Chercher le femme:в геополитике — сопутствующий, но решающий фактор

Владимир Лупашко

Труды «теоретиков», мусолящих тему румынской угрозы, ничего нового, кроме отрыжки неприятия, не приносят. А единственная «польза» от говорильни в разных форматах на тему урегулирования конфликта — эксплуатация доходной специальности: «Приднестровский туризм».

Тем временем в регионе грядут события, от которых Бог миловал последние 60 с лишком лет. Чтобы зреющий из-за инфантилизма Украины нарыв противоречий прорвал в управляемом режиме, представляю особый взгляд на проблему.

Елена ЧАУШЕСКУ. РУМЫНИЯ

«Женский фактор» в «Бессарабском вопросе»

«Золотой век» Бессарабии, после присоединения ее к России в 1812 году, был расстрелян Принципом в Сараево. Сопутствующий, но решающий «женский фактор» в лице русской царицы–немки погубил монархию, вернув Молдове статус-кво «страны на пути всех бед».

За увлечение мистикой и ее носителем императрица заплатила гибелью семьи. Через 70 лет возможность быть «шеей», поворачивающей голову румынского культа, обошлась «товарищу Елене» в ту же цену.

К последствиям оккультных «слабостей» российской владычицы немецкого происхождения следует отнести также расчленение Молдовы в 1918-м году по Днестру без правового наркоза. Капризы властолюбивой татарки Раисы, жены генсека и президента СССР Горбачева, способствовали распаду державы и под предлогом румынской угрозы повторному раскрою маленькой Молдовы по руслу Днестра. С народом, естественно, забывали советоваться и в том, и в другом случае.

Всякая власть, какой бы гнусной ни была, вынуждает приспосабливаться к ней.

Неспроста два моих деда, два Ивана – Лупашко и Музиченко любили байку о бессарабце, который на вопрос, когда ему лучше жилось – при румынах, или с русскими, отвечал: «Когда румыны ушли, а русские не дошли».

Как бы там ни было, «маємо то, що маємо» — потерянные поколения, круто замешанные на дрожжах конформизма.

Когда от Анатолия Плугару, бывшего министра национальной безопасности Молдовы, депутаты Парламента первого созыва стали требовать обнародования имен агентов КГБ, он со змеиной улыбкой предостерег: «Останетесь без Парламента».

На Левом берегу советской Украины с носителями «румынского духа» расправлялись беспощадно. На Правом румынские власти внедряли свой порядок также с невиданной жестокостью. Запрещалось разговаривать на русском, а за хранение литературы на кириллице многие русофилы схлопотали пулю.

Естественно, что службы политического сыска всюду работали на полную катушку. Тайные «глаза и уши» особенно востребованы диктаторскими режимами. В СРР доносил каждый восьмой житель. Офицер Румынской службы информации был обязан завербовать не менее 40 информаторов. Перевыполнение плана стимулировалось.

В 80-е годы мне пришлось разбирать коллективную жалобу из НПО «Виерул» на Стойчева Олега Александровича. Тот замучил коллег жалобами в разные инстанции, добиваясь льгот, причитающихся подпольщикам периода оккупации края Румынией.

Покорпев над материалами из архивов Сигуранцы в Бендерах, я убедился в отсутствии морали, как в политике, так и деятельности спецслужб. В голове надоедливым рефреном звучала реплика Мюллера из сериала: «Как это скучно — читать доносы».

Доверительная беседа Олегу Александровичу помогла. Его перестали привлекать лавры участника героического подполья, и он поменял место работы.

Судьба вновь свела нас в Бухаресте на президентском приеме. Эмиль Константинеску представил Стойчева своим крестным отцом.

Олег Александрович, сохранивший живость речи и легкость походки даже в столь преклонном возрасте, артистично изображал, как в Тигине он окунал в купель будущего президента Румынии. В качестве свидетеля ссылался на женщину цыганской наружности, с которой меня знакомил известный румынский музыкант Онориу.

Чаушеску жил, Чаушеску жив

По данным социологических исследований, большая часть румынского общества считает казненного в декабре 1989 года Николае Чаушеску хорошим правителем и осуждает расправу над семьей диктатора.

