Что делать русским революционерам в текущий момент?

Алексей Кунгуров

Гражданская война в России

«Хвиля» публикует этот текст известного российского публициста Алексея Кунгурова о логике революционных процессов. Хотя Кунгуров является враждебным в отношении Украины, его мысли интересным тем, что он очень хорошо показывается внутренние пружины революции. На наш взгляд, понимание этой логики чрезвычайно важно для украинцев, поскольку наша страна находится в революционном процессе. Кроме того, Кунгуров рисует мазками картинку недалекого будущего России, которая оказалась в предреволюционной ситуации. Поэтому, материал крайне полезен с точки зрения тех процессов, которые скоро развернутся и в самой России.

Идиоты искренне полагают, что цель любого политического объединения – понравиться им. Поскольку идиоты составляют подавляющее большинство населения, в этом, с одной стороны есть логика. Но это логика идиотская. Даже если речь идет о каком-то избирательном проекте, понравиться идиотам – всего лишь задача, а не цель (цель —  власть). Если есть деньги, эта задача решается сугубо технологически: мозг быдла разжижается зомбоящиком и дальше получившейся липкой массе можно придать любую форму.  Но если речь идет о революционных объединениях, то тут уж, извини дорогое быдло, твое мнение никого не колебет.

Цель любых революционеров во все времена – преобразование общества. Скажите, на кой хрен революционерам нравиться массовке? Для прихода к власти революционерам требуется ДЕЯТЕЛЬНАЯ поддержка активного меньшинства, иногда – меньшинства совершенно ничтожного. Если в условиях стабильной буржуазной демократии манипляция массовым сознанием есть инструмент обретения власти, то в революционной ситуации рулит грубая сила. А после победы революционеров министерство пропаганды быстро сформирует общественное мнение в правильном ключе.

Но что такое сила? Покажу на таком примере. Мне один читатель рассказывал, как менялась власть в их 70-тысячном городке на Украине во время майданных событий. Уже когда Янукович сбежал, в городе появились около 40революционных матросов гопников с битами. Их никто не звал и никто им не симпатизировал, что приезжих нисколько не опечалило. Они устроили на въезде и выезде из города два блокпоста, где с важным видом проверяли документы и досматривали грузы. Если кто-то начинал быковать или задавать вопросы «По какому праву?» без лишних слов получал в лоб, после чего становился в высшей степени лоялен к «стражам революции». Другая часть гопников заняла мэрию. Главарь вызвал к себе мэра и начальника милиции – тех не смогли найти. Милиция в полном составе попряталась по домам. Прокурор сбежал, местные судьи все разом «заболели гриппом», их примеру последовали и депутаты городской рады, за исключением пары местных бандеровцев с мандатами. В общем, через три дня революционерам стало скучно и они просто уехали делать революцию в другое место.

В городе одних только милиционеров было 120 человек. Плюс воинская часть, командир которой был озабочен только одним – как бы не разграбили его склады и оружейку. Говорят, от греха подальше все оружие, кроме 15 автоматов для караула, изъяли и запрятали в бомбоубежище, чтоб затопить его в случае опасности. Но СИЛОЙ, которой безропотно подчинился 70-тысячный город, оказались 40 приезжих гопников с битами. Кстати, как рассказывает мой источник, самое худшее началось как раз после того, как эта СИЛА покинула городок, потому что местные бандюганы, сидевшие во время визита «гонцов майдана» очень тихо, четко уловили тренды и, напялив на морды балаклавы, с воплями  «Слава Украине», совершили несколько дерзких «экспроприаций». Перепуганная милиция бездействовала, не понимая, с кем имеет дело. Еще более перепуганное население молилось, чтоб революционные гопники вернулись в город. Полагаю, в городах-миллионниках схема принципиально не отличалась, разве что тут требовался отряд в 500 человек.

