Пан-национализм: подойдет ли Украине германский опыт?

Александр Роджерс, «Хвиля»

 

Если посмотреть на карту Европы 1812 года, то можно увидеть, что ни о какой Германии не идёт и речи – вместо неё на карте пара крупных и десятки мелких государств: Пруссия, Австрия, Вестфален, Мекленбург, Гессен, Детмолд, Веймар, три или четыре Саксонии, Франкфург, Вюрцбург, Баден, Тироль, Байерн, Вюртенберг, Нассау, Шверин, Поммерания и куча других.

Более того, после поражения Наполеона откололись от Франции и выделились в отдельные государства Ганновер, Бремен, Гамбург, Ольденбург, Мюнстер и другие.

Все эти десятки государств ненавидят друг друга смертной ненавистью, беспрестанно враждуют и устраивают десятки мелких междоусобных войн. И даже знаменитый «прусский милитаризм» ничего не может сделать для объединения этого разъярённого пчелиного улея.

А менее чем через сто лет на этом месте – мощнейшая держава, которая наравне противостоит Великобритании, Франции и России, признанным мировым гегемонам, в первой мировой войне.

Более того, по сплочённости, силе духа, экономике, науке, промышленности и технологиям она часто превосходит их.

Каким образом?!

Я долго искал ответ. И я его нашёл – ПАН-НАЦИОНАЛИЗМ*!

 

В данном случае – пан-германизм.

В определённый момент идея Великой Германии стала овладевать всё большими массами людей, постепенно подавляя амбиции удельных властителей мелких княжеств, а также выгодно отличаясь от местечкового жлобства проповедников ненависти и вражды.

В основу пан-национализма легли несколько важных принципов:

1. Сохранение культурного многообразия (мультикультурализм). Никто не пытался запрещать тирольцам петь «йодли», устраивать пивные фестивали, носить традиционную одежду или танцевать народные танцы.

2. Сохранение языкового разнообразия. До сегодняшнего дня в Германии огромное количества диалектов, и нижненемецкий отличается от верхненемецкого гораздо больше, чем украинский от русского и белорусского (я уже не говорю про южные и северные говоры).

3. Развитие системы местного самоуправления, занимающейся местной проблематикой и снимающей эти функции с центра.

4. Равенство всех регионов и народностей, входящих в Германию. Баденцы, пруссаки, тирольцы, веймарцы, саксонцы, бременцы – все были объявлены «немцами» (дойчами) с равными гражданскими правами и обязанностями.

5. Любые попытки говорить о превосходстве одних немцев над другими по региональному или субэтническому признаку расценивались как попытки раскола Германии и сепаратизм, и карались соответственно.

Вот что пишет Ганс Кон по поводу ситуации в Европе того времени:

«В Австрии равенство национальностей и языков было конституционно признано с самого начала и последовательно проводилось в жизнь. Длительный период, когда во главе правительства стоял граф Эдуард фон Тааффе (1833-1895 гг., премьер-министр в 1879-1893 гг), был особенно благоприятным для населения Австрии. Однако националистическая радикализация австрийских немцев под руководством Георга фон Шенерера (1842-1921 гг.) и чехов под водительством младочехов, пришедших к руководству в 1891 г., тормозила процесс демократизации в Австрии несмотря на введение всеобщего избирательного права в 1907 г.».

Вот что писал по сходному поводу Катков:

«В Германии что ни местность, то особенное наречие, и до такой степени особенное, что человек, отлично знающий по-немецки, не поймет ни слова в ином местном говоре. Во Франции то же самое, и то же самое в Англии. Во всех этих странах, при могуществе общей всем цивилизации и литературного языка, существуют резкие народные особенности и резкие местные наречия, которые гораздо более разнятся между собой, чем даже языки русский и польский».

В своё время пытающийся расширяться на восток воинственный пангерманизм дважды сумели остановить лишь благодаря возникшему в ответ панславянизму. Сначала союз русских, чехов, болгар, сербов, хорватов и других славян противостоял кайзеровской Германии. Потом СССР и «страны Варшавского договора» опрокинули Германию нацистскую.

Сегодня, с момента объединения ФРГ и ГДР, пангерманский проект вновь близок к завершению. И если ультраправые победят в Австрии и завершат объединение, воссоздав Великий Рейх, то он будет полностью реализован.

Из всех стран Евросоюза именно Германия на сегодняшний день находится в самом выгодном экономическом положении.

А славянский мир раздроблен и погряз в мелких дрязгах и вражде. Неужели прошлое ничему нас не учит, и мы обречены повторять судьбу разрозненных русских княжеств, которые были поодиночке завоёваны Золотой Ордой и на столетия подпали под иго? Разве для внутреннего мира нам обязательно необходим внешний враг?

Как мы видим на многочисленных примерах, попытки сегрегации (разделения) населения любых стран «на сорта» в исторически обозримом прошлом неизбежно приводили к гражданским войнам и распаду государственности. А также действовали на руку внешним агрессорам и колониалистам.

Поэтому любые политические силы (как ПР, так и радикальные националистические организации) в Украине, пытающиеся получить преференции для какой-то этнокультурной группы в ущерб остальным, являются антигосударственными.

Пан-национализм, не будучи всеобъемлющей идеологией (как и любая другая форма ниционализма), тем не менее может ответить на целый ряд жизненно важных вопросов, касающейся внутренней и внешней политики государства.

 

* — идеология, выделяющая группу народов близких по тем или иным этническим характеристикам, основаниям этничности — лингвистическим, географическим, религиозным и пр. Значительной обобщенностью он отличается от так называемого партикулярного национализма, выражающего интересы какой-либо одной этнической группы, народа. В свою очередь, панидеологии могут быть подразделены в зависимости от характера общности, лежащей в их основе — территориальной (паназиатизм, панамериканизм, панафриканизм, паневропеизм и т. п.) или этнической (панславизм, пантюркизм, панарабизм, панмоноголизм, пангерманизм и пр.).

Паннационалистическая идея имеет объединительный характер и ориентирована на сплочение группы однородных этносов перед лицом общего врага. Панславизм обосновывал необходимость объединения славян в борьбе против немецкого угнетения, турецкого или австро-венгерского ига. Панарабизм как политическая идеология возник в ходе освободительного движения арабских народов Северной Африки против турецкого владычества. В основе панафриканизма — идея объединения африканских народов против колониализма, пангерманизма — объединение германоязычных народов.




Комментирование закрыто.