Это доказательство живучести национальной идеи «Великая Румыния», которую внедрял в сознание людей Чаушеску, более того, ее превалирование. Коммунистический диктатор играл на национализме по обе стороны Прута. У феномена Чаушеску, как и у лидера молдавских коммунистов Воронина, два корня: коммунизм и национализм.

Приверженность Чаушеску этой идее румыны ставят выше его просчетов, как главы государства.

Идеологическая составляющая политики Румынии касается Украины не меньше, чем Молдовы, где идее унионизма привержена вся верхушка власти.

Но Чаушеску не был первым. Он продолжил курс предшественника на посту первого секретаря ЦК Румынской рабочей партии Георге Георгиу-Дежа. Его не смутил даже трагический финал карьеры основателя традиций самостоятельного, в отличие от других стран социалистического лагеря, курса Румынии. За что и поплатился. Опухоль головного мозга, вызванная радиоактивным изотопом, унесла Дежа в могилу. Кстати, тот же диагноз определили у безвременно ушедшего кишиневского мэра Костина. Его вдова Юлиана Горя представляет Республику Молдова в Правительстве Румынии.

О том, как единственному из лидеров соцстран удалось хитростью вывести из своей страны советские войска, вам поведают в музее города Георге Георгию Деж.

В противостоянии Кремлю Чаушеску пошел еще дальше. Дружил с опальными Кремлю главами государств — Тито и Мао-Цзе-Дуном, сотрудничал с Израилем, с которым СССР разорвал дипломатические отношения. В разгар холодной войны возлагал венок с президентом Никсоном на Мемориале в Вашингтоне. В августе 1968-го, когда участники Организации Варшавского Договора ввели свои войска в Чехословакию, призвал нацию к сопротивлению, а рабочим отрядам самообороны приказал раздать оружие.

Для таких поступков надо быть выдающейся личностью, оправдывающей прозвище «Гений Карпат», которое ему присвоила раболепная пресса. Однако, был ли характер у Чаушеску стальным, как у Сталина?

«Гений Карпат» — ОН, или ОНА, Елена?

Ион Чаушеску, первый заместитель Госплана СРР, уверял еще при жизни диктатора, что его брат по природе добрый и очень покладистый человек. Даже после пыток в Сигуранце, когда несовершеннолетнему Николае кусачками отжали кончик языка (причина картавости), его характер отличался мягкостью, а воля подверженной чужому влиянию. Именно поэтому в 1965-м, после кончины Дежа, кандидатуру Чаушеску поддержали все претенденты на пост главы Партии. Каждый из них намеревался при первом удобном случае занять его место. Но властолюбцы просчитались. Их планы поломала женщина, ради достижения цели готовая идти по трупам.

Ион в запале беседы на острую тему назвал ее «Цацей» (крылатое прозвище в народе Елены Чаушеску, урожденной Петреску), упрекая жену брата за неутолимую жажду власти.

«Злоба ее постоянно душила, сжигала и душу, и тело, потому такая худая была, не могла поправиться», «Присвоила себе звание академика химических наук, хотя за спиной четыре класса образования и два коридора!», «Из троих детей только их общий сын Нику в нее пошел, конченый эгоист. Надю Команечи, олимпийскую чемпионку и любимицу нации, опозорил на собственной свадьбе. Мать принуждала сына к женитьбе на Команечи, хотя Нику любил другую»,- румыны обсуждали тайком жену диктатора.

Цзян Цин. Китайский опыт

Иону Шкьопу, бывшему собкорру газеты «Скынтея» по Ясскому уезду, доводилось не раз брать интервью у Первой Леди Румынии. Диктофонные записи убеждают в ее виновности за принятие ошибочных решений по главным направлениям государственной политики. Возомнив себя гением, она, вопреки здравому смыслу, настояла на продолжении губительного курса несбалансированной внешней политики.

Елена Чаушеску после визита в Китай в 1971 году не уставала восторгаться супругой Мао Цзян Цин, образ которой нашел отражение в песенном творчестве Владимира Высоцкого: «…не баба–зверь вершит теперь делами революции культурной».

Эти две женщины «ниоткуда», одного поля ягодки, быстро нашли общий язык, делясь опытом, как заставить трепетать от страха своих подданных. У Цзян Цин они составляли пятую часть населения Земли, зато роль Румынии была, есть и остается ключевой в вопросах войны и мира. (Никому не оспорить факта, что без румынской нефти Гитлер не смог бы начать войну против Советского Союза).

