Государство – это Я (Янукович). Вадим Карасев об Х-факторах админреформы

 

Административная монархия: узнаваемые черты

Особенностью стартовавшей админреформы стала новая жизнь «центральных органов власти», — правового эвфемизма из Конституции 1996/2010 года, которое в настоящее время призвано «помочь» Президенту стать архитектором, инженером и управляющим административной вертикали. Если Президент самолично назначает фактически всех руководителей центральных органов власти, то это означает, во-первых, что президент превращается в административного монарха, который владеет, распоряжается и управляет гиперадминистративной вертикалью. Такая модель управления напоминает модели централизованных бюрократических монархий, которые формировались в континентальной Европе во время перехода от раздробленных государств к абсолютистским. Французский абсолютизм – это типичная административная, бюрократизированная государственность, в которой не было выборов (Генеральные штаты не собирались 175 лет), а государством правил монарх посредством сословных представителей и назначенцев.

В Украине становится возможным сценарий, согласно которому государство сможет контролировать общество с помощью административной вертикали. Такая конструкция напоминает советскую модель государственности и частично имеет сходство с Французской абсолютистской монархией 17-18 веков. Это модель, где тот, кто является сувереном (суверен – монарх, суверен – партия, суверен – президент) рассчитывает управлять через свою бюрократию, свой административно-бюрократический аппарат на основе аппаратной логики и с помощью институтов административной государственности.

Возможно, Президент хотел бы превращения дискретного, фрагментированного государства, которое рвут на части современные магнаты, шляхта, бароны, старшины, гетманы, в дееспособную административную государственность. Восстановление административной вертикали по версии Конституции 1996/2010 позволило несколько восстановить дееспособность государства, но остаются проблемы с автономией государства от групп корпоративных и коррупционных интересов. Президентская команда видит решение этой задачи именно в административном моноцентризме, моно-архии (архе — по греч. власть). Вместо того, чтобы решить эту проблему путем политической реформы и постановкой олигархов и магнатов под политический, электоральный, гражданский и общественный контроль. Наверное, такая методология высвобождения государственного интереса от «колониальной зависимости» олигархов считается невозможной и утопичной, а реалистичным и прагматичным – рассматривается концентрация административных функций в полномочиях гипер-административного президента, президента-суверена.

Для решения этой цели Президент создает персональную бюрократию, новую административную элиту – президентский административный аппарат, состоящий из лояльных назначенцев. План президента может состоять в том, что для управления ему нужна полностью своя административная гвардия, принимающая его правила игры и готовая реализовывать его волю. Такая гвардия уже не будет связана ни с Партией регионов, ни с другими парламентским партиями (министры, который пришли в Кабмин еще по коалиционным правилам были сокращены), ни с представителями старой административной школы, которая формировалась при Кучме (такие министры тоже попали под сокращение). Наконец не будет министров, ставленников олигархов, поскольку Президент намерен быть автономным от олигархов, свободным от издержек «олигарховой поли-архии 2000-х» и системы разделения властей. Речь идет о трансформации политической системы в систему административную, со слабой политической конкуренцией, отсутствием партийных дебатов, с подконтрольным экономическим и парламентским лоббизмом, с дистрофичными демократическими институтами.

Что касается изменений в самом бюрократическом аппарате, то без сомнения перемены назрели. Но это должны быть качественные перемены, создание новой модерновой бюрократии на основании проведенных кадровых конкурсов и отбора лучших. Там, где процветает непотизм (как у нас), — нет бюрократии. Есть «посадовці», которые случайно или не случайно попадают на хлебные места, управляют в интересах семьи, клана и собственного кармана, но не в интересах общества.

Государство – это Я (Янукович)

Если допустить, что админреформа — это реформа исполнительной власти, то в украинском варианте это уже не совсем так. Согласно замыслам архитекторов возрожденного административного государства исполнительной власти в системе разделения властей больше нет, поскольку сама система уничтожена римейком Конституции. В условиях традиционного разделения властей исполнительная власть, и в ее составе президент и правительство выполняют законы, разработанные законодательной властью и одобренные законодательной легислатурой, выбранной на свободных выборах. В новых административных реалиях президентская власть становится супер-властью, «властью над» (другими властями), в том числе над парламентом и правительством. Кабинет министров становится вспомогательным, техническим кабинетом, исполняющим волю президента, а Верховная Рада превращается во «без-вины-согласный» орган, регистрирующий и одобряющий законопроекты, которые готовятся в Администрации Президента. Следует ожидать отката от публично-партийного политического режима (2006-2010 гг.) со слабой административной составляющей, слабым государственным аппаратом, к другой крайности – административно-бюрократический режим с сильным государственным аппаратом, который «колонизирует» и подавляет всю публично-партийную сферу, партии, СМИ, общественный сектор.