К чему это я клоню? Да вот, пробежал глазами заголовки в бложиках и вконтактиках, где идиоты выражают свое отношение к клубу/совету/комитету «25 января». Наибольшая часть отзывов примерно такая: фу, какой позор, как ты (Стрелков, Крылов, Калашников, Лимонов, Просвирин, Кунгуров и т.д.) нужное подчеркунть мог стоять рядом с таким говном, как Стрелков, Крылов, Калашников, Лимонов, Просвирин, Кунгуров и т.д.  нужное подчеркунть. Меньшая часть рецензентов снисходительно поучает: мол, мы бы смогли воспринять ваш комитет серьезно, но вы же сами исключили такую возможность, пригласив к себе такое чмо, как Стрелков, Крылов, Калашников, Лимонов, Просвирин, Кунгуров и т.д. нужное подчеркунть. Остальные просто гыгыгкали: мол, с какого бодуна такие лебедь, рак и щука решили впрячься в одну телегу.

Дурачки, если следовать вашей логике, то никакое антирежимное объединение вообще невозможно в принципе, потому что фанаты нациков, например, на дух не переносят левачков, тех же колбасит от первых, потому что они фашня, диды не для того воевали и т.д. Самое смешное, что даже между собой левачки никогда не были способны объединяться. Я более 10 лет назад числился в соучредителях «Левого фронта» и участвовал в паре учредительных конференций и координационных комитетов. В ходе этих мероприятий пламенные сторонники «левой идеи» и пересрались вдрызг.

В националистических тусовках я никогда не участвовал, но знаю, что у них примерно та же хрень происходит. Только самое популярное обвинение у этих товарищей в том, что оппонент является штатным провокатором ФСБ. Особенно смешно, когда штатными провокаторами ФСБ клеймят друг друга внештатные провокаторы конторы.

Всякого рода политически озабоченные поцреоты вообще никогда не пытались объединяться, потому что их политические платформы несовместимы в принципе, даже если хозяева у них одни и те же. Например, как могут объединиться запутинские поцреоты-НОДовцы с просоветскими поцреотами-кургинятами, которые с энтузиазмом сосут у того же Путина. Сосут они не то, что вы подумали, а сиську. Финансовую, естественно. Единственная платформа, на которой они могут сойтись – это совместные действия против запутинских поцреотов-стариковцев, дабы отодвинуть их от заветной путинской сиськи.

Но есть же здоровые патриотические силы! – возразит продвинутый читатель. Конечно, есть. Вот только слово «силы» здесь неуместно. Я про себя называю эти силы другим словом, заменив первую букву «с» на «х». «Хилы» эти носятся со своими «платформами», как с писанными торбами, пытаясь заманить к себе как можно больше знаковых лиц и тем самым консолидировать «здоровые патриотические силы» под своим флагом. Смысла в этой суете чуть меньше, чем нисколько, просто потому, что идеологи и авторы программ пытаются сформировать лишь свой персональный фан-клуб по принципу приверженности единственно верному догмату.

Суровая же правда жизни в том, что ничто не разделяет людей так, как идеология. Даже если в одном месте собрать 10 человек, горячих приверженцев одной идеологии, они тут же перегрызутся либо по поводу трактовок догмата, либо за место центрового вождя. Что уж говорить о всех прочих «простых патриотах». Одни хотят патриотизм социалистический, другие – монархический, третьи фапают на религиозный фетиш, другие являются представителями патриотической национально-свидомой буржуазии, четвертые же падают в обморок, представив себе, что в светлом будущем Рассиюшки сохранится буржуазия в любой форме.

Лучшие умы современности заявляют: нам нужна принципиально новая патриотическая идеология, которая способна объединить и правых, и левых, и радикальных, и консервативных патриотов, позволит им решить в раках этой новой идеологии все свои противоречия. Такая идеология уже есть, и даже не одна, на повестке дня создание партии нового типа, которая понесла бы эту продвинутую идеологию в массы.

Многие тут стонут, что у антипутинских оппозиционеров нет позитивной программы. Мол, свергнут Путина – а дальше что? Да этих позитивных программ разной степени адекватности – вагон и маленькая тележка. Вот, например, Центр научной политической мысли и идеологи (Центр Сулакшина) уже лет 10 только тем и занимается, что шлифует позитивную программу, которой, по мнению быдла, не существует. Программа есть, но никогда массы ее не поддержат. Просто потому что они никогда не прочитают даже 1% материалов, которые есть по данной ссылке.

