Украинские иммигранты: хотим достойно жить в Польше



Статистика по количеству лиц, пребывающих в Польше нелегально, очень сильно различается. Неправительственные организации считают, что их около полумиллиона, в том числе около 400 тысяч украинцев. С другой стороны Мацей Душчик из команды стратегических советников премьер-министра считает, что максимально их не более 50 тысяч. Иностранцы боятся обращаться за помощью, потому что знают, что им грозит депортация. И поэтому у них нет никаких прав, социальной защиты, они не платят налогов. Их дети не имеют возможности ходить в государственные школы.

Вчера против этого перед Сеймом протестовали несколько десятков человек, которые принесли с собой обращение о помощи. Его подписало 1,6 тысячи человек, в том числе и представители неправительственных организаций, журналисты и политики. Одетые в зеленый цвет участницы пикета принесли с собой транспаранты: «Дайте зеленый цвет амнистии», «Все мы – дети иммигрантов», «Хотим выйти из тени».

— В Сейм наша делегация занесла корзинку зеленых яблок. Такие же мы занесем к президенту и премьеру, — сказала 28-летняя Саша, одна из протестующих. – Зеленый – это цвет надежды, а яблоки потому, что очень много иммигрантов работает в Польше сезонно, часто на сборе яблок.

Подписи под обращением собирал комитет «Иммигранты за амнистию», который был создан Фондом Развития «Без границ», Форум Разнообразия, Общество свободного слова, фонд «Наш Выбор».

— Мы хотим показать, что проблема существует, потому что существуем мы, — продолжила Саша. Срок ее визы закончился четыре года назад и с той поры она работает нелегально.

В обращении мы читаем: «От имени нелегальных иммигрантов мы просим о праве на честную и достойную жизнь. (…) Мы просим, чтобы Польша использовала наши умения, предприимчивость, и трудолюбие. Чтобы это произошло, необходимо принятие соответствующего закона об амнистии иммигрантам».

МИД уже месяц работает над новелизацией закона об иностранцах.

Каетан Врублевский из фонда Проксенос, помогающего иностранцам: — У Польши нет целостной иммиграционной политики. Хромает взаимодействие между министерствами здравоохранения, труда, образования, и внутренних дел. Иммигранты в Польше – это не радикальные мусульмане, угрожающие нам террористическими атаками. В решающем большинстве – это украинцы, близкие нам культурно, у которых нет больших проблем с адаптацией. Они приезжают в Польшу легально и становятся «нелегалами», когда кончается срок их визы.

— У украинцев на Украине остаются дети, дома, родители. У нас они только работают. Это исключительно болезненная ситуация, когда ты долгие годы не можешь посетить своих родных, — считает доктор Моника Шулецкая из Центра исследования миграций при Варшавском университете. – Польша вводит сейчас законодательные послабления для тех, кто желал бы работать у нас сезонно. Эти люди могли бы на Украине получить необходимые визы, подтверждение с работы м вернуться в Польшу легально, на легальную работу. И это всем пойдет на пользу.

И еще она сказала, что всеобщая амнистия – это единственный выход. В работе над законом мелькает идея гражданского поручительства. Вместо кипы бумаг было бы достаточно, чтобы поляк официально засвидетельствовал, что он в течение некоторого времени использовал на работе труд иностранца, и теперь хотел бы это делать легально. Другой идеей является возможность легализации пребывания иностранцев «из гуманных соображений». Речь идет о детях, которые уже много лет учатся в польских школах и часто польский язык является единственным языком, который они знают. Депортация для такого ребенка была бы большой травмой. Он имел бы шансы остаться в Польше, если бы его родители предприняли некоторое усилие, чтобы освоиться в польском обществе: окончили языковые курсы и имели работу.

Также существует идея, чтобы каждый получающий документы был бы обязан заплатить взносы в Фонд социального обеспечения за прошедшие два года в долях, разложенных на пять лет. Работа над законом об иностранцах должна завершиться уже в этом году. Новые правила начнут действовать уже с 2011 года.

Александра Шылло.

Перевод Владимира Глинского, специально для СМИ2.
Оригинал текста.




Комментирование закрыто.