Есть ли у Вас план, товарищ Джарты?

Грек-варяг

Еще до президентских выборов Василий Георгиевич был отправлен в Крым «наводить порядок» в местной ячейке Партии регионов. Своеобразная стилистика, в которой он все это исполнял, многократно обсуждалась в СМИ. Так или иначе, но к концу президентской кампании ни у кого не было сомнений, в чьих руках находятся реальные рычаги управления ситуацией.

После победы Виктора Януковича Джарты остался / был оставлен в Крыму и продолжил работать в образе «наводящего порядок» и «укрепляющего вертикаль». Его деятельность на этом поприще вызывает разные оценки. Кто-то, как, например, Леонид Грач, публично обвиняет Джарты в политическом бандитизме и засилье «макеевских» на руководящих должностях, кто-то, как Сергей Куницын, ищет «конструктив». 

Но факт остается фактом – «чужак» Джарты стал главным действующим лицом в АРК и сумел придать активности Партии регионов на полуострове видимость единообразия и единоначалия. Без «перегибов» здесь не обошлось, но, по крайней мере, ничего похожего на фронду Анатолия Гриценко, Василия Кисилева и примкнувших к каждому из них товарищей не наблюдается.

Главная задача Джарты на ближайшее время очевидна – добиться убедительной победы Партии регионов на всех ключевых участках местных выборов в Крыму. К таким относятся не только выборы в Верховную Раду АРК, но и выборы мэров городов и южнобережных поселков.

Решение задачи осложняется тем, что за последние два десятилетия Крым превратился в островок развитого феодализма, поделенный на десятки крупных и мелких вотчин, где безраздельно господствуют местные князьки. В отношениях между князьками сформировался свой уклад, в который чужакам было очень сложно вписаться. Поэтому залогом успеха работы Василия Георгиевича было обеспечение лояльности реальных хозяев крымских вотчин, приведение их к единому знаменателю. 

Используя хрестоматийную комбинацию «кнута» и «пряника» (в основном — кнута), Джарты удалось навязать крымским феодалам новый формат отношений. Часть элит, не захотевших вступать в альянс с регионалами, была разгромлена либо «принуждена к миру» (благо инструментарий в лице всевозможных силовиков трудится в режиме «чего изволите»), другая часть на тех или иных условиях инкорпорирована в «бело-голубую» семью. 

В результате чего усиленно раскручивается миф о монолитности крымских рядов Партии регионов, которые издалека (в частности, из Киева) выглядят непобедимой армадой. Но при ближайшем рассмотрении проявляются нюансы и слабые места, которые делают ПР уязвимой не столько с точки зрения решения тактической задачи (победы на выборах), сколько из соображений удержания реальной власти после них.

На первый-второй…

Как уже отмечалось, один из главных «фронтов работы» — это выборы городских и поселковых голов. Эти участки можно условно поделить на две категории. Первая – города и поселки, где действующие мэры работают в русле ПР (задекларировали лояльность, официально выдвинуты ПР) и обладают наибольшими шансами на переизбрание. Задача сводится к пролонгированию власти на новый срок без смены элит. Сюда относятся Евпатория, Керчь, Феодосия, Саки и др.

Вторая группа – города и поселки, где ожидается смена градоначальника и перетряска элиты. Причин подобной ротации может быть несколько: либо действующий мэр не устраивает ПР и лично Джарты (как в ситуации с мэром Симферополя Геннадием Бабенко), либо действующий мэр нелоялен к ПР, либо его шансы на переизбрание не очевидны и нет смысла с ним договариваться. Иногда речь идет о комбинации нескольких причин. 

Способности Джарты как политического менеджера будут оцениваться по результатам выборов второй категории. Ведь сохранить власть там, где она как бы и так есть, «отобрать свои» – это одно. А «наиграть», сделать ставку на правильного кандидата в гонке с непрогнозируемым результатом, провести его и расширить сферу влияния ПР — вот здесь нужно постараться.  

Именно успехи / неуспехи на втором направлении будут самым серьезным образом влиять на отношение крымских элит к регионалам после выборов. Ведь республиканская организация ПР в Крыму напоминает лоскутное одеяло, сшитое на скорую руку из того, что было в наличии. Единственное, что держит этих людей вместе – желание сохранить / получить власть / материальные активы.

Если выдвиженцы ПР проиграют выборы альтернативным кандидатам, это создаст определенное поле для маневра у мэров, обладающих реальным влиянием на своих территориях, но сейчас из политических соображений решивших двигаться в русле ПР. Их лояльность будет стоить дороже, контролировать их будет сложнее, а при первых признаках слабости регионалов конструкция развалится. 

Поэтому схватки на проблемных для ПР участках привлекают особое внимание.

Мы выбираем, нас выбирают…

В качестве примера кампаний второй категории следует упомянуть выборы мэров в Симферополе и Алуште.