Массам нахер никакой идеологии не надо, и никогда не было нужно. Разве революция 17-го года случилась оттого, что массы прониклись марксизмом? Ухахаха! Ленин уже после революции постоянно тыкал носом членов ЦК своей марксистской партии за то, что они Маркса не читали. Что уж там говорить о крестьянах и рабочих, половина из которых вообще была неграмотной. Массы хотели мира, землю, хлеба, пограбить награбленное, и ничего более. Поэтому победила партия, которая провозгласила привлекательные для масс лозунги, как то «Мир народам!», «Земля – крестьянам!» «Хлеб – голодным!» и «Даешь экспроприацию экспроприаторов!».

Победила эта известная всем партия, благодаря лозунгам, а вовсе не благодаря идеологии или позитивной программе. Лозунги обеспечили поддержку активного меньшинства, активное меньшинство дало силу, а с помощью этой силы известная всем партия утвердила свою гегемонию. При чем тут вообще идеология? При чем тут марксизм? Марксизм исповедовали анархисты, националисты-социалисты, меньшевики, эсеры. Да и программы у всех были одна другой краше. Нет, рулит во время революции именно сила.

Почему большевики взяли власть в октябре 1917 г.? Идеология тут точно была не при делах. Ленин ловко использовал гопника, блядуна и алкоголика Пашку Дыбенко, который пользовался авторитетом в среде тупой, пьяной и агрессивной матросни. Среди матросов было много очень много анархистов, однако анархисты не сделали революцию. Среди матросов было очень много эсеров и меньшевиков. Однако на защиту эсеровско-меньшевистского правительства Керенского матросы не встали. Большевиков (точнее, примкнувших к большевикам) среди революционной матросни было кратно меньше (в Центральном комитете Балтфлота – всего 6 человек из 33), чем эсеров, анархистов, меньшевиков и прочих. Однако Центробалт возглавлял большевик Дыбенко, и потому матросики с этузиазмом пошли в Зимний дворец свергать министров-капиталистов, трахать бабский батальон и бухать пойло из дворцовых погребов. Тут симпатии\антипатии к большевикам играли меньшую роль, чем перспектива нажраться коньяку нахаляву.

Через четыре месяца большевики Центробалт ликвидировали. Идеология тут тоже совершенно не при чем, хотя формально это обосновали решение тем, что он, дескать, подпал под анархистское влияние. Просто если власть уже взята, инструмент, с помощью которого было свергнуто старое правительство, стал не нужен. А в 1921 г. большевики решительно, без всякой идеологической рефлексии постреляли тех самых матросиков, «гвардию революции», которые учинили контрреволюционный мятеж в Кронштадте – колыбели революции.

Идеология не играла в этом роли. Просто матросики провозгласили лозунг «Власть Советам, а не партиям!» и поддержали бастующих в Петрограде рабочих. Кстати, те бастовали вовсе не потому, что разочаровались в большевиках или марксисизьме-ленинизьме, а потому, что в городе власти закрыли 93 завода и рабочие стали голодать. Власти сделали это не со зла, а по причине нехватки сырья и электроэнергии. И хлеба не было, чтобы раздать его безработным. И дров тоже не было. Большевистское руководство попыталось взывать к революционной сознательности масс, объясняло, что шуметь не стоит, мол, трудности носят временный характер, митингами ничего не исправишь, наоборот, их пользует недобитая контрреволюция для дестабилизации. В частности к беснующимся в Кронштадте матросикам ездил лично Калинин. Того освистали, а прибывших с ним комиссара флота Кузьмина и председателя Кронштадтского совета Васильева арестовали.

Ну что ж, идеология в очередной раз оказалась бессильной. Поэтому большевистское руководство собрало верные части (предпочтение оказывалось всякого рода латышским стрелкам), постреляло бунтующих рабочих, а потом образцово-показательно размазало по рыхлому мартовскому льду революционных матросиков, которые осмелились бузить. Полторы тысячи трупов за день – фигня вопрос! Под горячую руку там и пленных шлепнули, а кого-то, говорят, даже живьем под лед запихнули. Скорее всего, слухи. А если нет, так что с того? Под лед отправились те, кто четырьмя годами раньше топил в прорубях офицеров, которые что-то там вякали про дисциплину и присягу.