Об участии Цзян Цин в духовном воспитании Елены Чаушеску мне много интересного поведали профессор Окороков и его супруга Надежда Александровна, преподаватель китайского языка в Высшей школе КГБ. Андрей Захарович был личностью легендарной, известной Сталину, как издатель партизанской газеты на… бересте, а после войны советник Мао-цзе-Дуна по вопросам пропаганды.

Супруги Окороковы прекрасно разбирались в нюансах взаимоотношений Сталина и Мао, знали подлинные причины разрыва «вечной дружбы» между Москвой и Пекином, суть обид Великого Кормчего на «неправильное поведение» Хрущева и Брежнева.

Их откровения мне пригодились в Африке, когда в 70-е годы континент стал ареной выяснения отношений между мировыми державами.

Сопровождая Посла СССР в Танзании Сергея Слипченко и его супругу Александру Израилевну (родители известного украинского дипломата Александра Слипченко) в Посольство Румынии, я каждый раз обращал внимание на совместные фото Елены Чаушеску и Цзян Цин, украшавшие резиденцию румынского Посла.

У танзанийцев маоизм пользовался в ту пору популярностью, как и китайские товары спросом. Китайцы строили железную дорогу и усложняли нам жизнь демонстрацией своей патологической ненависти к советским «ревизионистам».

Молодые люди (в одиночку они не ходили) со значками председателя Мао на лацкане пиджаков при встречах испепеляли нас ненавистными взорами, следуя буквально по пятам. Подобные «знаки внимания» очень утомляли.

Китайцы имели привычку совать свой нос, куда не следует. Дошло до скандала, когда мы застали их представителей на территории полка РТВ в Дар-эс-Саламе, где были развернуты наши радиолокационные станции. В адрес МИДа КНР была направлена дипломатическая нота. Китай терял свое влияние в сфере военного сотрудничества, но не хотел с этим мириться.

Начальник ПВО Химиди, с которым на «Карибу» я облетал всю Танзанию, иронизировал по поводу автоматов советского производства, что им поставляли китайцы.

В марте 1976 года ушел из жизни Председатель Мао. С раннего утра сплошным потоком мимо ворот Посольства СССР проходили колонны маоистов с плакатами и громкоговорителями в руках. Обстановка накалилась до такой степени, что военнослужащим раздали личное оружие, которое, к счастью, не пригодилось.

Со смертью Мао позиции Китая в Танзании слабели с каждым днем. Железная дорога, построенная на основе глины и веток, расползлась после первого же сезона тропических ливней.

Кроме того, строители-китайцы, как саранча, поедали все живое, попадавшееся на пути. Когда в ход пошли животные национальных парков, местные жители подняли тревогу. В один прекрасный день танзанийцы выдворили «китайских помощников» из страны.

Президент-камикадзе

Упрочению советского влияния на Черном континенте способствовал визит Председателя Президиума Верховного Совета СССР Николая Подгорного в марте 1977 года. Впервые советский руководитель столь высокого ранга посетил три африканские страны за экватором.

Его визит был подобен полету «камикадзе». Выполнив свою миссию, Подгорный сошел с политической арены, передав президентский статус Брежневу.

Переводчикам, работы хватало. Кроме обеспечения встреч Подгорного с президентом Танзании Ньерере, а членов советской делегации с местными руководителями, я помогал кинодокументалистам Бганцеву и Истомину снимать фильм о визите Подгорного, который так и не вышел на экраны.

Меня, кроме всего прочего, обязали выпускать для советской делегации бюллетень, в котором среди других главных мировых событий была помещена информация о расправе с «бандой четырех» во главе с вдовой Мао.

Жаль, что китайский урок не пошел впрок румынской подруге Цян Цзин.

Фотографий Елены и Цян Цзин в Посольстве Румынии я больше не видел.

Берлинская стена по Пруту

Разногласия между лидерами потребовали возведения посередине русла реки Прут, разделяющей Молдову и Румынию, невидимую Берлинскую стену.

