Как не попасть под суд за оскорбление и клевету?

Резко участились случаи возбуждения уголовных дел против блогеров и участников форумов, высказывания которых оскорбляют потерпевших. Это теперь модно: коммерческие фирмы «отстаивают честь и достоинство» своих брендов, обиженные граждане подают в суд за не в меру острых на язык авторов. В 2010-том году только арбитражные суды получили 107 исков о защите репутации и оскорблениях, нанесенных в Интернет, в то время как за весь 2009 год их было всего 98. Скоро дойдет, думаю, до того, что школьники будут тащить друг дружку в суд для взыскания морального ущерба за низкую оценку фотографий в социальных сетях. В процессе есть сразу три положительных момента.

Интернет родился как абсолютно свободная среда. Поведение в нем, по мере его роста регулировалось внутренними академическими правилами, известными как policy. Проблема недостатка внутренней регуляции возникла тогда, когда Интернет стал общедоступным. Игнорировать факт того, что большинство информации современный человек получает именно из Сети, а не устаревших газет, радио и телевидения стало больше нельзя. В результате юристы были вынуждены разработать правила применения статей уголовного и административного кодекса государства для того, чтобы навести порядок на виртуальных просторах. Характерно, что порядка там исконно меньше чем на заборах: ведь анонимность и свобода слова в Сети сильна, как нигде в мире.

В результате, начиная с ранних двухтысячных годов постепенно начала эскалироваться деятельность судов по искам о защите чести и достоинства от клеветы и оскорблений, нанесенных в блогах, форумах и социальных сетях. В этом не стоит усматривать ущемление свободы слова. Не смотря на близкую аналогию с цензурой данная норма призвана защитить права человека и организации от клеветы и оскорблений, а не подавить инакомыслие. Все процессы, которые были выиграны против сетевых деятелей носили не политический, а скорее правовой оттенок. Иначе и быть не может, ведь для того, чтобы убрать тот или иной комментарий, запись в блоге или реплику на форуме необходимо решение суда. Равно оно необходимо и для наказание их автора.

Повышение интереса к подобного рода деятельности со стороны коммерсантов, «звезд эстрады», актеров и общественных деятелей следует приветствовать в силу определенного количество причин. Ведение судебных дел содержит как минимум три положительных момента.

Момент первый – антикризисный

Оскорбления чего-бы то ни было в Сети – крайне частый случай. Думаю не осталось ни одного одушевленного или неодушевленного предмета, по которому бесчисленное население Сети не высказалось бы в резко отрицательной и оскорбительной форме. Так устроен Интернет – все крайнее, крикливое и кричащее выпячивается.

В свою очередь это дает пищу юристам. Юристов «напечатали» с девяностых годов так много, что большинство людей с юридическим образованием сидит без работы и не знает чем себя занять. Великолепным выходом из ситуации будет подача бесконечного количества судебных исков. Но для существования великого наплыва исков должно быть огромное количество преступлений. К счастью, есть дешевый и хороший выход – легко почитать, что о тебе пишут в Сети и оформить исковое заявление. В результате юристы будут обеспеченны работой.

Момент второй – интеллектуальный

Статья 130 («Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме» и «Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации»), как и большинство статей уголовного кодекса, нуждается в грамотном и обдуманном прочтении. Формальное прочтение статьи не оставляет возможности безнаказанно кого-то оскорбить. А вот творческое и вдумчивое прочтение комментариев к этой статье вселяет бесконечное количество способов удовлетворить свою злость и при этом не подпасть под действие уголовного и административного кодекса. На этом вопросе стоит остановиться подробней, как на вопросе имеющим практическую значимость.

Для наличия состава преступления по части первой статьи 130 обязательно наличие выражение оскорбления в неприлично форме. Что такое приличная, а что такое неприличная форма – решает суд на основании экспертизы. Но именно наличие неприличной формы обязательно для доказательства виновности.

Пример 1. «Вася Пупкин – идиот».
Пример 2. «По моему мнению, Вася Пупкин – человек крайне низких интеллектуальных способностей».

Пример 1, безусловно, подпадает под определение статьи 130. Пример 2 – чист как слеза младенца. В нем содержится декларация оценочности суждения, равно как и отсутствует неприличность формы. Обращаю внимание – клевета не может касаться физических или умственных свойств личности, тогда как при оскорблении унизить человека можно и высказыванием в неприличной форме относительно этих его качеств, следовательно Пупкин не сможет отстоять свои высокие интеллектуальные способности ни защищаясь от клеветы, ни от оскорбления, поскольку последнего в Примере 2 нет.