На кой хер революционеру нужна идеология? Жестокость, цинизм, практичность – нужны. А идеология – ну, так, если не вредит делу, то пусть будет. Тут, конечно, кто-то попытается подловить меня на противоречии: мол, сначала Кунгуров заявляет, что революционеры желают совершить радикальные преобразования в обществе, а теперь он гонит, что идеология им не нужна.

Ох, ну при чем тут идеология? У всякой революции есть своя задача. Какая задача была у революции 1917 г.? Задача выражается одним словом – ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ. А кто решит эту задачу – либералы, эсеры, меньшевики, большевики – ей, революции, глубоко фиолетово. Борьба за власть – всего лишь кастинг на дееспособность. Большевики оказались самыми дееспособными – власть захватили, удержали и зачистили всех оппонентов. Но задача революции была еще не решена. Если бы они ее не решили – их смела бы или новая революция, или внешние силы. Чем бы русские встретили Гитлера в 1941 г., без автопрома, моторостроения, авиазаводов и танкоградов? Пламенные речи комиссаров бессильны против пикирующих бомбардировщиков. Во время Первой мировой войны отсталая русская промышленность не могла даже винтовками русскую армию обеспечить. Чем это закончилось – известно.

Так вот, возвращаясь к дню сегодняшнему, задача революции вовсе не в том, чтобы сменить плохого Путина на хорошего Хуютина. Задача революции, как бы смешно это не звучало, догнать и перегнать Латинскую Америку в лице ее наиболее развитых стран. Для этого необходима новая индустриализация – строительство экономики, соответствующей VI-му технологическому укладу. Это та самая задача, которую не решили либералы, придя к власти в 1991 г. У них было все для этого – колоссальный советский экономический потенциал, хорошая система образования, отлаженные механизмы социального государства, поддержка общества и даже 15 лет нефтяной халявы.

Результат четвертьвекового господства либералов – угробленная производящая самодостаточная экономика IV-го техноуклада, которая проиграла в 80-е годы экономикам более продвинутого V-го левела, но отставала от них незначительно, а в чем-то их опережала. Но вместо догоняющего рывка революционеры-либералы занялись великим дерибаном. Если бы не взрыв нефтяных цен, новая революция произошла бы в начале нулевых. Но либералам сказочно повезло. В результате этого везения на обломках советской экономики возникла экономика трубы, главными бенефициарами которой являются старик Кабаев и кучка его дружков из бандитов и комитетчиков. Взлет нефтяных цен породил путиномику, обрушение барреля ее похоронило.

Так что правящие либералы скоро отправятся на помойку истории. Несистемные – туда же. Они не в состоянии предложить альтернативу. Формула «оставим все как есть, но исключим коррупцию, бюрократию и добавим свободы» не работает при бочке жижи за 30 баксов. Какие бы честные выборы не проводил ЦИК под руководством Навального, технологическое отставание в 30 лет от передовых экономик мира мньше не станет.

Меня со всех сторон пугают тем, что после свержения Путина к власти придут хорошо организованные либералы: Ходорковский, Касьянов, Каспаров и прочая братва. Я не только этого не исключаю, а даже считаю это наиболее вероятным этапом новой русской революции.  Схема, вполне возможно, будет той же, что и 100 лет назад: дворцовый переворот – либералы – хаос – бунт (война) – диктатура (необольшевики). То, что либералы, даже несистемные, не способны построить инновационную экономику, надеюсь, очевидно. Поэтому и у власти они продержатся не дольше «временных».

У некоторых, возможно, возник вопрос: почему в Японии и Корее либералы построили передовую экономику и вполне себе благопристойную демократию, а в России та же самая идеология стала знаменем воров и предателей? Так в том-то и дело, что сама идеология ничего не значит. Это лишь инструмент. Дайте дебилу самый лучший инструмент – разве он добьется успеха?  А человек умный, энергичный и прагматичный, понимающий, ЧТО ему надо сделать, сам себе подберет инструмент.

