«Иракский конь» в гамбите Саламатина

Борис Такаев, "Хвиля"

Очередной скандал вспыхнул вокруг поставок Украиной военной техники в Ирак. В частности, как сообщили украинские СМИ, министр обороны Дмитрий Саламатин ввел в заблуждение президента Виктора Януковича относительно продления контракта на поставку в эту страну военной техники. В Минобороны утверждают, что подобные сообщения – это «грязная кампания» по дискредитации министра обороны.

В частности, по информации масс-медиа, в письме президенту от 9 августа Дмитрий Саламатин отрапортовал об успехах главы «Укрспецэкспорта» Дмитрия Перегудова в урегулировании ситуации вокруг сорванного контракта на поставку в Ирак военной техники (бронетранспортеров БТР-4 и самолетов АН-32Б), доложив, что посол этой страны решил инициативно встретиться с министром обороны для выражения благодарности за активное сотрудничество в военно-технической сфере. Со ссылкой на иракского дипломата, Саламатин письменно информировал Януковича о том, что «премьер-министром Республики Ирак Нури аль Малики был подписан соответствующий правительственный документ о продолжении вышеупомянутого контракта». В то время как документы, попавшие в СМИ, свидетельствуют, что никаких договоренностей с иракским премьером достигнуто не было, и ни продленного старого контракта, ни подписанного нового не существует в природе.

Минобороны Украины отреагировало весьма интересно. Казалось бы, ситуация предельно ясная: министр похвастался перед президентом продолжением контракта с Ираком, причем указал, что соответствующий правительственный документ якобы подписал сам премьер-министр Республики Ирак. СМИ утверждают, что это неправда, и Саламатин своим бравурным докладом ввел президента в заблуждение. Минобороны, в свою очередь, обвинило СМИ в «грязной кампании» против министра и утверждает, что хвастовство Саламатина полностью оправдано, поскольку контракт продолжен. Казалось бы, чего уж проще: чем с пеной у рта обвинять журналистов в «черном пиаре», стоит лишь выложить копию нового, продолженного контракта, подписанного иракским премьером, и все станет на свои места. При этом если кто-то не желает огласки условий контракта, можно не публиковать весь документ – дайте копию «шапки» с его реквизитами и подпись иракского чиновника. Или можно просто указать реквизиты этого договора – дату, номер, название, и указать, кем он подписан, и все встанет на свои места. Сразу будет понятно, что журналисты возвели на Саламатина напраслину, и на самом деле украино-иракская военно-техническая дружба расцветает буйным цветом.

Но в Минобороны почему-то о деталях этого якобы продолженного контракта (а даже поверхностное их упоминание было бы свидетельством, что этот контракт вообще существует) вообще умудрились не вспомнить. Вместо этого в сообщении МО указано, что 9 августа 2012 года состоялась встреча Саламатина с послом Республики Ирак в Украине Шоршем Халидом Саидом. Мол, по сообщению директора Департамента международного оборонного сотрудничества Минобороны Виктора Смирнова, который присутствовал на этой встрече, Шорш Халид Саид проинформировал министра о том, что «облака над контрактом между Ираком и Украиной на поставку БТР рассеялись». По словам Смирнова, во время встречи украинская сторона была проинформирована, что премьер-министр Ирака Нури аль Малики издал соответствующий правительственный документ на выполнение иракской стороной контракта. «В целом встреча прошла в теплой и дружественной атмосфере и стороны нашли взаимопонимание по всем вопросам, которые обсуждались», — сообщил Смирнов, сказано в сообщении Минобороны Украины.

