Аргентина идёт ленинским путём

Александр Карпец

Недавно эту прописную истину продемонстрировала президент Аргентины Кристина Киршнер. Сия импозантная дама, как это ни парадоксально, придерживается весьма лево-радикальных, а главное абсолютно справедливых взглядов, как минимум, в прикладных социально-экономических вопросах.

В последние месяцы скандалы вокруг Аргентины не утихают. Началось с того, что в 2012 году исполняется 30 лет некогда нашумевшему конфликту между Великобританией и Аргентиной вокруг Фолклендских островов, которые в Аргентине именуют Мальвинскими. Напомним, что в 1982 году на спорные острова тогдашняя премьерша Британии Маргарет Тэтчер направила военно-морскую и военно-воздушную армаду, дабы отбить их у Аргентины. Можно спорить, корректно ли считать эти острова территорией Аргентины, ибо они лежат в Атлантике довольно далеко на запад от аргентинского побережья, хотя ближайшей к ним страной всё равно является Аргентина. Но то, что Великобритания на эти острова имеет прав намного меньше, чем Аргентина ясно даже школьному троечнику, неважно успевающему по географии.

В Аргентине аннексию островов подают не просто как национальную утрату, а именно как наступление британского капиталистического империализма на экономический, политический и территориальный суверенитет Аргентины – и здесь с аргентинцами трудно не согласиться! Годовщина конфликта ознаменовалась нападением на британское посольство в Буэнос-Айресе. Этот факт, а также неуклонные требования аргентинцев вернуть спорные острова накалили отношения южноамериканской страны с Британией. Ситуация ещё больше осложнилась в связи с тем, что в районе Фолклендских (Мальвинских) островов британские компании начали поиск нефти, поскольку информация о возможном наличии там залежей “чёрного золота” ходила уже давно.

Обострению отношений Аргентины с Западом немало способствует тот факт, что у власти в Аргентине находится Кристина Киршнер, которая, как и её покойный муж-президент Нестор Киршнер, отличается радикальными левыми взглядами. Кристина Киршнер в роли латиноамериканского борца с империализмом во многом не уступает “королю жанра” – президенту Венесуэлы Уго Чавесу. Как и венесуэльский коллега, Кристина Киршнер идет по пути национализации собственность зарубежных компаний, прежде всего нефтяных. Киршнер проводит такую же, как Чавес, социальную политику, а также широко использует националистическую, антизападную риторику. В начале апреля, когда отмечалось 30-летие конфликта вокруг Фолклендских (Мальвинских) островов, Кристина клеймила британский империализм, обещала рано или поздно вернуть Фолкленды-Мальвины под контроль Аргентины.

Вслед за давним конфликтом с Британией, недавно разгорелся конфликт с Испанией, имеющий уже не территориальные, чисто социально-экономические причины. В основе конфликта лежит спор о праве собственности на средства производства и природные ресурсы. Со времён знаменитого кризиса на рубеже 1990-2000 гг., социально-экономическая ситуация в Аргентине остаётся сложной, а мировой финансово-экономический кризис положение только усугубил. Киршнер решила национализировать крупнейшую негосударственную нефтегазовую компанию Аргентины – Yacimientos Petroliferos Fiscales (YPF).

Самое интересное, что изначально эта компания была государственной. Она была основана в 1922 году во время правления президента Ипполито Иригоейна. Кстити, последний был славным предшественником Кристины Киршнер , Уго Чавеса и иже с ними. Именно при Иригоейне в Аргентине были разрешены профсоюзы, законодательно введён 8-часовой рабочий день и проведены другие важные социальные реформы.

В 1993 году нефтяная компания YPF была приватизирована милилардером Карлосом Менемом, а в 1999 году был перепродана испанской нефтяной корпорации Respol, которой в настоящий момент принадлежат 57.4% акций YPF. На сегодняшний день  в компании YPF работаею около 8.5 тыс. человек. В 2010 году доход компании составил 11 млрд. долл., а прибыль – 1.3 млрд. долл.