Пример я приводил выше. Большевики себя ни в чем не ограничивали. Под марксиско-лозунговое бла-бла-бла для масс они, если необходимо было для дела, срали на любые марксистские догмы. Надо было для дела вернуть в страну капиталистов – устроили НЭП, надо было загнать в колхозы крестьянство – загнали (нэпманов к тому времени ликвидировали).  Надо было подавлять восстания – давили, пролив крови трудящихся на порядок больше, чем при проклятом царизме. Надо было чистить илитку – чистили. Надо – воевали с капиталистами и торговали с нацистами (не дружбы ради, а пользы для). Изменилась ситуация – вчерашние враги стали лучшими друзьями, а временные друзья – исчадием ада.

При чем тут идеология, принципы и прочая лабуда? Тут нужна лишь пропаганда и она с задачей натягивания совы на глобус справлялась в СССР отлично. Цель, напомню, была в том, чтобы построить в России развитое индустриальное общество. В результате за 30 лет было построено не просто индустриальное общество, а ЛИДИРУЮЩЕЕ в самых высокотоехнологичных отраслях, как то космонавтика и атомная энергетика.  Запустить человека в космос могли и эсеры. Чем их идеология была хуже большевистской? Причины их поражения лежат не в идеологической, а в иной плоскости. Дыбенко был большевиком, а не эсером – только и всего.

Кстати, звезда Дыбенко закатилась очень быстро. Зимой 1918 г. он, уже целый министр Временного рабоче-крестьянского правительства отправился на фронт с отрядом морячков защищать революцию. Однако, даже не вступив в соприкосновение с немцами, дезертировал и отправился в тыл мародерить и бороться с водкой путем ее уничтожения через употребление. Был отловлен, изгнан из партии, судим и приговорен к расстрелу. Правда, потом прощен. Вот это – зря. Шлепнуть шваль надо было сразу, а не откладывать на 20 лет.

Так вот, если у революционеров есть четкое понимание, ЧТО им надо сделать, чтобы Россия сохранилась, и представление, КАК это сделать, то никакая идеология им не нужна от слова «на..уй».  Революционеры могут исповедовать самые разные идеологические фетиши – главное, чтоб они не мешали им делать дело. Пусть монархист, засыпая, тешит себя мыслью: вот построю Великую Россию, народ в блогодарность выберет меня царем. Пусть коммунисты тешат себя надеждой, что когда они выведут страну в мировые лидеры, то весь мир уверует, что это стало возможно только благодаря учению Маркса-Ленина. Ну, и т.д. Вся эта идеологическая мишура – ничто, если носитель идеологии занимается решением практических задач, стоящих перед государством и обществом, а не пытается реализовать свои утопии.

Но до того момента, пока революционеры примутся рулить страной, им надо, как минимум, дожить. А еще добиться того, чтобы страна дожила до этого момента. И это выдвигает на первый план вовсе не идеологическую подкованность революционеров, а их способность решать низкие, приземленные задачи в крайне неблагоприятных условиях. То есть нужны будут, выражаясь современным языком решительные кризис-менеджеры, а не утонченные философы и прозорливые футурологи.

Вот, возьмем, допустим, того же Степана Сулакшина. Проделанный им объем работы и ее качество вызывает большое уважение. Но весь этот багаж в первые месяцы, а то и годы революции, когда будет решаться ключевой вопрос любой революции – вопрос о власти, окажется невостребованным. Что с того, что коллектив Центра разработал отличный проект Конституции? Нефтянка в кризисе. Энергетика, изнуренная чубайсовскими реформами, в провале, банковская система просто рухнула, жрать нечего, херачит гиперинфляция, кругом саботаж и развал систем управления. Чечня опять отложилась, Кадыров объявил себя верховным амиром Кавказа. Запад усиливает санкционное давление…

В этой ситуации писатели Конституции никому не нужны. Нужен человек, который способен решить в очередной раз чеченский вопрос, пока он не перерос в вопрос общекавказский. И я вам гарантирую – те способы, которым будет решаться этот вопрос, будут антиконституционными до такой степени, что в Гааге вздрогнут.

А как побороть саботаж «эффективных менеджеров», присосавшихся, как пиявки ко всему и всея, привыкших работать на карман, а не на страну? Самая прекрасная Конституция тут ничем не поможет. Здесь потребно будет то, что большевики называли «классовым чутьем», то есть понимание, кого надо расстрелять без суда и следствия за то, что ТЭЦ зимой вдруг остановилась, а кого напугать до усрачки  и заставить работать 20 часов в день, ликвидируя последствия аварии.

