Украинские элиты перед выбором:реинтеграция или стихийная фрагментация?

 

Межрегиональные различия — повод для раскола или ресурс развития?

Страны, которые не осознают значения механизмов реинтеграции 1 социума, воссоздания общенациональной идентичности, а также собственной миссии в мире, обречены на потерю международной конкурентоспособности. В таких странах автоматически активизируются «вирусы» дезинтеграции, а исторически обусловленные региональные, этнические или религиозно-конфессиональные различия начинают переходить в режим поляризации.

Несмотря на всю нетипичность ситуации, сложившейся в Украине, существующие региональные различия и социокультурное многообразие не является чем-то уникальным в сегодняшнем мире глобализации. Большинство стран мира также не являются моноэтничными, в большинстве стран существуют несколько религиозно-конфессиональных групп. Наконец, практически в любой стране мы находим ряд регионов с ярко выраженными историко-культурными различиями.

Так, несмотря на то, что во время последней предвыборной кампании в СМИ США демонстрировали карту «двух Америк», никому из американских политиков не приходило в голову заявлять о создании северной или южной автономии в США. Католическая Бавария, которая имеет яркие историко-культурные особенности, не воспринимается как основание для проведения цивилизационных и политических границ внутри в целом протестантской Германии. Наоборот, современная политическая география дает множество примеров того, как страны превращают существующие региональные различия из проблемы в конкурентное преимущество.

Фактически политические элиты должны найти ответ на следующие вопросы: если региональные различия характерны для большинства стран мира, то почему в одних странах (Украина) происходит драматическая политизация региональных различий, а другие страны избегают регионального противостояния, которое ставит под угрозу национальную безопасность? Почему в одних странах региональные различия воспринимаются через принцип противопоставления, а в других — регионы стремятся к взаимодействию на основе принципа взаимодополнения? Наконец, почему определенные страны превращают региональные различия и социокультурное многообразие в «экспортный товар», а другие годами не могут стать на путь примирения и консолидации?

Очевидно, что дать ответ на указанные вопросы только за счет углубления в историю невозможно. Следует обратиться к рассмотрению и анализу работы социально-политических механизмов, которые отвечают за процессы экономической, политической и социальной реинтеграции социума. Ведь социально-политическое единство нации — это не столько продукт истории, сколько продукт и результат работы социально-политических механизмов воссоздания целостности гражданского общества. Страны, в которых отсутствует сознательная и целенаправленная политика реинтеграции, размыта общенациональная идентичность, не сформировано единое экономическое, информационное и культурное пространство, сами провоцируют центробежные тенденции и гипертрофируют локальную и региональную идентичность.

Поэтому электоральный раскол, который пережила Украина во время президентских и парламентских выборов, вряд ли корректно объяснять историческим наследием. Очевидно, акцент на исторической обусловленности электорального раскола, а поэтому и политического противостояния в Украине не столько объясняет причины этого явления, сколько неявно обосновывает фаталистическую перспективу для Украины.

В действительности электоральный раскол и обострение межрегиональных (языковых, межконфессиональных) противоречий является не следствием истории, а результатом кризиса модели реинтеграции. Бесперспективно пытаться преодолеть указанный кризис только за счет пропагандистских кампаний или лозунгов о согласии и понимании в обществе. Необходимо обратиться к рассмотрению и анализу работы социально-политических механизмов, которые отвечают за процессы экономической, политической и социальной реинтеграции (дезинтеграции) социума.

Необходим переход к общественно-политической модели реинтеграции. Электоральный раскол, который произошел во время президентской кампании 2004 года, засвидетельствовал окончательный кризис как административно- бюрократической, так и кланово-корпоративной моделей реинтеграции, которые сменяли друг друга в период 1991—1999 гг. Поэтому сегодня перед Украиной возникла необходимость перехода к новой общественно-политической модели реинтеграции страны. Главной целью новой стратегии реинтеграции должно быть не столько преодоление внешних проявлений дезинтеграции социума (электоральный раскол), сколько формирование механизмов, которые позволяют поддерживать баланс и равновесие между интеграционными и дезинтеграционными составляющими развития государства, нации, социума.