Популярная в начале 50-х годов песня «Привет, Бухарест!» в исполнении Марка Бернеса, поначалу звучавшая в каждом кишиневском дворике чаще, чем шлягеры про «Ландыши» и «Мишкину улыбку», вдруг, исчезла из репертуаров. Слова из песни с «приветом из родных московских мест» и особенно те, что «душой мы всегда и всюду вместе», оказались пророческими в смысле близости молдаван с румынами только «душой». Контакты родственных народов были максимально ограничены.

Заказные писаки и теоретики от науки переводили громадное количество бумаги для доказательства недоказуемого. К примеру, что румынский и молдавский – абсолютно разные языки. Ион Друцэ остроумно заметил по этому поводу: «Между молдавским и румынским языками нет ничего общего, хотя, и различий никаких нет».

В Молдавии было невозможно купить, или подписаться через почту на румынскую периодику. Мне учеба в Ленинградском университете предоставила возможность регулярно приобретать интересующие книги на румынском языке в магазине «Дружба» на Невском, а периодику в киоске «Союзпечати» на Университетской набережной. Надеюсь, он и сейчас стоит у корпуса с мемориальной доской об успешной сдаче экстерном юридического курса Ульяновым (Лениным).

Друзья-регбисты из сборной «Буревестника», которые заканчивали юрфак вместе с нынешним президентом России, к юбилею однокашника намеревались к ленинской добавить еще одну мемориальную доску, но передумали. Оно и понятно, – юристы.

В начале 80-х годов поездом из Москвы в Бухарест через Кишинев возвращался родной брат моего тестя. Руководитель группы румынских туристов первым выскочил из вагона и со слезами на глазах умолял нас обойтись без личных контактов, иначе по прибытии в Бухарест его уволят с работы и исключат из Партии. Пятиминутная встреча братьев, бывших в разлуке сорок лет, прошла тихо, без свидетелей.

Раиса Горбачева – могильщик СССР?

По мнению Сергея Деева, Раиса Горбачева — виновник распада сверхдержавы. В своих доказательствах соратник академика Дмитрия Лихачева, один из основателей Советского фонда культуры ссылается на теорию русского философа Алексея Лосева о роли личности в истории общества, как смысловой программы глобального пространства.

Разрушительная миссия Горбачевой началась с учреждения в 1987 году Советского фонда культуры. Ее жгла обида, что председателем Фонда поставили академика Лихачева, а не ее, Первую Леди страны. Неуемные амбиции и жажда власти после краха мировоззренческой позиции ускорили физическую смерть Раисы Максимовны.

С течением времени все отчетливее становились различия между целями, которые стремились достичь через Фонд истинные интеллигенты — Лихачев, Сахаров, Велихов и притязаниями коммунистических правителей. Если первые радели о сохранении культурного наследия, то «партократы» рассматривали Фонд в качестве пропуска в «западную мировую элиту».

Академиков вынужденно терпели какое-то время из-за их прямых контактов с коллегами на Западе, светилами в научном мире, куда извечно стремятся пробиться все политики. А тут еще директором Библиотеки Конгресса США был избран «ученик Лихачева», советник американских президентов по «русскому вопросу» и специалист по старообрядчеству XVII века Джеймс Биллингтон.

Дееву при помощи Лихачева и митрополита Питирима удалось уговорить Горбачеву на празднование «Тысячелетия Крещения Руси», чтобы начать диалог молодых реформаторов с западными партнерами. «Цивилизационный» проект Фонда впоследствии получил широкий резонанс в политических кругах.

В то время как Первая Леди была занята помощью крымским татарам массово эмигрировать на историческую родину, Деев в Вашингтоне договаривался об организации к «Тысячелетию Крещения Руси» выставки русских старопечатных книг и рукописей. Оплатить реставрацию зала в старейшем здании Библиотеки согласился Арманд Хаммер, при условии, что открывать выставку будет Горбачева во время визита ее супруга в США.

После телеграмм Биллингтона в адрес секретариата генсека и министра культуры, условия Хаммера были приняты.

Раиса Максимовна, женщина волевая и властная, не терпящая возражений, поссорила двух пассионарных лидеров – генсека Горбачева и секретаря Московского горкома Ельцина. На жалобу Раисы по поводу грубости Ельцина в телефонном разговоре с ней, Горбачев отреагировал лишением Бориса должности и ссылкой «на периферию». Ельцин, у которого характер был тоже «не сахар», перестал ходить на работу. А в России «обиженных» любят. Советская правящая элита раскололась. Так началась карьера будущего президента России.