Странная складывается картина. Из сообщения следует, что сам Дмитрий Саламатин в глаза не видел документа, подписанного премьер-министром Ирака. Ему об этом сообщил представитель посольства этой страны, а он, не разбираясь в деталях, не ознакомившись с положениями и условиями якобы подписанного документа, сразу побежал хвастаться президенту. И само Минобороны сообщает об этом даже не со слов сторон переговоров – министра и посла, а со слов директора Департамента международного оборонного сотрудничества, который просто «присутствовал на этой встрече». Это, по большому счету, – технический исполнитель, задача которого состоит в организации подобных мероприятий, и мало ли кто еще мог «присутствовать» на переговорах, а затем излагать свою версию услышанного. Является ли рассказ господина Смирнова аргументом в этом споре – еще большой вопрос. Отчего же пресс-служба Минобороны, обвиняя СМИ в «грязной кампании», цитирует не своего непосредственного начальника Дмитрия Саламатина, который как раз и является главным фигурантом скандала, а «присутствовавшего» чиновника – абсолютно непонятно.

Таким образом, вместо внесения ясности в историю с «продолженным» контрактом и письмом Саламатина Януковичу, Минобороны еще больше нагнало туману, заодно умудрившись оскорбить массу украинских СМИ, распространивших информацию. Но само обвинительное заявление военного ведомства составлено таким образом, и оперирует информацией из таких «источников», что верить ему как-то не очень получается.

Однако главный вопрос, который неминуемо возникает в этой истории, касается даже не того, является ли правдой докладная Саламатина президенту. Вопрос в том, а при каких вообще делах в эпопее с контрактом на поставки украинского оружия Ираку украинский министр обороны? Как известно, Минобороны и Вооруженные силы Украины ни производством, ни продажей оружия не занимаются. Нет у них таких задач и таких полномочий. Когда речь идет о продажах техники и оружия б\у с арсеналов и баз хранения военного ведомства, то в порядке, предусмотренном законодательством, Минобороны по предписанию Кабмина просто передает необходимые вооружения торгующей компании в составе госконцерна «Укроборонпром», и на этом его функции заканчиваются. К нынешнему контракту с Ираком о поставке бронетранспортеров и самолетов и такая схема отношения не имеет – как известно, в данном случае речь идет о продаже новых образцов техники, а не из запасов Минобороны.

Более того: с очередным скандалом вокруг незаконных поставок украинских вооружений в ту или иную страну Минобороны постоянно само первым делом громогласно об этом заявляет, — мол, военного ведомства все эти скандалы не касаются, поскольку его, согласно украинского законодательства, нет и быть не может в цепочке производитель-продавец-покупатель оружия. Но почему-то сегодня не руководство госконцерна «Укроборонпром», ведущего такие контракты от строительства бронемашин и самолетов до продажи и послепродажного обслуживания, не обслуживающая контракты госкомпания «Укрспецэкспорт», или на худой конец предприятия-производители вооружений, а именно министр обороны Украины рапортует президенту о продолжении оружейных контрактов. С чего бы это? Какое его дело до этих контрактов вообще? Тем более что и в силу своей бывшей должности Саламатин никакого отношения к их заключению не имеет – подписаны они были еще при прежней власти, в 2009 г.

Еще весной 2012 г Дмитрий Саламатин, уходя на пост министра обороны, сложил с себя полномочия главы «Укроборонпрома», и сегодня его должно заботить состояние боевой подготовки в воинских частях, строительство квартир для военных и содержимое солдатского котелка, а не контракты с Ираком. Однако по прямым своим обязанностям Дмитрий Саламатин по совершенно непонятным причинам высказывается скупо и весьма редко, зато о продажах украинского оружия, нынешних контрактах и перспективах Украины на рынке вооружений говорит просто не умолкая – достаточно изучить любое его интервью на посту министра обороны. Как это понимать – в Минобороны, увы, не уточняют. Но едва ли Вооруженным силам Украины, которые все последние годы находятся далеко не в лучшей ситуации и уже давно тонут в море проблем, идет на пользу такое странное увлечение министра торговлей оружием – сферой, к которой он в силу должностных обязанностей и полномочий не имеет никакого отношения.




Комментирование закрыто.