Курс на гиперинфляцию: США и Европа мечутся в тисках экономического кризиса

Пол Галлахер

Во время ежегодной встречи банкиров в Джексон-Хоул в Вайоминге 31 августа – 1 сентября бушевали дебаты о возобновлении ФРС и Европейским центральным банком «бессрочного количественного смягчения» — массированного увеличения денежной массы в предстоящие несколько недель. Признание полного экономического краха политики увеличения денежной массы с 2008 года в выступлении главного стряпчего этой политики, председателя ФРС, «Вертолетного Бена» Бернанке, накалило обстановку в Джексон-Хоул.

Эти дебаты возобновляются на каждой новой ступеньке кризиса. Новым на встрече, за которой следят во всем мире, в этот раз были энергичные выступления с предложением восстановления закона Гласса-Стиголла президента Франклина Рузвельта, включая примечательное выступление Энди Хелдейна из Банка Англии.

В европейских странах и США наблюдается глубокий экономический спад на фоне роста цен на продовольствие и энергию, и эмиссия новых триллионов долларов и евро для покупки государственных облигаций и поддержки фондовых рынков угрожает взрывом необратимой гиперинфляции.

Восстановление действия закона Гласса-Стиголла в США, Великобритании и континентальной Европе, прекращение провальной «политики финансовой помощи» и возврат к политике национального кредита и национальной банковской деятельности станут заслоном на пути к гиперинфляции.

Законопроект о восстановлении закона Гласса-Стиголла имеет поддержку обеих партий в Палате представителей, его проект уже готов, но пока еще не внесен в Сенат, и есть шанс его принятия в любой момент — если удастся преодолеть отчаянное сопротивление Белого дома Обамы и министерства финансов Гейтнера, или же они сами отступят. В Великобритании также есть указания на споры в политических и банковских кругах о том, чтобы провести нечто подобное через Палату общин.

 

Успешный провал Бернанке

Выступая 31 августа, Бернанке признал, что наращивание денежной массы за последние четыре года на 8,5 триллиона долларов (плюс еще 15 триллионов в виде краткосрочных займов) центральными банками США, Великобритании, Европейского Союза, Швейцарии и Японии не дало экономического эффекта. Реальная безработица, включая сокращение совокупной рабочей силы, составляет более 15% в Европе и 12% в США, и продолжает расти. Правительства не вкладывают средства в инфраструктуру реальной экономики, крупные банки не финансируют реальную экономику.

Бернанке заявил, что широкомасштабное наращивание денежной массы центральными банками теоретически можно считать исторически успешным в условиях недавнего финансового краха, но для экономики это был провал. Он также намекнул, что в ближайшем будущем ФРС опять начнет наращивать денежную массу. Глава Европейского центрального банка Марио Драги также заявил в прошлом месяце, что Европейский центробанк возобновит широкомасштабное наращивание денег — покупку государственных облигаций у банков — после встречи 6 сентября.

Бернанке вспомнил о теоретической литературе по экономике, где говорится о печати денег центральными банками, чтобы аргументировать, что эта мера должна была сработать. И рассказал об экономических последствиях этих действий в 2007-2012 гг., настаивая, что в целом удалось добиться роста стоимости активов и более низких долгосрочных процентных ставок, включая фондовый рынок.

Но затем Бернанке признал, что политика себя не оправдала. Состояние экономики (во время президентства Обамы) «далеко от удовлетворительного». С января нет чистого сокращения числа безработных. «Если темпы роста экономики не возрастут, безработица будет оставаться на более высоком уровне, чем можно ожидать в ситуации максимальной занятости. Это большая проблема, … устойчиво высокие уровни безработицы структурно деформируют экономику, и это может продолжаться много лет».

Он добавил, что жилищный сектор США в состоянии депрессии уже пять лет. Он обвинил Европу, где подобная политика привела к еще более крутой «спирали долга» в ряде стран.

Но завершил Бернанке обещанием продолжить «количественное смягчение». На собрании ФРС 12 сентября он собирается взять курс на гиперинфляцию, так же как и Драги в Европейском центральном банке.

Это сценарий трагедии.

 

Против «Базельской башни»

Выступление исполнительного директора Банка Англии Энди Хелдейна, отвечающего за финансовую стабильность, напротив, отразило серьезную борьбу в Великобритании за введение жесткого, ясного антиспекулятивного закона Гласса-Стиголла, разделяющего и регулирующего деятельность банков вместо тысячестраничных бессмысленных и недееспособных инструкций Додда-Франка, правил комиссии Виккерса и банковских правил «Базель III».