Еще один важный вопрос, связанный с админреформой касается силовых органов. Пока что реформа МВД и других силовых ведомств в планах реформаторов не значится. И это отнюдь не случайно. Дело в том, что силовые органы, в первую очередь милиция, находятся как раз в нужной кондиции для поддержания системы «административной монархии» и защиты «монарха». Можно напомнить, что первоначально в царской России милицией назывались нерегулярные законные вооруженные формирования добровольцев, которые использовались для поддержания общественного порядка во время массовых выступлений против власти. Логика реформаторов состоит в том, что административным государством можно управлять только через под-чиненную бюрократию и под-контрольную милицию. Потому МВД и другие силовые органы вряд ли будут реформированы, тем более по европейскому образцу.

Легитимизационная проблема

Административная монархия, как когда-то европейские бюрократические, абсолютистские монархии, а также диктаторские и авторитарные режимы, не могут существовать без легитимности. Если бюрократический монарх во Франции имел божественную легитимность, советское государство имело идеологическую легитимность, то в чем может состоять легитимность административной монархии президента-суверена В.Януковича? Каким образом обеспечить легитимность, чтобы морально обосновать и оправдать концентрацию власти? Каким может быть контракт с обществом, чтобы обеспечить гражданскую лояльность к власти и государству?

Мифическая стабильность как архиценность нынешней власти не может быть основанием общественной легитимности. В условиях гиперадминистративного недо-государства построение легитимности возможно лишь на базе экономики социального патернализма (белорусский вариант с сильным бацьком и добротными дорогами). Но не базе современного капитализма в шумпетерском варианте, поскольку капитализм легитимен сам по себе на базе свободы, политического гражданства, всеобщего избирательного права. Это будет автономный феодализм для элит (если Януковичу удастся выстроить автономию от олигархов-глобалистов) и дикий, манчестерский капитализм для народа. Вряд ли через год-два люди почувствуют улучшение своего экономического положения, а элита продемонстрирует образцы скромного образа жизни. К сожаленью, это не украинская реальность. Реальность как раз в отсутствии социальной справедливости, судебной защиты своих прав, в стихийной коммерциализации медицины, образования, культуры, в налоговом прессе и сужении гражданских, экономических и социальных прав и свобод. Гипер-кризис в экономической и социальной сферах создает коллапс легитимности.

Властьпредержащие забывают, что строить государственное правление только на основе административной вертикали невозможно. Добиваться этой задачи можно либо на базе мета-политических, трансцендентных утопий, божественной легитимности, на эстетике харизмы (до-демократические и до-либеральные общества), либо на базе свободного рынка и свободных выборов (либерально-демократический тип правления). В современном модерновом мире, для того чтобы выстроить эффективную систему управления система должна управлять людьми через интересы и через свободы, т.е. управлять ими как гражданами, а не как подданными административно-распорядительной вертикали.

В условиях, когда экономическая ситуация требует от власти изменений в регулировании пенсионной, жилищной, коммунальной, образовательной, медицинской сферах, сужение политических свобод и социальных прав должно быть чем-то компенсировано. Рецепт – расширять сферу экономических свобод. Люди должны иметь возможность выбора той или иной модели пенсионной системы, медицинского страхования, индивидуально решать соотношение пропорций текущих доходов и пенсионного дохода в будущем. Если люди будут иметь больше экономической независимости, возможность выбора трудовых источников дохода и гарантированную защиту прав в независимых судах, то они смогут оплачивать все более капиталоемкие сферы ЖКХ, медицины, образования. На шее административной вертикали беднеющего и не справляющегося со своими социальными задачами государства уже нет места для новых иждивенцев. Людям необходимо дать больше свободы – свободы выбора, возможностей, маневра, чтобы пережить кризис без банкротства, обеднения и обнищания.

***

В современных условиях, когда государства вынуждены ориентироваться на широкие геополитические пространства – таможенное, валютное, торговое, секьюритарное и другие, модель политического режима и административного управления государства является схожей или приемлемой для пространства, которое формирует та или иная группа государств. Европейский союз – это демократическое, экономическое и гуманитарное пространство, которое работает с демократичными политрежимами, децентрализованным административным управлением и рыночной экономикой. Постсовесткое пространство – это тоже экономическое и гуманитарное пространство, для которого присущи определенные политрежимные предпочтения, модели админуправления и даже персональные симпатии/антипатии к лидерам государств. Можно сколько угодно говорить, что Украина стремится в Европу, но реформы свидетельствует об удалении от Европы. Украина вроде бы и не стремится в де-факто российское пространство, но, судя по реформаторской картине, сближение происходит без нашего желания.

Вадим Карасев для «Хвилі»

17-12-2010 13-17

По теме:

Украина. Картина маслом. Похороны республики

 

Вадим Карасев: Олигархи стремятся не допустить консолидации «внизу»

Андрей Золотарев: Если на голову власти не вылить ведро холодной воды — она утопит нас, как Муму

Судьба капитализма. Беседа Джованни Арриги и Дэвида Харви

Юрий Романенко: Сегодня убивают не пулями, а продуманными экономическими решениями

Что происходит 1-2. Видеомонолог Юрия Романенко о ситуации в Украине

Украина. Картина маслом: Неолиберальный форсаж и нарастание революционной ситуации

Украина. Картина маслом. Вето Януковича и итоги Майдана-2

 




Комментирование закрыто.