Четыре уровня «убийства» и «воскрешения» Аркадия Бабченко

Денис Семенов

arkadiy-babchenko

В истории с Аркадием Бабченко видятся несколько планов, рефлексивных уровней. Выводы по каждому из них будут иметь значение для происходящего в дальнейшем.

План первый — спецоперация СБУ. За это, разумеется, огромное спасибо, выше всяких похвал. Наши спецслужбы наконец-то научились работать на упреждение, хотя бы в том, что касается политических убийств на нашей территории. Аркадий, к счастью, жив. Остаётся вопрос, выведет ли киллер на заказчиков, но Аркадий жив, и это главное.

Второй план — как верно было подмечено Юрой Романенко — состоит в торжестве украинского постмодерна. Главное в том, что это торжество над российским постмодерном. По сути, это гибридный ход в ответ на системную гибридную агрессию, полная деконструкция базовых смыслов вроде жизни или смерти, да ещё и с отсылом на американские полицейские сериалы. Россия активно использует постмодернистскую логику в войне против Украины и Запада. «Ихтамнет», «былреферендум», «адиннарот», «народыдонбасса» и прочие симулякры запускались с пулемётной скоростью и продолжают запускаться. История с Бабченко в этом плане — симметричный ответ на атаку российских симулякров. Я далёк от мысли, что у СБУ и вообще у нашего руководства были такие намерения — вряд ли большинство из них знакомы с классикой постмодерна. Скорее всего, прав Юра: ситуация постмодерна и «общество спектакля» настолько пропитало украинскую реальность, что один раз получилось даже в плюс. Что неким образом компенсировало «выдвижение» Иво Бобула. Вопрос тут только в том, что продолжать в том же духе опасно. Ибо можно запутать не только россиян, но и себя. Не говоря уже о порядком одуревших западных партнерах. В данном случае цель оправдывала средства — на кону была человеческая жизнь. Но инструмент («гибридом по гибриду») — не многоразового использования.

Третий план ещё интереснее с точки зрения внутренней политики. Секретность спецоперации была настолько высока, что о ней знал Президент и силовики, но не имел ни малейшего представления даже премьер-министр. Ему, судя по всему, даже не намекнули, что не надо ничего комментировать ВВС. Надеюсь, из лучших побуждений. Но все-таки… по Конституции премьер — первое лицо в стране. С формальной точки зрения. Он входит в состав СНБО и обладает высочайшим уровнем доступа к любой информации, в том числе совсекретной. И тем не менее- он ничего не знал. Может, таким образом ему на что-то намекнули? История ведь теоретически может повториться по другому поводу и в других обстоятельствах. В ходе избирательной кампании, например. Возможно, зря уже развесили борды с текстом о «Кабмине Гройсмана?» кто знает…

Наконец, план четвёртый — пугающий. Общество находится в состоянии достаточно тяжелого посттравматического расстройства. Оно тем тяжелее, что причина расстройства — война и мегасрач, исчезновение взаимного доверия — не устранена и каждый день поворачивается к нам новой гранью. В этой ситуации сначала погрузить всех активных в очередной глубокий стресс, а потом, через 18 часов ещё в один стресс, по тому же поводу, но с другим знаком — это очень опасное травмирующее воздействие. Контрастный душ — лучший мотив «полюбить Большого брата». Конечно, брат у нас не такой уж Большой. И полюбить его вот так вот вдруг — на фоне слишком уж многочисленных свинцовых мерзостях правоохранительных органов, занимающихся в свободное от отдыха время время стрижкой овец из малого и среднего бизнеса — нереально. Но кто сказал, что манёвр не захочется повторить?

Фото: REUTERS

Подписывайтесь на Facebook автора, канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.