Иными словами, в деле оскорблений теперь не удастся сделать себе имя на матерщине и огульной брани, а ведь не секрет, что многие блогеры и форумные герои прославились не более чем многоэтажностью своих матюков. Своего рода новая манерность творческой интеллигенции – раньше они ходили учить народ, теперь вернулись, переняв у него только мат.

Итак, тщательное оформление мысли, при нормальном красноречии нисколько не умаляет остроты вашей персональной нелюбви к Пупкину, или компании Pupkin Enterprises. Это не единственный способ не попасть в суд – существует масса других. Например, можно заявить, что все, что сказано вами гневном отзыве – это изложение сна или воображаемая часть диалога с третьим лицом.

И наконец – самая сильная и банальная защита – не следует никогда открывать своего реального имени. Большинство процессов о клевете и оскорблении тормозятся именно на этапе поиска ответчика.

Следует ожидать, что филиппический жанр будет более привлекателен для чтения – усложнения условий соревнований и ограниченность выразительных средств всегда идет на пользу бранного искусства.

Третий момент – материальное обеспечение оскорбленных

Ряд артистов и музыкантов, по сути, могут полностью отказаться от всякой трудовой деятельности. Безусловно, собирая дань с блогеров и форумчан они смогут обеспечить себе жизнь не хуже, а то и лучше, чем на тяжелой ниве музыки и кино. Это отнимет у них кучу времени, и возможно, вместо них придут другие, более интересные и трудолюбивые. К существенным заработкам на этой почве проторил дорогу Бари Алибасов.

Именно судебная власть решает, быть или не быть данному слову оскорблением. Примечательно, что решения судов и апелляций далеко не всегда бывают очевидны и рациональными. Судебных казусов тут тоже предостаточно.

Здравый смысл подсказывает – «урод» и «козел» явно относятся к обращениям, применение которых приводит к унижению чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. О том, что это не так имеется совершенно законное решение 16 сентября 2008 г. судебной коллегия по уголовным делам Ростовского областного суда. Она признала слова «урод» и «козел» не имеющими оскорбительной окраски выражениями: «Ты чего сюда припёрся, козёл?!.. Это ты, урод, сюда пристава привел?!» признано литературным выражением, за это решение проголосовали судьи Е.А. Золотарева, В.Д. Шипилова и Е.П. Дубровская. Интересно, а «козы» и «уродки» – это литературное выражение или нет?

Столь же невинен и традиционный мат – но на этот раз в Екатеринбурге. Звездная телеведущая прошлого в бытовом конфликте на почве давнего развода с супругом осыпала свою соперницу словами – [б…] и всеми сочетаниями из [х..] и «самка собаки». 9 февраля мировой судья судебного участка №2 Вдовиченко вынесла решение в пользу Анжелики Виноградовой, постановив, что «нецензурные оскорбления, звучавшие из уст Виноградовой, являются всего лишь междометиями в современном русском языке». Оскорбленная обжаловала этот вердикт.

В тоже время, некоторые слова, не имеющие в русском языке отрицательного значения при определенных обстоятельствах (известных судьям) признаются оскорбительными. Например слово «гастарбайтер», которое является вполне литературным, хоть и заимствованным. Бари Алибасов (есть такой продюсер, «На-на» его детище) разбогател на своей поруганной чести – ему отвалили 1,1 миллиона рублей, что является рекордной суммой компенсации за «клевету и оскорбление». Приговор парадоксален – поскольку в выражении «татаро-казахский гастарбайтер», за который и судили интернет-издания суд обнаружил что-то оскорбительное: то ли оскорбительно быть татарином, то ли казахом, то ли гастарбайтером (что именно – известно Алибасову). Как бы то ни было – суд состоялся. Напоследок Бари Алибасов изрыгнул следующий фрагмент космической истины – «Я хотел бы напомнить малограмотным московским шовинистам всех мастей, что Москва стала столицей благодаря татарам!». Это чистая правда – но.. они не были гастарбайтерами.

Павел Нурминен, Глобалист

 

07-09-2010 15-17

 




Комментирование закрыто.