Почему ООН не имела права признать Палестину

Карл Волох, для "Хвилі"

Голосование, прошедшее на прошлой неделе в Генассамблее ООН по поводу Палестины как госудаства-нечлена, прошло в политическом и медиапространстве Украины почти незаметно.

Единственное, что вызвало обсуждение в блогосфере, это поведение украинской делегации, которая как школьник, не выучивший урок, просто сбежала из зала голосования.

Немногочисленные авторы, которые все же пожелали высказаться по  сути вопроса, разделились.

Одни, сочувствующие борьбе за выживание единственной демократии Ближнего Востока или просто евреям, посетовали, что Украина не голосовала вместе с США.

Другие, упирая на перспективы возможного сотрудничества с арабскими странами, высказали мнение противоположное.

Между тем, основным аспектом при поиске ответа на этот вопрос должен быть все же юридический. И поиск его дает нам очень неожиданный результат.

Итак, какими признаками должно обладать некое образование, дабы считаться государством? Ответ на это найти весьма сложно. Причина, полагаю, в интересе влиятельных держав периодически перекраивать карту в угоду неким своим интересам, образовывая всякие Косово, Абхазии и Южные Осетии. Но все же некая законодательная база по вопросу правосубъектности государств в международном праве есть. Сконцентрирована она преимущественно в документе под названием «Конвенция Монтевидео».

Разобраться в этих признаках будет несложно, так как их всего четыре: образование, претендующее на статус «государства», должно обладать: постоянной территорией, постоянным населением, правительством и способностью вступать в отношения с другими государствами.

Как мы понимаем, чтобы не иметь права называться государством, достаточно, если отсутствует один из этих основополагающих признаков. Берусь показать, что в нашем случае отсутствуют все четыре.

Итак, для начала посмотрим на карту. Территория, которая называется в международных документах ( напр. договорах Осло) Палестинской автономией, состоит из двух несоприкасающихся анклавов — Западного берега Иордана ( историческое название Иудея и Самария) и сектора Газы. Когда подписывались документы об образовании палестинской национальной администрации, они находились под единым управлением. Но с тех пор власть в Газе взяла террористическая организация «ХАМАС», которая вроде как признает себя частью палестинской администрации, но не признает договоров, которые подписывались и подписываются этой администрацией, считает Израиль своей оккупированной территорией и не признает никаких границ с ним. Итак, включает ли признанное на прошлой неделе Государство Палестина сектор Газы или нет?

Сколько населения в этом государстве — 4.5 миллиона или 3?

И главное — какое правительство это государство представляет — сидящее в Газе или в Рамалле?

Кстати, по поводу «способности вступать в международные отношения». В ословских договорах, где прописаны сферы, переходящие в ведение ПА, эта — не указана. А обращение за международным признанием через голову партнера впрямую запрещено. А ведь именно на основании этих договоров ПА получает из Израиля воду и свет, сотни миллионов долларов ежемесячно таможенных сборов и налогов с зарплат работающих в Израиле палестинцев…

Иными словами, если бы кого-нибудь в ООН хоть в малой степени интересовало право, то он бы ни за что не мог проголосовать за признание Палестины. Но когда речь заходит об арабо-израильских отношениях, закон и справедливость оказываются ни в малой степени не востребованы. И тут вспоминаются слова израильского министра, сказанные едва ли не полвека назад: «Если бы Алжир предложил резолюцию о том, что земля стала плоской и что расплющил ее Израиль, то она, несомненно, была бы принята подавляющим большинством голосов.»

Государственный статус Палестины поддержали 138 стран.

 

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.