Грянул мировой финансово-экономический кризис, за ним в прошлом году последовал европейский долговой кризис. Испания оказалась в числе наиболее пострадавших он него стран Европы. Естественно, что испанские капиталы стали выводиться в Испанию, а не вкладываться в развитие производства заморских стран. Правительство Аргентины мотивирует национализацию нефтяной компании YPF тем, что частные инвесторы вкладывают крайне недостаточно средств в геологоразведку и эксплуатацию нефтяных месторождений. В начале 2012 года Кристина Киршнер агрессивно критиковала нефтегазовые компании за сокращение добычи углеводородного сырья из истощённых ими же скважин, что вынуждает Аргентину наращивать импорт дорогого доплива. В прошлом году стране пришлось удвоить объёмы финансирования импорта энергоносителей, доведя расходы до 9.5 млрд. долл.

Следует отметить, что здесь Кристина абсолютно права: начиная с 1998 года, добыча нефти в Аргентине сократилась с 916 тыс. до 608 тыс. баррелей в сутки, т.е. в полтора раза. Другое дело, что эта тенденция началась задолго до кризиса.

Ранее власти Аргентины уже отобрали у компании YPF несколько арендных договоров, включая разрешения на разработку крупнейших месторождений в Аргентине.

Такие действия Аргентины вызвали ответную резкую реакцию правительства Испании, считающие YPF филиалом своей крупнейшей нефтяной компании. В результате конфликта акции Repsol с начала год аобесценились на 27%. Мадрид потребовал от Буэнос-Айреса компенсацию в размере 8 млрд. евро.

Премьер Испании Мариано Рахой предупредил, что национализация YPF «негативно повлияет на отношения двух стран, а также на их экономику». Назвав YPF “важной инвестицией ЕС в Аргентине”, министр иностранных дел ЕС Кэтрин Эштон предостерегла, что это “очень плохой сигнал международным инвесторам».На специальной встрече глав МИДов стран Евросоюза планируется рассмотреть меры Европы в отношении Буэнос-Айреса, и эксперты не исключают торговой войны между Евросоюзом  и Аргентиной.

В свою очередь, Кристина Киршнер с большевистской суровостью заявляет: “Я, как президент, не стану отвечать на угрозы. Я представляю интересы народа”. Она уверена, что заботится о долгосрочных интересах Аргентины: «Если продолжится нынешняя практика, когда месторождения истощаются, а инвестиций почти нет, наша страна лишится будущего. И не потому, что у нее не хватает ресурсов, а потому, что бизнес проводит такую политику». Власти Буэнос-Айреса обвиняют Repsol в том, что компания недостаточно инвестировала в нефтедобывающую отрасль, выводя прибыль за границу, кроме того — скрывала реальную стоимость YPF.

Впрочем, наблюдатели отмечают, что еще в конце 2010 года, Кристина Киршнер совсем по-иному отзывалась об YPF и ее владельце. После того как компания обнаружила на шельфе крупные месторождения нефти и газа, глава Аргентины публично выразила ей благодарность. Эксперты полагают, уже тогда у президента зародилась идея национализировать компанию. На фоне нарастания в Аргентине финансового кризиса и дефицита энергоносителей президент Аргентины отважилась воплотить эту идею в жизнь, опираясь на поддержку своих граждан.