Все осуждали и презирали Горбачева, как «подкаблучника» «кремлевской жены».

Масла в огонь добавило возмущение спецслужб поведением Горбачева на встрече в 1989 году с премьер-министром Великобритании Тэтчер. «Хозяин» позволил английской контрразведке грубо отсечь сопровождение, уложить его охрану на пол. Просочившаяся в прессу информация из закрытой беседы Горбачева с Тэтчер, окончательно скомпрометировала его, как лидера.

31 мая 1990 года Горбачева в сопровождении жены американского вице-президента посетила в Библиотеке Конгресса США выставку русских старопечатных книг и рукописей, посвященную «Тысячелетию Крещения Руси».

На открытии выставки она в присутствии 400 человек американской элиты процитировала Горького, никакого отношения к древнерусской культуре не имевшего. Американцы сделали сенсацией низкий образовательный уровень Первой Леди СССР.

После Биллингтона и Хаммера слово предоставили академику Лихачеву, но он вместе с Деевым находился в конце зала и не смог пробиться через плотную толпу конгрессменов. Теперь он был не нужен Америке, впрочем, как и Америка, ему, истинно русскому патриоту.

В Нью-Йорке на чету Горбачевых было совершено покушение, но бомба, брошенная под колеса автомобиля, не взорвалась. Господу Богу было нужно, чтобы они испили чашу позора до дна.

Раиса Горбачева относилась к той категории экстравагантных женщин, что и Нэнси Рейган, Хилари Клинтон, которые подавляют самостоятельность своих знаменитых мужей. Через супругов влияя на политическую реальность общества, такие дамы разрушают личность исполнителей их прихотей.

Старообрядец Деев считает, что большего уважения заслуживают не менее влиятельные, но скромные, образованные подруги жизни, такие, как Барбара Буш.

Когда СССР распадался, через Барбару Сергей Еремеевич знакомил Джорджа Буша (старшего) с материалами причин религиозно-этнических конфликтов на территории СССР», а также с методикой их разрешения.

Разработанная думающим и работящим исследователем Бушем «рейгономика» с учетом, безусловно, рекомендаций Деева и других ученых из СССР, реально изменила мир в лучшую сторону.

Особый случай с союзом супругов Лебедь – Александра Ивановича и Инны Александровны, с которыми я был близко знаком с начала и до конца 90-х годов.

Генерал был самобытным человеком, мужественность которого очень удачно дополняла женственность супруги в сочетании с сильной волей. Незаметно для окружающих она корректировала житейскую стезю мужа, не задевая профессиональной сферы.

Когда же генерала кривая увела со знакомого военного пути в политику, он потерялся. Форменным образом. Здесь Инна Александровна ему ничем помочь не могла. Это стало трагедией для них обоих, только они боялись в этом себе признаться. Об этом у нас при прощании в Красноярске состоялась беседа с Александром Ивановичем. К сожалению, помочь ему никто не был в состоянии.

Агенты влияния под одеялом

Раиса Горбачева — полная противоположность Барбаре Буш, изысканную привлекательность которой подчеркивала интеллигентность супруга.

Заполучив статус Советской Леди № 1, Раиса с каждым днем все больше теряла чувство реальности. Имея полную власть над мужем-генсеком, она настолько переполнилась чувством собственной значимости, что попыталась продемонстрировать это на встрече с Тэтчер, первой протянув руку для приветствия. Железная Леди ее презрительно проигнорировала.

Не скупясь на критические замечания в адрес Елены Чаушеску, сама Горбачева мало чем отличалась от нее по манерам, воспитанию, образованности.

Кроме всего прочего, ее несдержанность способствовали разглашению версии причастности советских спецслужб к ликвидации семьи Чаушеску в декабре 1989 года.

Как и в случае с Ельциным, муж-подкаблучник разногласия Раисы с Еленой перевел в сферу большой политики. Участь четы Чаушеску была предрешена. У программы американского «антивируса сдерживания советской угрозы устарела». Чаушеску, подобно Лихачеву, был уже не нужен американцам.

