Ахметов запустил план дестабилизации Украины «Крепость»

Мустафа Найем

sur144

У украинских олигархов сдают нервы. Вслед за охраной Игоря Коломойского, сорвавшейся в защищать активы Привата, в Киев приехали гонцы Рината Ахметова, чтобы отстоять позиции ДТЭКа. Вооруженных людей сменили шахтеры.

Но если действия Игоря Коломойского и по форме, и по сути были нервными спонтанными, Ринат Ахметов куда более системный, а последствия от реализации его планов могут поставить крест на реформе энергетического сектора.

У меня есть основания утверждать, что события последних дней в Киеве, а именно – забастовка шахтеров, съезд шахтерских профсоюзов, требования об отставке министра энергетики и атаки на правительство и президента якобы со стороны отрасли – это часть единого плана по защите интересов компаний Рината Ахметова на энергорынке. А если быть точнее, попытки бизнесмена приостановить любые действия по реформированию рынка электроэнергии и сохранения статус-кво монополиста.

В моем распоряжении есть детальное описание всех мероприятий, которые планирует реализовать менеджмент компаний Рината Ахметова в ближайшие месяцы.

Этот документ был разработан директорами компании ДТЭК под руководством генерального директора компании Максима Тимченко.

Внутреннее название документа – «Крепость». Само его существование не является секретом – о нем уже давно говорят на рынке, его обсуждают эксперты и чиновники отраслевых госучреждений.

Документ состоит из четырех Модулей, описывающих стратегию по защите интересов ДТЭК и тактические шаги в период с января по май текущего года. Дедлайны некоторых мероприятий, приведенных в документе, запланированы на июль-август. Между тем, большая часть мероприятий уже должны быть выполнены.

План «Крепость» был принят на уровне правления компании, а за его реализацию отвечают девять директоров различных направлений и дочерних предприятий, входящих в состав ДТЭК.

Здесь я публикую только общее описание этого плана без указания фамилий и должностей лиц, причастных к его разработке (все они указаны в детальном плане).

Ниже, под документом я привел доступный анализ ситуации для тех, кто не обладает специальными знаниями в сфере энергетики, но хочет понять, что вообще происходит.

 

 

 

 

Я уже направил в Генеральную прокуратуру, СБУ и МВД соответствующие запросы с просьбой проверить причастность менеджмента компании ДТЭК к организации и финансированию отраслевых протестов, вмешательство в деятельность органов государственной власти, попытках оказания незаконного воздействия на чиновников с целью защиты коммерческих интересов.

Помимо этого, понимая, что под праведным предлогом борьбы с монополиями могут осуществляться попытки передела энергорынка, предлагаю Ринату Ахметову и компании ДТЭК предоставить общественности и правоохранительным органам всю имеющуюся у них информацию и документы, подтверждающие факт недобросовестной конкуренции или давления на менеджмент компании. В том числе, со стороны президента, премьер-министра, бизнесмена Константина Григоришина и главы Минтопэнерго Владимира Демчишина.

В случае, если менеджмент компании ДТЭК будет отрицать существование подобного документа, готов предоставить и опубликовать перечень всех лиц, ответственных за реализацию проекта «Крепость», а также более детальный план мероприятий, часть которых уже реализована. Помимо этого в ближайшее время я передам детальный план «Крепости» общественным организациям для анализа и подготовки ответных шагов.

О ЧЕМ РЕЧЬ. КРАТКО

В целом монополия – это не зло, если она, во-первых, таковой признается, а во-вторых, контролируется.

Тот факт, что компания ДТЭК Рината Ахметова является абсолютным монополистом на рынке угля, необходимого для генерации электроэнергии, известен экспертам и чиновникам на протяжении многих лет.

Однако все эти годы компаниям господина Ахметова удавалось уходить от этого определения банальным назначением на ключевые должности лояльных менеджеров. В частности, главы Антимонопольного комитета (АМКУ) и НКРЕ (Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг).