Либерально настроенные эксперты обвиняют Кристину Киршнер в том, что она не впервые решает экономические проблемы страны путем экспроприации. В 2008 году, в разгар мирового финансового кризиса, она провела национализацию частных пенсионных фондов. В руки государства перешла и крупнейшая авиакомпания страны Aerolineas Argentinas. Но ведь во время кризиса национализацию и/или вливание государственных денег в частные корпорации проводили многие страны. Колоссальными объёмами вливания денег отличились, например, США. А сколько евро напечатал Евроцентробанк и влил в экономику Европы, спасая европейские предприятия, пытаясь кризисную дефляцию затушить инфляцией. Выходит, что “большим” можно, а “маленьким” нельзя! “Маленькие” должны стойко переносить тяготы и лишения кризисного времени, спасая “обделавшихся” со своей предкризисной “дольче витой” испанцев и вгоняя в нищету свои народы исключительно во имя священного либерального лозунга о “священности” частной собственности! Впрочем, Аргентина-то как раз не маленькая. По европейским меркам, это огромная по площади, значительная по населению, богатая ресурсами, просто интересная и живописная страна.

Западные эксперты всячески подчёркивают, что Кристина Киршнер, как и её покойный супруг Нестор Киршнер, воплощают в жизнь свою идеологию представляющую смесь социализма, госкапитализма и левого популизма, а потому для Кристины Киршнер национализация — это нормально и естественно, а присутствие иностранных компаний в ключевых секторах экономики страны  она рассматривает как угрозу. На Западе президента Аргентины обвиняют в том, что она взяла на себя повышенные социальные обязательства, для выполнения которых денег катастрофически не хватает, а международные финансовые организации Аргентине не верят и кредитов ей не дают. Но ведь и на Западе социальные программы являются огромным камнем на бюджетах стран, и все попытки их урезать оканчиваются массовыми протестами, переходящими в бунты. А кредиты западным странам не нужны: а зачем, если они сами себе печатают денег столько, сколько им нужно?

Внутри страны Кристина Киршнер контролирует ситуацию полностью. Её партия «Фронт за победу» имеет большинство в обеих палатах парламента. Это позволяет Киршнер выстраивать социальное государство, получая тем самым опору в массах. Существенную поддержку президенту Аргентины оказывает Уго Чавес: во время кризиса он поставлял Аргентине нефть по низким ценам из чувства “боливарианско-антиимпериалистической” солидарности. Кстати, Кубе Чавес тоже очень помог в самые тяжёлые для неё времена, когда в начале 1990-х Советский Союз развалился, а России Куба оказалась ненужной.

Президент Аргентины Кристина Киршнер вступила в конфронтацию сразу с двумя странами ЕС – Великобританией и Испанией. Чем это обернётся для страны, предсказать трудно, эксперты прогнозируют торговую войну Буэнос-Айреса со всем Евросоюзом. А это, в свою очередь, может стать новым этапом кризиса глобалькой капиталистической миросистемы, когда страны “периферии” отказываются признавать гегемонию “ядра” миросистемы. События обещают быть увлекательными, а дедушка Ленин с того света хитро щурит глаза…

Этот материал уже был написан, когда тема национализации нефтяной отрасли в Аргентине получила своё продолжение. Парламент этой южноамериканской страны поддержал президентский законопроект о национализации нефтяной отрасли, ч то неудивительно, ибо, повторим, Кристина Киршнер имеет большинство в обеих палатах. Решение вызвало взрыв негодования у так называемых развитых демократов. В свою очередь, это же решение получило одобрение в широких аргентинских народных массах, которые устроили демонстрацию поддержки «партии, правительству и лично мадам президентше», что дало повод для новой волны обвинений Киршнер в популизме. Но даже не это главное…

 

P.S.: Демонстрации поддержки, плавно перешедшие в первомайские народные гуляния проходили под красными транспарантами, на которых были изображены товарищи Владимир Ульянов-Ленин и Лейба Бронштейн, более известный как Лев Троцкий. Следует отметить, что Троцкий в мире до сих пор пользуется большой популярностью. Это у нас пенсионеры носят портреты Сталина, а за рубежом, особенно в Латинской Америке, популярен именно Троцкий Лев Давыдович, возможно потому что его убили в соседней Мексике.

Словом, интересный «левый ренессанс» в мире наблюдается…

 

Источник:  www.svoboda.com.ua




Комментирование закрыто.