Такая модель, в частности, предусматривает реализацию многомерной стратегии, которая будет сочетать административные, экономические и общественно-политические инструменты интеграции и консолидации украинского социума.

Основным инициатором и провайдером общественно-политической модели реинтеграции будет выступать не бюрократия и не корпоративные группы, а политические партии, институты гражданского общества, органы самоорганизации населения и группы экономических интересов, которые заинтересованы в развитии внутреннего рынка, стабильном функционировании общенациональной инфраструктуры, сохранении украинского государства как гаранта личной и корпоративной безопасности в условиях обострения глобальной конкуренции.

Появление общественно-политической модели реинтеграции предусматривает разработку и введение стратегии и программ реинтеграции. Ключевая роль должна уделяться политике культивации общенациональной идентичности, которая бы вобрала и инкорпорировала в себя локальные и региональные идентичности. В политическое обращение должны быть включены такие концепты, как новое пространственное развитие страны, понятие внутренней геополитики, развитие и использование сетевой инфраструктуры, модели формирования и управления новыми макрорегионами.

К формированию общенационального пространства

Введение эффективной модели реинтеграции предполагает, что одним из базовых инструментов новой политики должна стать технология формирования и воссоздания единого общенационального пространства (экономического и социально-политического, культурного и информационного, пространства гражданской безопасности).

Дооформление единого экономического пространства в Украине. В первую очередь Украина требует шагов, которые были бы направлены на дооформление единого экономического пространства нашего государства. Государство призвано принять меры, которые бы положили конец практике применения искусственных административно-бюрократических и торговых барьеров в отношениях между отдельными областями и территориями Украины. Для наведения порядка в этой сфере не требуется особых финансовых ресурсов и новых законов. Достаточно, чтобы на правительственном уровне осознали остроту проблемы и проявили политическую волю. Действенным партнером государства в этом вопросе могли бы стать общенациональные бизнес-ассоциации. Ведь именно представители бизнеса страдают от теневых «феодальных» торговых барьеров, которые продолжают существовать в Украине.

В то же время административно-политических мер будет недостаточно, если они не будут сопровождаться институционными изменениями. Только дооформление и институализация общенациональных рынков капитала, товаров и услуг, рабочей силы могут гарантировать становление и развитие единого экономического пространства в Украине. Очевидно, что государство должно взять на себя функцию маркетмейкера и поддержать бизнес-проекты и общественные инициативы, направленные на формирование общенациональной инфраструктуры, которая обслуживает фондовый рынок, рынок земли, недвижимости и свободных рабочих мест.

Модель внутреннего реинвестирования и перелива капитала. Социально-экономический раскол, который продуцирует действующая двухсекторная модель экономики, невозможно преодолеть без целевого вмешательства государства. Последние годы показали, что квазирыночные механизмы, действующие в Украине, не могут самостоятельно восстановить макроэкономический баланс. Государство и крупный капитал должны совместно найти инструменты и гарантийные механизмы, которые позволят обеспечить свободный перелив избыточного капитала между регионами и отраслями. Это позволит преодолеть межотраслевое противостояние в украинской экономике, противостояние между экспортерами и товаропроизводителями, которые сориентированы на развитие внутреннего рынка. Фактически от государства зависит инициация, разработка и сопровождение проектов развития страны, в которых могли бы быть задействованы частные и государственные компании, банки и инвестиционные компании.

Создание новых макрорегионов и макрорегиональных кластеров в экономике. После развала системы промышленной кооперации, которая существовала в СССР, была демонтирована и система макроэкономического районирования, действовавшая в Украине. По большому счету, сегодня в Украине полустихийно сформировался и действует только один индустриальный макрорегион — «Донбасс». За период независимости не было создано ни одного нового мощного экономического кластера, который мог бы составить экономический каркас для образования новых макрорегионов.