После редакционной статьи в Financial Times 3 июля в поддержку закона Гласса-Стиголла в Великобритании, многие банкиры и политики указывали, что если этого не сделать, финансовая система рухнет. 30 августа New Statesman писала, что Эд Милибанд, глава лейбористов, находящихся в оппозиции готов поддержать «полное разделение банков, работающих с физическими лицами и инвестиционных банков», но «теневой канцлер казначейства» лейбористов Эд Болс блокировал эту инициативу.

Также, 30 августа влиятельная британская Ассоциация управления инвестициями заявила, что «некоторые наши члены считают, что необходимо полное разделение банков».

Хелдейн недвусмысленно высказался за Гласса-Стиголла. Регуляторов, пытающихся использовать на практике 60 000 страниц «Базельской башни», или 30 000 страниц (включая инструкции) закона Додда-Франка, он сравнил с собакой, которую нужно обучить законам физики перед тем, как она начнет ловить летающие тарелки. Такие системы обречены и приведут к новым банкротствам банков. Хелдейн продолжил:

«Сравните законы США, принятые после двух крупнейших финансовых кризисов прошлого века — Великой депрессии и Великой рецессии. Главным законом, принятым после Великой депрессии был закон Гласса-Стиголла 1933 года. Возможно, это самый значимый закон в сфере финансов в 20-ом веке. В нем всего 37 страниц».

Закон Гласса-Стиголла запрещает или ограничивает объем риска, допустимый для коммерческих банков, а не пытается встроить в государственные инструкции спекулятивные и часто неэффективные «модели рисков», создаваемые самими банками. «Ясные количественные ограничения означают просто «нельзя». И это надежнее, чем «можно, если внутренняя модель верна». Поэтому закон Гласса-Стиголла действовал на 60 лет дольше, чем Базель II».

 

Опровержение доводов «больших банков»

Как сообщалось в блоге Wharton School 31 августа, Фил Ангелидес, бывший председатель комиссии по расследованию финансового кризиса говорил о мобилизации за закон Гласса-Стиголла, катализатором которой стало движение Ларуша. «Это уже не незначительное движение, — заявил Ангелидес. — В числе сторонников минимум трое бывших управляющих крупнейших банков или брокерских фирм, конгрессмены от республиканской и демократической партий, голосовавших за отмену Гласса-Стиголла, несколько действующих и бывших управляющих региональными отделениями ФРС, бывший управляющий Федеральной корпорации по страхованию депозитов и один из членов совета управляющих, бывший главный экономист МВФ, кандидат в президенты от республиканской партии и управляющий Банком Англии».

В номере US News & World Report за 27 августа за восстановление закона Гласса-Стиголла энергично высказался хорошо известный на Уолл-стрите Джеймс Рикардс, инвестиционный менеджер, правительственный консультант и юрист с 35-летним стажем, автор книги «Валютные войны». Редакционная статья Рикардса называлась «Отмена Гласса-Стиголла привела к финансовому кризису».

Рикардс раскритиковал аргументы Тима Гейтнера и его апологетов с Уолл-стрит против закона Гласса-Стиголла, те самые, которые они навязали членам Конгресса, чтобы блокировать законопроект Гласса-Стиголла № 1489.

«Один из защитников банков заявляет, что банки нельзя обвинять в выдаче жульнических кредитов, потому что этим занимались недобросовестные брокеры. Но это чушь. Брокеры не смогли бы финансировать кредиты, если бы банки не покупали у них их сделки. Другой апологет банков заявляет, что во время кризиса не обанкротился ни один крупный банк, и это говорит о том, что проблема не в банках. Это нелепо. Банки не обанкротились потому, что правительство их поддержало. … Еще один адвокат банков говорит, что за кризис несут ответственность такие учреждения, как Lehman и Bear Stearns, которые банками не являются. Но упускается из вида, что эти учреждения финансировались банками в виде закладных, соглашений о перекупке и кредитных линий. Если бы банки не давали кредитов под сомнительные залоги, такие как структурированные продукты, не-банки не смогли бы сводить концы с концами».

Рикардс делает вывод, что, «без банковского финансирования ипотечных агентов и Уолл-стрита, при одновременном страховании собственных токсичных активов, эту пирамиду не удалось бы построить. Закон Гласса-Стиголла не позволял банкам использовать застрахованные депозиты для страхования неэмиссионных ценных бумаг и подсовывать их своим клиентам. … Сейчас, пока свежи воспоминания, следует восстановить закон Гласса-Стиголла».

Если закон Гласса-Стиголла не будет восстановлен, в недалеком будущем последуют новые масштабные вливания новых денег в систему, как это обещают Бернанке и Драги, что неизбежно закончится гиперинфляцией.

 

Статья была опубликована на английском языке в журнале EIR от 7 сентября 2012 года.

 




Комментирование закрыто.