«Алгоритм афганцев»: язык силы для украинской власти

Борис Такаев

Зампрокурора пояснил, что налоговики… ошиблись адресом. Почему они не «ошиблись адресом» и не вперлись, например, в Кабмин или Администрацию Президента, избив там какого-нибудь попавшего под руку мелкого чиновника – осталось неизвестным. Непонятно, почему не ворвались к очередному проворовавшемуся начальнику ЖЕКа или, например, главе Тендерного комитета любой госструктуры. Тут можно было бы любого хватать под белы ручки, а потом уже копать. И не важно, что «ошиблись» — все равно при должном подходе обязательно бы накопали много интересного.

{advert=1}

Ан нет, досадная «ошибка» привела чудесным образом налоговиков в офис организации, которая выразила стремление бороться за права украинцев, и взяла на себя мужество протестовать против антинародных действий власти. Подозрительная какая-то, согласимся, ошибочка вышла.

Тут же Вячеслав Трунов сообщил, что прокуратурой Киева возбуждены уголовные дела по факту незаконного обыска в офисе организации и по факту избиения майором налоговой милиции УНМ ГНА в Киеве Сергеем Олиенчуком сотрудницы «НКН» Юлии Литохиной.

А ведь это перл. Какое-то, простите, чмо в майорском звании «по ошибке» врывается в совершенно левый офис, и вместо того, чтобы разобраться, чего его вообще сюда принесло, дает волю рукам. И это создание, на минуточку, числится далеко не рядовым представителем весьма серьезной госструктуры. Той самой, которая призвана четко контролировать, как соблюдается законодательство в известной сфере в державе. При этом загнавшийся майор, поднявший руку на женщину, является носителем звания, созвучного войсковому, а значит, позорит весь офицерский корпус. Кстати, зачем им вообще такие звания? Назовите «старшим экзекутором» или «полномочной шавкой», или еще как, ведь кто-то по ошибке действительно может подумать, что речь идет об украинском офицерстве.

Тут не то что бывший афганец – каждый уважающий себя человек обязан был бы дать отпор зарвавшемуся чудо-майору. Желательно – так, чтобы этот подонок кровью умылся, ведь иначе существа из этой породы просто не понимают.

{advert=2}

Поведение толпы этих «полководцев» из налоговой милиции вообще заставляет задаться многими вопросами. Разве это – поведение адекватных людей? Ну если дядя Петя с улицы, к примеру, ворвется «по ошибке» к кому-нибудь из соседей, выломает двери и начнет избивать хозяйку, что его ожидает? Набьют от души морду, покалечат и упрячут в психушку, и будут совершенно правы. Потому что это – поведение либо буйного сумасшедшего, либо обдолбленного наркомана (что не имеет большой разницы), которые опасны для окружающих и должны быть усмирены посредством грубой силы.

Отчего же украинские «правоохранители» ведут себя как дикие звери, и это считается нормальным? Хотя нет, сравнение здесь со зверями обидно и несправедливо для последних. Никакой зверь не набросится от балды на самку только потому, что ему охота показать свою силу. Такая подлость свойственна, кроме маньяков и нариков, только нашим лже-офицерам.

И ведь совершенно ясно, что речь в данном случае идет уж никак не об отдельном «оборотне в погонах», а о системном явлении. Вся страна от души порадовалась тому факту, что активисты организации воинов-афганцев «Никто кроме нас» заблокировали работников налоговой милиции, которые проводили обыск в их офисе. Ведь в поведении майора-налоговика народ усмотрел полную аналогию со всей этой властью, которая только на то и способна, чтобы лихо нападать со спины, выкручивать руки, избивать тех, кто слабее ее, а потом тупо оправдываться «ошибкой».

Впрочем, каждому понятно: нынешние оправдания, придуманные в стиле детского сада, прозвучали лишь потому, что в данном случае подонки, представляющие и олицетворяющие власть, получили отпор. В ином случае они бы сделали свое грязное дело, разгромили офис и избили людей, а потом пострадавшие от рук «майоров» могли бы годами ходить по следователям и судам в безуспешных поисках справедливости. И везде бы такие же самые «майоры» только издевались над ними.

Но когда эти люди знают, что в каждом случае, когда они «заказывают» антинародные действия или осуществляют их, их ждет физический отпор, все меняется. Страх – это тот инструмент, который меняет власть. То, что правоохранители, получив отпор в офисе афганцев, принялись оправдываться и даже готовы наказать «отличившихся» из своих рядов – очередное тому свидетельство.

История с афганцами вообще более чем показательна. Нашумевший штурм афганцами и чернобыльцами Верховной Рады весьма ярко показал, что с украинской властью можно говорить только с позиции силы. Как шпана, так и махровые уголовники, в массе своей представляющие нынешнюю власть, другого языка не понимают. Вместе с тем, они весьма трусливы (какой же все-таки мощный символ – падение в обморок их вожачка от брошенного яйца!). А потому у тех, кто отвечает силой на подлость власти – все шансы на победу.

{advert=3}

Дальнейшие переговоры с властью отдельных дискредитировавших себя руководителей афганцев, а затем – попытка захвата налоговой милицией офиса «Никто кроме нас», стала иллюстрацией еще одного важного вывода: с этой властью нельзя ни о чем договариваться. Власть всегда будет искать предателей и соглашателей, и заключать с ними «шкурные» договоренности, с тем, чтобы интересы большинства в итоге были преданы. А потому начиная протест, надо идти до конца. Иначе – неизбежное и полное поражение.

Здесь стоит понимать, что если горстка дорвавшихся до кормушки людей, гордо и совершенно необоснованно именующих себя «народными депутатами», один раз предала интересы народа, потом второй и третий, а потом из страха перед физической расправой вдруг отменила очередное свое решение, то это никак не меняет систему. Табуны юристов на их стороне сделают все, чтобы антинародные решения все равно в той или иной форме были приняты.

И невозможно каждый раз заставлять их менять свои «законопроекты». После первого раза они отгородились от народа решеткой, потом выставят несколько рядов вооруженной до зубов охраны, потом вовсе переселятся в бункер, но сделают все возможное и невозможное, чтобы народ не мешал им обслуживать власть и себя, любимых, как представителей этой прожорливой и охамевшей власти.

А потому поведение афганцев – это алгоритм действий. По иному, увы, разговаривать с нынешней властью нельзя. Этот «язык силы» она сама придумала, и только его и понимает. Это факт.




Комментирование закрыто.