Поэтому новая региональная политика, в которой нуждается Украина, должна решать двуединую задачу — создавать новые экономические кластеры как основу новых макрорегионов и формировать современную инфраструктуру управления макрорегионами. Без создания трех-пяти новых экономических кластеров Украина не сможет диверсифицировать источники наполнения государственного бюджета и радикально снизить межрегиональные диспропорции в отношении уровня экономического развития. Таким образом, создание новых экономических кластеров следует рассматривать как главный инструмент снижения напряженности между регионами-донорами и реципиентами во время распределения общегосударственного бюджетного пирога.

Прерогативой государства является определение количества, типа (индустриальный, научно- технологический, транспортно-коммуникативный) и географии размещения новых кластеров. Функцией областных органов государственного управления является мобилизация ресурсов для участия субъектов предпринимательской деятельности в межрегиональных (общенациональных) проектах. Ведь очевидно, что ни одна административно-территориальная единица (область) не сможет самостоятельно создать экономический кластер (отрасль), который бы отвечал требованиям международной конкуренции. Даже если какая-либо область инициирует проект нового кластера, она будет вынуждена кооперироваться с другими областями и нуждаться в целевой государственной поддержке как на внутреннем, так и на внешнем рынках.

Новые приоритеты пространственного развития страны

Следует признать, что Украина остается аграрно-промышленной страной, которой присущ экономический и социокультурный разрыв между деревней и городом. В частности, страна унаследовала от СССР региональные диспропорции, которые связаны с существованием квазиурбанизированных областей и областей с высокой долей сельского населения, индустриальных и аграрно- ориентированных областей. Введение рыночных институтов и форм хозяйствования не обеспечивают автоматического преодоления указанных диспропорций. Очевидно, что Украина не сможет успешно развиваться, не реализовав новых подходов в отношении размещения производительных сил. Кроме того, традиционные подходы по размещению производительных сил, как это понималось в эпоху индустриальной модернизации, при новых условиях или не срабатывают, или дают противоположные результаты. Поэтому для того, чтобы избежать дальнейшего углубления региональных диспропорций, Украина нуждается в использовании и реализации современных моделей пространственного развития страны.

Во-первых, Украина должна отказаться от продолжения экстенсивной модели урбанизации, которая базировалась на применении принципа внутреннего колониализма. Село не может и далее выполнять роль источника ресурсов и рынка сбыта для промышленного города.

Во-вторых, приобщение Украины к процессам глобализации, формирование постиндустриальных сегментов в украинской экономике размывают безусловную монополию городов-миллионеров как центров базирования и развития науки и технологий. Шанс стать платформой для развития новых высокотехнологических компаний должны получить не только города-миллионеры, но и другие областные центры или города, которые будут способны предложить инвестиционно привлекательный климат, соответствующий уровень инфраструктуры и качества рабочей силы.

Наконец, учитывая интересы внутренней геополитики, городами-кандидатами на участие в реализации новой пространственной стратегии развития Украины могут стать Винница, агломерация Херсон — Николаев, Полтава, Севастополь. Указанные города сохраняют довольно высокий инфраструктурный и кадровый потенциал для того чтобы стать «балансирами» пространственного развития страны. Приоритетное внимание правительства к развитию треугольника: Винница, агломерация Херсон — Николаев, Полтава позволит уравновесить квазиурбанизированные города, что возникли во времена индустриализации юго-восточных территорий Украины, северного Причерноморья.

Второй составляющей новой внутренней геополитики должно стать формирование оси Киев — Севастополь. Государственное руководство в Киеве должно наконец повернуться лицом к югу, предложить причерноморским областям и АР Крым новую миссию в проекте Украина. В частности, именно указанные регионы имеют все возможности взять на себя роль провайдеров «южного вектора» евроинтеграционной стратегии Украины. Только таким образом внутренняя политика Украины может выйти за пределы традиционного геополитического выбора между востоком и западом.

Инфраструктура внутренних социокультурных обменов. Правительство должно содействовать налаживанию сотрудничества и кооперации между культурными, просветительными и учебными заведениями, которые действуют в большинстве областных центров Украины.