Посчитав своей личной заслугой продвижение краснодарского комбайнера до уровня первого секретаря крайкома, а затем и генсека, тщеславная Раиса Максимовна явно желала большего.

Горбачев вслед за своей благоверной замахивался на мировое лидерство. За ценой при этом он не стоял. В этой гонке без жертв не обойтись. Семейство неугодного Кремлю Чаушеску – одна из них. В конце концов, Михаил Горбачев сошел с дистанции гонки за власть. Раиса Максимовна такого удара перенести не смогла. Ее уход из жизни стал лишним подтверждением того, что главным в их дуэте была она.

На XII Всемирном фестивале молодежи и студентов 2005 года в гостинице «Москва» мы готовили ежедневные пресс-релизы для иностранных делегаций и высшего руководства СССР. «Западников» особенно интересовало мнение вездесущих журналистов о новом генсеке. На эту тему я беседовал с Дин Ридом, который после концертов заходил в Международный пресс-центр.

Он обратил мое внимание на ведущую роль, которую, по его мнению, будет играть в скором будущем супруга Горбачева. В отличие от моего восторженного настроя по поводу энергии, молодости, умения складно говорить Горбачева, певец заметил, что внимательно изучал его выступления, но так и не понял, в чем суть Программы. Одни слова. Призывы к перестройке – это не концепция, и тем более, не Программа действий.

— Впрочем, я – музыкант, не политик,- извинялся Дин.- Но, наверняка, Горбачев еще принесет малоприятных неожиданностей.

Сообщение о гибели певца меня очень расстроило.

1989-й: посев на перспективу

100-летие со дня трагического ухода из жизни гения румынской поэзии Михаила Эминеску пришлось на 1989-й год. С Украиной его связывала не только учеба в Черновицком университете, но и малороссийская родословная матери.

Оттепель перестройки позволила нам с директором студии «Телефильм «Кишинэу» Иваном Михайло и издателем Ионом Бугой организовать первую в истории взаимоотношений двух стран экспедицию по памятным местам жизни и творчества Эминеску. Разработали маршрут, выпросили автобус у председателя Гостелерадио Лозана, договорились с Союзом журналистов Румынии и отправились в путь.

В творческую группу вошли известные журналисты: Серафим Беликов, Мирча Сурду, режиссер Думитру Ротару, художник Александр Хмельницкий, фотохудожник Михаил Потырникэ и другие коллеги.

Первооткрывателей из Молдавии встречали лучше правительственных делегаций, по крайней мере, душевнее. Разместили в гостинице «Триумф», предназначенной для личных гостей Президента. Перед журналистами открыли двери всех правительственных учреждений, устроили экскурсию по знаменательным местам страны.

Наша экспедиция стала первой ласточкой закладки основания творческих связей между Молдовой и Румынией. Далее были караваны машин в сторону Прута, Мосты цветов, акции открытия границ, но это потом.

15 июня в день рождения Поэта на кладбище Белу в Бухаресте под сенью цветущих лип состоялся митинг памяти Эминеску с участием Чаушеску.

Среди присутствующих на церемонии был лидер Народного фронта Молдовы Юрий Рошка. По завершении митинга я познакомил Рошку с сопровождавшими нас от Союза журналистов Румынии супругами Адрианом и Роксаной Даскалу, корреспондентами информационного агентства «Рейтер».

В блиц-интервью агентству Юрий поведал о далеко идущих планах создания партии и содействия объединению Молдовы с Румынией на федеративной основе.

Через полтора года Роксана поздней ночью позвонила мне в Кишинев с вопросом, волновавшим тогда всех: правда ли, что румынские войска перешли границу и уже на подходе к столице?

В середине сентября того же года в Румынии произошло землетрясение с жертвами. Министерству иностранных дел Республики было поручено организовать помощь пострадавшим продовольствием, медикаментами, а также гуманитарными сборами у населения.

Случилось так, что министр Петр Комендант и его заместитель Сергей Лазарев отсутствовали. Петр Васильевич готовился отбыть Послом СССР в Кот-д’Ивуар, а Сергей Емельянович оформлял загранкомандировку в Конго. За министра оставался автор этих строк – первый в истории молдавского МИДа советник.