Те кто будет решать реальные проблемы в условиях революционной смуты – это совсем не те люди, которые интересуются нынче красивыми идеологиями и вообще политикой. Горизонт планирования в это время – месяц, много два. Вся страна живет под лозунгом «Нам бы день простоять, да ночь продержаться». Делают карьеру в такие моменты люди, обладающие талантами Буденного и Красина. Ну, если сделать поправку на современные реалии, это будет время Стрелковых и Примаковых.

И только после стабилизации положения и укрепления правящего режима от «тушения пожаров» надо будет переходить к решению стратегических задач. Конечно, будут действовать жесткие ресурсные ограничения, денег и на космонавтику и на нанотехнологии одновременно не хватит, денег на широкие социальные гарантии, за которые  массы во время революции шли на баррикады, не будет вовсе. Для начала надо будет выстроить экономику. Вот тут уже потребуются высоколобые эксперты типа Сулакшина, обладающие способностью сварганить математическую модель социальных и экономических процессов. Но до того момента, как говорится, дожить надо.

Так вот, вернемся к вопросу партстроительства. Сейчас в стане, скажем так, патриотических революционеров, сформировались два параллельных тренда. Условно назовем это системой Стрелкова, который инициировал широкую, организационно аморфную и идеологически размытую коалицию «25 января»; и системой Сулакшина, который пытается выстроить жестко иерархичную организацию на четкой идеологической платформе, которую инициатор мыслит как точку сборки интеллектуальной элиты Новой России. Названия у структуры, формирующейся вокруг Центра Сулакшина, пока нет, условно инициаторы называют ее ПНТ, что значит «партия нового типа».

Вопрос о том, какой путь эффективнее – сеть Стрелкова или пирамида Сулакшина, я считаю в высшей степени дилетантским. Просто вокруг Стрелкова, как человека действия, кучкуются люди, способные эффективно действовать на первой стадии революции. Кто будет аналогом балтийской матросни, кто будет давить сепаратизм на окраинах, кто станет саботажников к стенке ставить? Я очень сомневаюсь, что рулить такими процессами смогут благообразные профессора из сулакшинской тусовки, будь они носителями хоть самых прогрессивных идей.

А вот тупой, примитивный и агрессивный националистический молодняк идеально подходит на роль пушечного мяса революции. И уж простите мой цинизм, но чем больше его будет утилизировано на фронтах новой гражданской (типа усмирения Кадыристана), тем ниже будет риск нового «Кронштадтского мятежа». Контингент, который кучкуется вокруг движения «Новороссия» — прекрасный кадровый потенциал для нового ЧК. Без противовеса «матросикам»-националистам никак нельзя.

Сулакшина передергивает от одного упоминания националистов или их лидеров. Я вот тоже считаю национализм – идеологией даунов. Но как ресурс, я эту категорию очень ценю. Матрос Железняк не был продвинутым интеллектуалом, а его братва – это вообще кучка уголовников и алкашей, но без него и ему подобных, кем бы были большевики – кучкой теоретиков-белоручек, и не более того. Так что памятники братве в тельняшках поставлены не зря, они заслужили. В общем, поменьше бы нашим патриотам интеллигентского снобизма, побольше – циничного прагматизма.

Точно так же и националистам-«центробалтовцам» со стрелковцами-«чекистами» не обойтись без новых Красина и Чаянова, то бишь Сулакшина и Ко, как мышцы и скелет не могут существовать без центральной нервной системы. И после новой гражданской должна произойти ротация элит – либо «комиссары в пыльных шлемах» потеснятся, уступив место у руля комиссарам с докторскими степенями, либо нарулят первые страной в очередной тупик.

Ну, что, я достаточно четко ответил на вопрос, как я могу тусоваться с людьми, которых энторнетные снобы за людей не считают? О, вы еще сами будете аплодировать, когда в вашем городе центральный проспект нарекут именем комиссара Просвирина, а «кровавому террористу» Стрелкову  под барабанную дробь пионеров-лимоновцев откроют памятник прямо напротив университета им. профессора Багдасаряна. Ну, это в том случае, если революция победит, конечно.

Источник: блог Кунгурова




Комментирование закрыто.