Новая Стратегия национальной безопасности Украины: ода внеблоковости

Дмитрий Тымчук, для Академии Безопасности Открытого Общества, Хвиля

 

Собственно, подобный документ в новой редакции объективно необходим, — прежде всего, исходя из самого факта прихода в Украине новой власти, которая приняла принципиальную позицию как в отношении нового курса во внешней политике (внеблоковый статус), так и процессов внутри державы. Согласно аргументов самих экспертов НИСИ, нынешняя Стратегия национальной безопасности Украины, принятая в 2007 году, не стала руководством для практической деятельности органов государственной власти. Причина заключается в том, что внимание этих государственных структур было сосредоточено на достижении краткосрочных политических и экономических целей, по причине чего не было уделено внимание проблемам стратегического развития общества и государства. Из-за этого, собственно, усилились угрозы национальной безопасности, и от Украины требуется большая возможность защищать свои национальные интересы. Это заставляет переоценить уровень и влияние угроз жизненно важным интересам нашего государства, определиться в стратегических приоритетах политики национальной безопасности и направлениях усовершенствования механизмов их реализации.

Не способствует укреплению нацбезопасности нашей державы и обстановка в мире и регионе. В частности, происходящие на региональном и планетарном уровне процессы, по сути, меняют геополитические конфигурации, заставляя державы либо участвовать, либо приспосабливаться к процессу построения «нового мирового порядка». Плюс глобальный финансово-экономический кризис стал очередным вызовом мировой цивилизации, обусловив неопределенность перспектив глобальной и национальных экономик, а равно ускорив поиск путей модернизации общественных систем. Вместе с тем, на фоне усиления угроз и роста нестабильности в мире появляются новые вызовы международной безопасности — в сырьевой, энергетической, финансовой, информационной, экологической сферах. Активизируются и асимметричные угрозы — распространение оружия массового уничтожения, международный терроризм, трансграничная организованная преступность, нелегальная миграция, пиратство, эскалация межгосударственных и гражданских конфликтов. Проявилась опасная тенденция пересмотра национальных границ вне норм международного права. Разновекторные геополитические влияния на Украину в условиях, когда последняя не имеет эффективных гарантий безопасности, наличие возле границ «замороженных» конфликтов, а также критическая внешняя зависимость национальной экономики стали причиной уязвимости Украины.

Авторы проекта Стратегии выделяют следующие актуальные угрозы национальным интересам и национальной безопасности Украины. Во внешнем пространстве вокруг нашего государства – это обострение конкуренции между мировыми центрами сил, кризис международной системы безопасности, основанной на ялтинско-хельсинкских принципах, размывание системы международных соглашений в сфере стратегической стабильности, ослабление роли международных институтов безопасности, наличие самопровозглашенных квазигосударственных образований на территориях суверенных государств, интенсификация процессов милитаризации мира, распространение терроризма, пиратства, наркобизнеса, незаконной торговли оружием и ядерными материалами, трансграничной организованной преступности, отмывания грязных денег, незаконной миграции, торговли людьми, киберугроз и др. Кроме того, констатируется ухудшение региональной среды безопасности вокруг Украины.

Относительно непосредственных внешних вызовов национальной безопасности Украины, в документе указывается на сохранение неурегулированной конфликтной ситуации на территории Приднестровского региона Республики Молдова, который непосредственно граничит с Украиной, нерешенность вопроса относительно разграничения линией государственной границы акватории Черного и Азовского морей и Керченского пролива, отсутствие демаркации государственной границы Украины с Российской Федерацией, Республикой Беларусь и Республикой Молдова, что осложняет эффективное противодействие трансграничным угрозам; наличие неурегулированных проблемных вопросов, связанных со временным пребыванием Черноморского флота РФ на территории Украины; несовершенство государственной миграционной политики и неэффективность системы государственной регуляции миграционных процессов. Также перечислен ряд внутренних угроз – как то коррумпированность государственных институтов, несовершенство правовой регуляции общественных отношений, ухудшение состояния экономической безопасности, рост уровня угроз энергетической безопасности, социально-демографический кризис и др.

При этом в документе не упомянуты такие серьезные внешние угрозы, как наличие и формирование территориальных претензий к Украине (со стороны Румынии, потенциально – со стороны России). А также формирование в отдельных регионах де-факто «пятой колонны» путем раздачи соседними державами (Румыния, Россия, Венгрия) своих паспортов гражданам Украины при запрещении в нашей державе бипатризма, что также является явной угрозой национальной безопасности. Понятно, что подобные заявления могут не понравиться некоторым нашим соседям, но здесь Украина стоит перед выбором: либо четко сформулировать видимые ею угрозы, и продемонстрировать решимость им противостоять, либо вообще снять вопрос защиты своих национальных интересов с повестки дня.

В то же время, если с определением остальных угроз в общем можно согласиться, то с предложениями по их нейтрализации возникают вопросы. Отметим лишь некоторые моменты, которые представляются наиболее актуальными.

Краеугольным камнем внешней политики, откуда исходит формирование военной политики и видение военного сектора безопасности государства, можно считать задекларированную нынешней властью внеблоковость Украины. Авторы проекта Стратегии берут за аксиому тот постулат, что внеблоковость – объективная необходимость, и декларируют, что главной задачей для Украины является «сохранение политики внеблоковости Украины с учетом геополитических реалий и задач по противодействию современным вызовам и угрозам». Сам подход, признаться, выглядит спорным, и явно нуждается в обсуждении.