В штате министерства, насчитывающем тогда …14 человек, практически не было специалистов, тем более, карьерных дипломатов с опытом работы за рубежом. Сотрудниками аппарата, в основном, были недавние выпускники вузов.

Новичков пришлось в спешном порядке оформлять на работу самому, так как отдела кадров не было. Среди принятых на работу тот период было немало перспективных дипломатов – будущие руководители ведомства Николае Тэбэкару и Юрие Лянкэ, бывший первый заместитель министра, а ныне сотрудник центрального аппарата ООН в Нью-Йорке Ион Ботнару, дипломаты Стела Волонтир, Виорел Мошану, Александра Добрянски…

От основной деятельности меня серьезно отвлекали вызовы к Премьер-министру Мирче Друку, когда срочно был нужен переводчик английского языка, или консультант по дипломатическому протоколу. Таким способом аппарат Премьера хотел избежать очередного конфуза, имевшего место, когда Друк пытался вызвать к себе «на ковер» из Москвы Посла Италии.

С поставленной задачей МИД, справился, хотя пришлось работать круглые сутки.

В течение нескольких дней мы наладили бесперебойную отправку по железной дороге эшелонов с гуманитарными грузами в сторону румынской границы. Для срочной доставки медикаментов пришлось дополнительно задействовать самолеты гражданской авиации. Ветераны молдавской авиации помнят наше сотрудничество.

Списки с номерами поездов, количествами и ассортиментами грузов я отдал «для истории» начальнику Госархива Республики Георгию Кирилловичу, старшему брату Петра Лучинского.

Это хорошая зарубка на память о времени, когда маленькая Молдова в мощном содружестве могла себе позволить широкий жест помощи большой соседке без ущерба для своей экономики.

Через месяц в знак признательности Правительство Румынии пригласило делегацию деловых людей из Молдавии на открытие Международной выставки в Бухаресте. На мое имя и Иона Чубука, представлявшего молдавский Госагропром, приглашения были выписаны персонально.

Международная выставка «Targul International-89» впечатляла. Показывая мне образцы новых моделей автомашины “Dacia” советник Посольства СССР в Бухаресте Владимир Бондарчук шепотом рассказал анекдот. Мол, когда Чаушеску показали первую модель “Dacia” и спросили, чего, по его мнению, не хватает в ней, тот ответил: «Северной Буковины и Бессарабии».

Советник Посольства признался, что он не против культа, когда налицо есть результаты. Улетая в Африку, Чаушеску приказал, чтобы к его возвращению дорога от центра Бухареста до Международного аэропорта была реконструирована на уровне международных стандартов. Теперь эта трасса в Европе — лучшая.

Я, в свою очередь, попотчевал его не менее актуальной байкой, в тему. Во время посещения одной из элитных кишиневских школ, Чаушеску подозвал мальчонку с типичным для румына орлиным, как у него самого, носом, черными волосами и темными глазами и спросил:

— Как имя твое, славный потомок даков?

И мальчик ответил:

— Изя»

Павильон СССР открывало громадное фотопанно августовской встречи генсеков ЦК КПСС и ЦК КПР с супругами. Между ними хорошо знакомое лицо переводчика Чеслава Чебану, моего приятеля с незапамятных времен.

Чеслав Иванович работал в лекторской группе ЦК Компартии Молдавии, когда я возглавлял республиканскую «Молодежку». У нас была традиция рабочую неделю завершать в пятницу вечером за дружеской беседой при участии еще одного приятеля — журналиста Евгения Подгорного. Место встречи без изменений — в баре гостиничного комплекса «Сеабеко».

Тещей Чеслава была главред «Юного ленинца» Людмила Вэтаву, мечтавшая увидеть зятя «там, наверху» и прилагавшая для этого большие усилия. Наконец, ее мечты сбылись и Чеслава перевели в Международный отдел ЦК КПСС. По отзывам от коллег, Чеслав был в фаворе у самой Раисы Горбачевой. И вот передо мной доказательство могущества женского фактора.

После крушения Союза Чеслав вернулся в Кишинев советником президента Снегура. Побыл немного министром приватизации и, отбыв каденцию Послом Молдовы в США, остался в Америке на ПМЖ.