В столице Автономии регионалы решили двинуть в градоначальники председателя Постоянной комиссии ВР АРК по промышленности, строительству, транспорту, связи и топливно-энергетическому комплексу Виктора Агеева. Сразу после выдвижения журналисты и эксперты отметили, что Агеев – не самая сильная кандидатура. По крайней мере, безоговорочно прогнозировать его победу никто не берется. 

Более того, как только появилась информация, что в мэры Симферополя может пойти лидер партии «Союз» Лев Миримский – один из немногих влиятельных крымских политиков, еще не отформатированных по макеевскому стандарту – угроза потерять столицу для «регионалов» стала вполне реальной. 

Не важно – отдадут ли Миримскому Симферополь по договоренности в качестве размена за какой-то другой лакомый кусок, либо Лев Юльевич выиграет в бескомпромиссной борьбе – это будет сигналом для крымских элит: власть «регионов» не абсолютна. Впрочем, однозначного решения бороться за пост мэра Миримский еще не озвучил, поэтому сохраняется некоторая неопределенность. 

В Алуште сложности по другой причине.

Действующий мэр Владимир Щербина считается «человеком Миримского». Говорят, в последние годы отношения между Щербиной и Миримским были не очень ровными. Однако, связи между ними сохранились. Именно поддержкой лидера партии «Союз» многие объясняют тот факт, что Щербина, арестованный в 2008 г. по подозрению в получении взятки, вышел на свободу и сохранил должность, хотя дело по нему еще не закрыто.

По нашей информации весной 2010 г. Щербина пытался заручиться поддержкой Партии регионов в обмен на лояльность. Однако, по ряду причин ему было отказано. Помимо имиджевых рисков («взяли под крыло коррупционера»), не было уверенности в том, что даже при поддержке ПР Щербина сможет выиграть выборы, учитывая достаточно высокий антирейтинг среди алуштинцев и наличие сильных оппонентов.

Перед Джарты встала задача подобрать альтернативного кандидата. Ответственным за проведение кастинга в Алуште был назначен проверенный соратник Василия Георгиевича – вице-премьер АРК Георгий Псарев. 

Претендентов на роль главного оппонента Щербины было несколько. Среди них: нынешний заместитель мэра Алушты Станислав Колот; бизнесмен Михаил Красненков, в свое время исполнявший обязанности главы города; Виктор Внуков, секретарь Алуштинского городского совета и, по слухам, кум крымского спикера Владимира Константинова, а также глава Алуштинской городской организации ПР Борис Клинчук.

Псарев, опираясь на данные социсследований, с учетом личных собеседований с претендентами зафиксировал, что реальную конкуренцию Щербине могут составить Колот и Красненков. Джарты также провел с ними личные встречи.

Во внимание было принято, что, при всех оговорках, действующий мэр Алушты на данный момент имеет самый высокий рейтинг в городе – за него готовы проголосовать около четверти избирателей. Гарантированно одолеть Щербину можно только в том случае, если аккумулировать голоса альтернативных кандидатов.

Как это сделать? Только объединив усилия. Но чтобы кандидаты, отказались от самостоятельного выдвижения, им нужно предложить что-то взамен. Поскольку ставку решили сделать на Колота, и он уже объявлен официальным претендентом от ПР, возникла необходимость чем-то привлечь Красненкова. 

По нашим сведениям регионалы обещают поставить Михаила Красненкова на второе место в списке ПР с последующим избранием на пост секретаря городского совета Алушты. В дополнение к этому нескольким его соратникам обещают проходные места в списке ПР и/или содействие на округах. 

Однако, даже если условие с включением в список будет выполнено, где гарантии избрания на пост секретаря горсовета? В окружении Красненкова это прекрасно понимают. Плюс необходимость втиснуть в список ПР людей Красненкова вынуждает отодвинуть других лиц, перед которыми уже есть обязательства. И это проблема.

К тому же резко против альянса с Красненковым выступает глава алуштинских регионалов Борис Кличнук, имеющий определенные амбиции в городе. Ведь в ситуации «мэр Колот – секретарь горсовета Красненков» Клинчук отодвигается на задний план и теряет влияние, что неминуемо приведет к разжалованию с должности руководителя алуштинской партячейки ПР. 

Учитывая, что кампания уже началась, а четких решений по Алуште нет, велика вероятность негативного сценария для регионалов, когда придется бороться не только с действующим мэром, но и с другими кандидатами…

А теперь представьте на секундочку, что регионалы не смогут взять Симферополь и Алушту – столицу и один из ключевых городов базовой для ПР территории. Это нанесет серьезный удар по имиджу регионалов в Крыму. Чем не преминут воспользоваться оппоненты крымского премьера в самой ПР. Дескать, не справился Василий Георгиевич, подвел.

Надо что-то решать. Вот и возникает закономерный вопрос, есть ли у Вас план, товарищ Джарты? 

Алексей Копытько, руководитель проекта «ФЛОТ2017»




Комментирование закрыто.