Схема была простая. Манипулируя различными цифрами регулятор признавал, что на самом деле Ринат Ахметов контролирует не Х% рынка (угля, электроэнергии и т. п.), а Y%. Эти цифры передавались в АМКУ, деятельность компаний признавалась законной, и на этом вся антимонопольная активность государства заканчивалась.

Но если монополист долгое время не контролируется, рано ли поздно его главным инструментом коммуникации с обществом и государством становится шантаж.

В данном случае речь идет о рынке электроэнергетики. Уголь составляет примерно 70% в структуре себестоимости электроэнергии производимой тепловыми станциями. ДТЭК поставляет примерно 67% этого объема угля.

Таким образом, пользуясь своим монопольным положением, Ринат Ахметов может диктовать практическую любую цену на свою продукцию, влияя на конечную стоимость электроэнергии. Ситуация усугубляется еще и тем, что в течение последних 23-х лет государство вынуждено было дотировать убыточные шахты и покрывать потери производителей электроэнергии из государственного бюджета, то есть из нашего с вами кармана.

В минувшем году ДТЭК выставлял цену для своего угля в размере 1100 грн/тонна. По этой цене уголь входил в себестоимость электроэнергии, и исходя именно из этой цены устанавливались тарифы, в том числе на электроэнергию, которую производит ДТЭК.

В этом году компании Рината Ахметова заявили, что тот же уголь будет стоить 1500 грн/тонна. И поскольку ДТЭК монополист, отказаться от угля государство не может.

Теперь давайте посмотрим в структуру этой новой цены и выясним, что же случилось – почему возросла цена. Согласно отчетам самой компании, львиную долю надбавки составляют затраты на покрытие разницы курса валют при переоценке кредитного портфеля и собственно проценты по кредитам.

То есть, фактически, ДТЭК требует у государства учитывать свой уголь по завышенной цене, чтобы иметь средства для выплаты процентов по своим долларовым кредитам и компенсации роста курса доллара. Чтобы было понятнее: кредитный портфель ДТЭК составляет $3 млрд (!).

Иными словами Ринат Ахметов вынуждает налогоплательщиков разделить с ним потери ДТЭКа из-за повышения курса валют и помочь выплатить проценты по кредиту. А чтобы «просьба» о помощи выглядела убедительней, в Киеве появляются шахтеры, бастующие против невыплаты зарплат и банкротства отрасли.

Но самое интересное в этой схеме то, что согласно данным самого ДТЭК, повышая себестоимость своего угля, компания не заложила на повышение зарплат шахтерам ни одной копейки. (Для понимания, с первого квартала 2014 года до первого квартала 2015 года ДТЭК увеличил себестоимость угля на 86%; зарплата шахтеров не менялась)

Еще раз. У Рината Ахметова большие валютные кредиты. Растет курс доллара. Он растет не только для ДТЭК, но и для шахтеров, которые добывают уголь на шахтах ДТЭК. Видя приближающийся дефолт, менеджеры господина Ахметова включают в себестоимость угля свои потери по кредитам и предъявляют государству новую цену, ни минуты не задумываясь о зарплатах шахтеров. А когда государство отказывается принять новую цену, ДТЭК выводит на улицу тысячи шахтеров, протестующих против банкротства отрасли и требующих отставки министра.

На данный момент Ринат Ахметов преследует две цели. Первая, краткосрочная, – выиграть время для реструктуризации долгов ДТЭК, в том числе за счет государства. Вторая, более важная – сохранить монопольное положение на энергорынке и не допустить пересмотра тарифообразования на энергоносители.

Главный враг Рината Ахметова – министр топлива и энергетики Владимир Демчишин. Я не берусь здесь защищать господина Демчишина или давать оценку его работе, это дело экспертов. Главная угроза, которая исходит от министра для компаний ДТЭК состоит в переоценке доли энергорынка, контролируемой Ринатом Ахметовым и, как следствие – возможное использование антимонопольного законодательства для принудительной реструктуризации монополии.

Как с этим бороться – в следующий раз. Пока давайте ждать реакции президента, премьера и правоохранительных органов.

Источник: Украинская правда

Изображение: SHUME-1




Комментирование закрыто.