На открытие Международной выставки «Targul International-89» были приглашены представители всех республик Союза ССР, но на встречу с Президентом Румынии в полном составе допустили только делегацию из Молдавии.

У входа в зал торжественных заседаний Дворца «Котрочень» прибывших гостей встречали Президент Румынии с супругой. Елена запомнилась мне своим жестким, совсем не женским рукопожатием сухой, цепкой рукой.

Нас с Ионом Кондратьевичем Чубуком, будущим премьер-министром Республики Молдова, как руководителей молдавской делегации, усадили в первом ряду, напротив Президиума по центру. Рядом с Президентом помещался Посол СССР в Бухаресте Евгений Тяжельников. Утром у меня с ним состоялась беседа. Посол был расстроен: делегациям пора возвращаться, а запланированная встреча с Чаушеску не состоялась.

Евгений Михайлович рекомендовал мне во главе делегации отправиться за город для знакомства с сельскохозяйственной коммуной, а Чубуку остаться в Посольстве подытоживать итоги подписанных договоров с Госпланом Румынии.

В коммуну я впервые за две недели пребывания в Бухаресте отправился одетый не по протоколу – в куртке, свитере и полуспортивных брюках. В разгар застолья меня вызвали к телефону для сообщения – срочно прибыть в Посольстве для встречи с Президентом. В таком вольном виде я и был запечатлен на фото в газете «Скынтея».

По протоколу, первыми зал покидают задние ряды, а Президиум и первые ряды прощаются с хозяевами последними.

Пожав руку президенту Чаушеску, я протянул руку Елене, которая пригласила меня отойти в сторону. Поблагодарив за помощь народу Румынии, пострадавшему от землетрясения, она попросила лично передать привет первому секретарю ЦК молдавской компартии Семену Гроссу. Дальше она скороговоркой обронила несколько фраз, смысл которых я не разобрал.

В полном смятении я ляпнул полную отсебятину, в смысле, пожелания президенту здоровья, которое очень нужно народу Румынии.

Меня мучили ощущения неестественности поведения Чаушеску, явно неадекватного, как и мертвенный цвет его лица с толстым слоем грима.

По глазам Елены я понял, что она угадала мои мысли в отношении странностей ее мужа. Хохотнув совсем по-деревенски, она небрежно уронила сквозь зубы:

— Это не он, это дублу (то есть, двойник (авт), товарищ Чаушеску болен…

Смысл сказанного ею я осознал значительно позже, когда с супругами было кончено.

Я не верю, что это их расстреляли, как это показано на кадрах кинохроники.

Не тот характер у Елены, чтобы сдаться живой, тем более, что она была вооружена. Скорее поверю, что ее муженек плакал и просил прощения. Лишним доказательством — загадочная смерть единственного свидетеля – военного прокурора Джорджицы Попы. Невольно возникает аналогия с «самоубийством» украинского министра внутренних дел Кравченко.

ЭПИЛОГ

Прошло двадцать лет с тех пор, как отколотый кусок Молдовы — Приднестровье дрейфует под флагом непризнанности.

Молдова медленно, но уверенно готовится сползти в объятья евроинтегрированной Румынии. Само название внешнеполитического ведомства Республики, структуру которого 20 лет тому назад мы только начинали проектировать с нуля, указывает на основную цель внутренней и внешней политики Республики, — евроинтеграция.

В тот, уже неблизкий 1989-й год, по возвращении из Бухареста, 10 ноября я был свидетелем штурма неформалами здания МВД. Министром внутренних дел тогда был нынешний лидер Партии Коммунистов, в недавнем прошлом президент Молдовы — Воронин.

Генерал Воронин, не желая брать на себя ответственность за применение законных мер обороны против правонарушителей, предпочел укрыться за безоружными милиционерами. По его вине исполнявшие свой долг офицеры серьезно пострадали, многие остались калеками. Само здание разрушено, наполовину сожжено.

7 апреля 2009 года, через 20 лет после вышеупомянутых событий, — дежа вю, только уже в общенациональном масштабе. Воронин в статусе президента вновь допускает разрушение, разграбление и сожжение символов государственности – Президентуры и Парламента.

Вновь есть пострадавшие среди сотрудников правоохранительных органов. Никто из преступников не наказан… Рано ставить точку




Комментирование закрыто.