О пагубности «принуждения к инновациям»

Александр Кравченко, для "Хвилі"

Было время,  когда в Украине, как, впрочем, и на всем постсоветском пространстве, на каждом предприятии и в каждом учреждении были созданы подразделения по внешнеэкономической деятельности, их не было разве что в детских садах. Результат был ожидаемый никаких инвестиций за этим не последовало, исключая немногие СП которые создавали сами с собой под вывеской якобы иностранных фирм.  Аналогичная ситуация складывается и сегодня, но уже с набившими всем оскомину «инновациями». О них не говорят  разве что только те, кто первый раз слышит это слово.

Если подходить последовательно к этой проблеме, то необходимо было бы для начала определиться, откуда эти инновации начинаются и где они заканчиваются и сразу бы стало понятно, что внятная инфраструктура для этого в стране попросту отсутствует, а без нее мы можем продолжать заниматься  бесконечным теоретизированием на эту тему да и только, что собственно и происходит на всевозможных форумах, посвященных этой тематике, которые в итоге превратились в бессмысленные политические шоу.

В идеале любая инновация начинается:

1. С какой–то крупной теоретической идеи. Этот пункт мы пропускаем по причине отсутствия оной. Если она когда то и была, то всякими Соросами она уже давно «отчуждена» в прямом смысле этого слова, т. е. находится на «чужбине».

2.  Далее целая «армия» ученых-«прикладников» должна была бы эту теоретическую идею «прикладывать» к нуждам конкретных отраслей. Но это невозможно по простой причине — смотри пункт 1.

3. На следующем этапе еще большая «армия» топ–менеджеров, специально подготовленных для этого вида деятельности, должна  попытаться подобное новшество втиснуть в рамки существующих производств. Но с  армией специальных менеджеров мы наверное погорячились – их, оказывается, нигде и не готовили, но если бы и подготовили, то смотри последовательно пункт 1 и пункт 2, они бы стали безработными и «с горя» последовали бы зарубеж, вслед за учеными и прикладниками.

Но, допустим, произошло бы чудо и мы, в каком-то отдельном случае, смогли бы добраться до пункта 4 — до конкретного производства. Тут бы нас ожидало первое разочарование — ведь все предприятия давно приватизированы. Министерство Промышленности, как и положено солидному государству, у нас  было, а вот предприятий —  нет. Предположим все таки, что нашлось бы одно, которое «просмотрели» и  еще не успели «приватизнуть». Но тут нас ждет другая «напасть» — мы же хотим сделать что-то «необыкновенное», чего еще никто не делал, значит, нам потребуется скорее всего нестандартное оборудование. Если даже и это препятствие случайно преодолеем, то где же  найти стандарты, которые бы позволили это изделие еще и «клонировать». На западе эти стандарты почему–то называют «открытыми», наверно по причине их «демократичности» — ведь они позволяют стыковать «нестыкуемое». Например, огромную ванную и самолет — мало ли чего нашим «абрамовичам» зажелается . И даже если, хотя бы «виртуально», мы пройдем и этот путь, то обнаружим обстоятельство уж точно непреодолимой силы — Верховный Совет, который скажет, что все наши действия нелегитимны, поскольку эти самые инновации законодательно не прописаны, частично прописаны а в целом —  нет. Возникает вопрос – а,  может лучше было начать сразу же с Верховного Совета? Но учитывая то, что в преддверии выборов ни один из претендентов на депутатскую должность не озвучил ничего из вышеперечисленного,  хотя и употребил слово «инновация» едва ли не каждый из них, то подождать нам с этими, так называемыми, «инновациями» придется как минимум до следующих выборов. А до этого времени я не рекомендовал бы  «всуе» употреблять это слово, ибо оно  полнее может свидетельствовать о неадекватности его произносящего.

Можно поступить иначе, по примеру китайцев и бразильцев, которые на время ограничили финансирование науки. Зачем же растить кадры для потенциального конкурента, коль мы этим воспользоваться все равно не сможем, а ограничиться, на незначительное время, «имплантацией» всех лучших образцов и технологий. И за то время,  пока от этой деятельности будет накоплена необходимая для собственных инноваций прибыль, которую можно вложить в соответствующую инфраструктуру, подготовить соответствующий пакет законов, позволяющих эту деятельность сделать не только легитимной, но и всеохватной, не забывая по опыту Китая о преференциях в виде свободных экономических зон.

Другими словами, можно поступить так, как это часто  делают в математике, когда для решения задачи вместо «прямых» методов применяют не менее, а может быть и более эффективные «обратные» методы. Решают задачу как бы  с другого конца. Начинают деятельность с «дистрибьюции»  какой-то продукции или изделия, затем, нарастив капитал,  приступают к ее собственному производству по аналогии с деятельностью известных супермаркетов типа БИЛЛА или АШАН, тем самым как бы вступают в конкуренцию  с самим собой, попутно снижая цены для малоимущего населения. Это позволит, увеличив собственную капитализацию, перейти от ввоза продукции к ввозу современных технологий.  И уже на следующем этапе, накопив достаточно средств, приступают к производству собственного, не имеющего аналогов, нового продукта (собственно к инновациям отечественного производства) по уже известной нам с вами упрощенной формуле: один «теоретик»  + десять «прикладников» + 100 топ–менеджеров (способных постичь теоретическую и прикладную область предложенных инноваций) = десятки тысяч новых рабочих мест («производственников»). Но если так не делать — а именно это и творит «азаровщина» с нашей страной, заменяя здравый смысл на помпезную, но лишенную всякого смысла  риторику, то чтобы окончательно во всем разобраться, рекомендуется вернуться к началу публикации, это позволит еще раз убедиться в бессмысленности и пагубности действий нашей уж сильно «профффесссорской» власти.




Комментирование закрыто.