке возле офиса повесили на велосипеды рекламные флаера. Вечером, когда работники разъехались, все флаера были в урнах. В следующий раз урны убрали. На тротуаре оказалось около 30% выброшенных флаеров. Когда же с парковки забрали урны, а стену возле нее расписали вандальными надписями (ощущение хаоса), то на тротуаре было уже около 70% выброшенных флаеров (индуцированное поведение).

Ощущение хаоса разрушает фиксированный комплекс действий.

На это и направлена ​​война России: внести хаос и уничтожить у людей фиксированный комплекс действий мирного времени – дезориентировать общество.

Капиталисты должны понять, что в дезориентированном обществе капиталы не живут!

Власть должна понять, что в дезориентированном обществе она теряет легитимность, а вскоре и легальность.

В дезориентированном обществе теряется способность сообщества к солидарным действиям.

Поэтому насущной общей задачей всех украинцев есть: остановить хаос и победить тех, кто вносит его в нашу жизнь. И не только во время военных действий и не только сегодня.

Нужно преодолеть хаос смыслов, хаос норм и законов, хаос взаимных обязанностей и прав, наконец, – бытовой хаос. Компетентные элиты и общество должны сформировать в стране новую систему комплекса фиксированных действий. В такой новой другой реальности люди должны увидеть новые собственные перспективы, а в них – и перспективы Украины и Донбасса.

В Советском Союзе, и в настоящее время в России, поколения людей живут в условиях, когда их судьба складывается без их участия. Это является следствием партикулярной организации общественно-политических отношений

В Украине выросло и сформировалось новое поколение людей, чья судьба уже не будет формироваться без их влияния на ход событий. В этом и есть фундаментальная разница между Украиной и Россией. Это и составляет смысл выбора, который делает Украина.

Майдан обнаружил этот факт, а власть и бизнес должны это осознать.

Если мы в стране достигнем согласия властей, общества и бизнеса по поводу новой универсалистской Украины, то с реализацией этого исторического проекта придет и решение вопроса «Что делать с Донбассом?»

Он должен стать новым, как и вся страна.




Комментирование закрыто.