Государство, которое заботится о развитии единого социокультурного пространства страны, обязано поддерживать и стимулировать развитие горизонтальных ассоциативных связей, формирование общенациональных и международных гуманитарных программ, которые реализуются силами нескольких областей и различных регионов Украины.

Децентрализация и развитие многомерного социокультурного пространства предполагает создание рынка престижных номинаций. В частности, государство способно провести «социокультурную эмиссию», признав за отдельными городами новые символические статусы: «театральная столица» Украины, украинская «силиконовая долина», «фестивальная площадка» Украины, центр межцивилизационного диалога, архитектурный музей Украины, фольклорная столица Украины. В Украине есть достаточное количество городов, которые готовы завоевывать и подтверждать отмеченные номинации.

Наконец, только отсутствие политической воли является причиной того, что в Украине за пятнадцать лет не сформирована постоянно действующая система ученических и студенческих обменов между столицей и областями, между отдаленными регионами и городами Украины. Пока в Украине будут люди, которые живут в Крыму, но никогда не были в Карпатах, или люди, которые объехали всю Центральную Европу, но не видели Черного моря, напрасно рассчитывать на преодоление автаркии и социокультурной зашоренности людей в большинстве областей Украины. Без разворачивания национальной инфраструктуры молодежных обменов трудно надеяться на расширение «ментальных карт» у молодежи и граждан Украины. Для воспитания общенациональной идентичности нужен личный опыт об Украине от Закарпатья до Луганска, от украинского Причерноморья до украинского Полесья.

Единое информационное пространство и информационная безопасность

Приоритетную роль в реализации и продвижении политики реинтеграции играет информационная политика государства и ее поддержка со стороны национальных СМИ. Ключевой задачей в этом направлении является формирование и воссоздание единого информационного пространства, политическое признание факта отсутствия в Украине действенной системы гарантирования информационной безопасности. По оценке большинства украинских экспертов, Украина остается едва ли не единственным независимым государством, у которого отсутствует собственное информационное пространство.

Именно поддержка единого информационного пространства и создание системы информационной безопасности призваны сделать невозможным использование внешними субъектами (иностранными государствами, международными организациями, ТНК) национального информационного пространства в качестве инструмента влияния на течение внутриполитических и внутриэкономических процессов в Украине.

В частности, защита национального информационного пространства предусматривает, что государство возьмет на себя ответственность за:

— обеспечение права граждан на получение объективной, актуальной, содержательной и исчерпывающей информации о развитии событий в Украине и мире; формирование информационной инфраструктуры, которая бы могла обеспечить «украинский взгляд» на события в мире;

— защиту массового сознания от информационно-психологической агрессии по отношению к гражданам Украины;

— недопущение использования национального информационного пространства с целью размывания общенациональной идентичности. Прямое финансирование информационных и социокультурных проектов, направленных на инкорпорацию локальных (региональных) идентичностей в систему общенациональной идентичности;

— поддержку национальной системы производства, распространение и продвижение отечественного культурно-информационного продукта, устранение на территории Украины любых рецидивов информационной автаркии относительно отечественного культурно-информационного продукта.

— недопущение использования национального информационного пространства для разжигания межнациональной, конфессиональной, межрегиональной вражды, культивирования ксенофобии;

— ликвидацию зон и территорий, на которых культивируется и тиражируется предубежденная и неправдивая информация о деятельности органов государственной власти Украины, открыто пропагандируется украинофобская идеология.

В итоге следует отметить, что реинтеграция должна реализоваться как превентивная стратегия, которая призвана предупредить дисфункцию социального целого. С другой стороны, успеха при формировании и продвижении новой модели реинтеграции можно будет достичь только совместными усилиями — общественных организаций и территориальных общин, государства и украинского бизнеса. Наконец, надеюсь, что предложенный концепт «реинтеграции» позволит в более широком контексте проанализировать тот спектр проблем, которыми традиционно занимается украинская регионалистика, правильно оценить причины обострения противоречий на межрегиональном уровне в период 2004—2006 годов.

Владимир ЛУПАЦИЙ, исполнительный директор Центра социальных исследований «София», «День»


Загрузка...


Комментирование закрыто.