Заметим, что в ежегодном посланим Президента Виктора Януковича, с которым он выступил 7 апреля 2011 года в парламенте, также сказано, что политика внеблоковости является «краеугольным камнем» украинской внешнеполитической доктрины и доктрины безопасности. «Внеблоковость рассматривается Украиной, как последовательная позиция защиты национальных интересов без участия в военных союзах, что создает необходимые возможности для развития партнерских взаимовыгодных отношений с другими государствами и международными организациями по всем направлениям… Ее основной задачей должно стать создание «периметра безопасности» вдоль всей государственной границы Украины», — отметил Янукович. При этом, благодаря такой политике, «Украина имеет возможность в ближайшей перспективе обеспечивать собственную безопасность такими средствами, как, в частности, активная политика европейской интеграции, продолжение конструктивного партнерства и интенсивного сотрудничества с НАТО». «В своей внешней политике Украина отдает преимущество многосторонним вариантам принятия значительных решений глобального и регионального характера, отрицая односторонность как фактов усиления напряженности и стимулирования конфликтов», — сказано в послании.

…Прежде всего, стоит задаться вопросом: откуда вообще взялся постулат о внеблоковости Украины? Совершенно очевидно, что он родился как первый подходящий для уменьшения напряженности в украинском обществе (расколотом на почве отношения к вступлению Украины в НАТО) и построения конструктивного диалога с Россией. Об объективном глубоком анализе необходимости и последствий такого шага речь, как известно, не шла. К тому же на сегодня постулат о внеблоковости зафиксирован в единичных государственных документах, тогда как существенная часть украинской законодательной базы до сих пор содержит постулат об евроатлантической интеграции Украины.

Украинская власть, объявляя о внеблоковости Украины, не оперировала совершенно никакими аргументами, кроме сугубо спекулятивно-политических, это очевидно. В то же время, Вооруженные силы Украины, как и весь военный сектор безопасности, в последние годы в своем развитии ориентировался на дальнейшее вступление Украины в НАТО, — это и внедрение натовской J-структуры в органах военного управления, и (что куда важнее) формирование комплекта войск, способного выполнять задачи в основном во взаимодействии с подразделениями-частями-соединениями армий стран НАТО. Это означает, что на данный момент вся система обороноспособности страны ориентирована на гарантии коллективной безопасности, от которых Киев отказался даже в перспективе заявлением о своей внеблоковости. При этом, не имея военного потенциала для самостоятельного отражения масштабной военной агрессии, украинская власть еще и сокращает Вооруженные силы, что предусмотрено презентованным Стратегическим оборонным бюллетенем на период до 2025 г, и что представляется совершенно безумным.

В этих условиях Киев может по одному из двух путей:

— либо отказаться от внеблоковости и стремиться получить гарантии коллективной безопасности в военно-политических союзах;

— либо подкрепить внеблоковость созданием реальных механизмов нейтрализации всех возможных военных угроз (прежде всего – путем создания мощных Вооруженных сил, оснащенных современными ВВТ).

Словно издеваясь, авторы проекта Стратегии указывают одним из путей «сохранения политики внеблоковости» «поиск путей и механизмов усиления существующих гарантий безопасности Украины и закрепления их как международно-правовых обязательств». Хотя сами перед этим указали на то, что в современном мире международная правовая база является все более размытым понятием, и играет все меньшую роль в регулировании мировых и региональных процессов. Это значит, что Украина не может рассчитывать ни на какие международные договора и соглашения в сфере безопасности, если хочет надежно защитить свои национальные интересы, — только на собственные военные возможности.

Опять-таки, авторы указывают, что политике внеблоковости сопутствует «активная роль Украины в процессе совершенствования архитектуры европейской безопасности и повышения эффективности деятельности ее институтов, в частности ОБСЕ, поддержка инициатив по укреплению региональных механизмов, которые создают дополнительные международно-правовые гарантии безопасности европейских государств;

дальнейшее участие в международной миротворческой и антитеррористической деятельности, многосторонних мероприятиях по противодействию глобальным и региональным вызовам и угрозам с учетом интересов Украины, … продолжение сотрудничества, партнерства и взаимодействия с Организацией Североатлантического договора (НАТО) в рамках имеющихся механизмов и инструментов».

Это – призыв, как это было и ранее, активно участвовать в различных региональных и международных инициативах в сферах безопасности, но при этом не пользоваться теми возможностями и гарантиями, которые они открывают. Яркий пример – участие Украины на протяжении многих лет во всех операциях НАТО (на данный момент исключением стала разве что нынешняя операция НАТО в Ливии), включая те, в которых не принимали и не принимают участие некоторые страны-члены самого Альянса. Что касается «процесса совершенствования архитектуры европейской безопасности», — ситуация та же: Украина второй год принимает участие в деятельности боевых групп ЕС (как единственная страна-не член Евросоюза), в военно-транспортных программах ЕС, в антипиратской операции ЕС «Аталанта». Но при этом не получает тех же гарантий безопасности, что страны-члены НАТО и ЕС. Вопрос на засыпку: зачем Украине нужно такое участие?

Хуже всего в задекларированном проекте Стратегии постулате о внеблоковости (как видим на примере нынешнего послания Януковича, он полностью соответствует нынешним взглядам украинской власти) то, что он не оставляет Украине возможности внешнеполитического маневра. В то время, как НАТО демонстрирует перманентный военно-политический и военный кризис (операция в Афганистане и нынешняя в Ливии – яркое тому подтверждение), а ОДКБ под руководством России является в основном виртуальной структурой, открывается простор для создания новых региональных военно-политических союзов, одним из инициаторов создания которых как раз и может быть Украина, что в итоге и соответствовало бы интересам ее национальной безопасности в полной мере.

Автор – руководитель Центра военно-политических исследований




Комментирование закрыто.