Уроки Хорватии для Украины. Войны Югославии

Марко Пинтерич, перевод Алены Соколинской

Война в Боснии

Подобно Советскому Союзу социалистическая федеративная республика Югославия была коммунистической и мультинациональной страной.  Она состояла из шести республик (Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, Сербия, Черногория, Македония) и двух автономных областей (Косово, Воеводина) – частей Социалистической Республики Сербии. Несмотря на номинальное сходство с СССР, здесь имелись также значительные различия. Форма коммунизма в Югославии была намного либеральнее, с элементами свободного рынка, жители могли свободно ездить за рубеж, к тому же значительно шире была автономия членов республики.

Югославия пыталась решить внутринациональные проблемы путем установления наднациональной идеологии, изобретенной коммунистами, братства и единства и даже новой идентичности «югослав». Однако эти попытки не смогли подавить отдельные национальные идентичности и, более того, привели к их мощному взрыву после того, как наднациональная идеология начала рассыпаться. Особое внимание следует уделить пресловутой Великой Сербской программе. Эта программа была начата еще в 19 веке, и ее целью было объединить всех Сербов внутри одной страны. Изначально она базировалась на лингвистических (диалектических) доводах, утверждая, что большинство хорватов и все мусульмане были на самом деле сербами, обращенными в католицизм и ислам, и они должны по своей сути быть частью Сербского государства. С другой стороны, эта программа полностью игнорировала богатое культурно-историческое наследие хорватов и пренебрегала тем фактом, что большинство хорватов и мусульман никак не отождествляли себя с сербским этносом.

Velikasrbija

Прелюдия к войне

Югославские войны – это несколько конфликтных столкновений, произошедших с 1991 по 1999 год на территории бывшей Югославии, но их корни можно проследить еще в 1980-х, когда сербская интеллигенция начала возрождать идею Великой Сербии, получившей известность благодаря Меморандуму Сербской Академии Науки и Искусств в 1986 году. Внедрение программы стало реальным в 1987 году после неожиданного прихода к власти в Социалистической Республике Сербии Слободана Милошевича. Милошевич следовал социалистической политике своих предшественников, но держался сильной сербско-националистической и централизованной югославской линии. Такая политика привела его к курсу противостояния с албанцами, которые представляли подавляющее большинство населения в Косово и стремились к статусу республики, так же как Словения и Хорватия, которые хотели большей автономии внутри Югославской конфедерации. В противоположность другим югославским республикам, подконтрольные государству СМИ в Сербии активизировали параноидальную пропаганду, которая убеждала людей во внешнем и внутреннем заговоре не только против Югославии и коммунизма, но в первую очередь, против интересов сербской нации.

В 1988 он инициировал так называемую анти-бюрократическую революцию – искусственный народный протест, целью которого было свержение лидеров других республик и автономных провинций, и замена их правительственными марионетками. Ему удалось заменить глав автономных республик Косово и Воеводины, а также руководство Черногории, что, однако, лишь усилило оппозицию к его политике в оставшихся четырёх республиках.

Поскольку становилось всё более ясно, что не существует решения, удовлетворяющего все стороны, Словения и Хорватия начали движение в сторону отделения. В 1990 они провели первые демократические выборы и референдумы о независимости, провозгласив независимость в 1991. Босния и Герцеговина, так же как и Македония, хоть и неохотно, но всё же последовали их примеру с задержкой в несколько месяцев. Их лидеры стремились заключить сделку с Милошевичем, но когда обнаружили, что находятся в ситуации «или-или», выбрали путь Словении и Хорватии. Как довыборные коммунистические, так и послевыборные националистические лидеры Словении и Хорватии тесно сотрудничали, при этом Словения всегда была предшественником изменений, а Хорватия следовала её примеру. Они пообещали помогать друг другу в случае чрезвычайных ситуаций, но их стремление сдержать эту клятву подверглось испытанию во время Десятидневной Войны.

В условиях необходимости защиты своей территориальной целостности, промедление оказалось для Хорватии катастрофичным. Все республики владели достаточным количеством легкого вооружения для формирования народного ополчения на случай войны, так называемой территориальной обороны. Правительство Словении секретно и быстро обезопасило свое вооружение. Встревоженная этим фактом, армия Югославии конфисковала большую часть оружия Хорватии, оставив хорватские войска практически безоружными. Этанебольшаяразницазначительноповлияетнапоследующиесобытия.

Десятидневная Война, или Война за Независимость Словении (Июнь-Июль1991)

Заявив о своей независимости, Словения установила контроль над частью бывших югославских границ. Центральная власть прислала Югославскую армию для восстановления своего контроля. Армия Югославии покинула казармы в Словении и Хорватии и после нескольких перестрелок восстановила контроль на большинстве пограничных постов. Но ответ Словении – блокирование казарм югославской армии на территории Словении – оказался серьёзным ударом. Некоторые казармы даже сдались, югославская армия быстро оказалась в безвыходном положении, и после договора с властями Словении отступила в свои казармы.

Успех Словенской стороны в большей мере объяснялся тем фактом, что армия Югославии применяла только лучшую часть своих сил, но даже их возможности были очень ограничены. К тому же, несмотря на тот факт, что подавляющее большинство в командном составе югославской армии были сербами и черногорцами, среди обычных солдат-срочников они составляли только пятую часть, поэтому мотивация и боевой дух всей армии были довольно низкими.

В последующие годы после конфликта ходило множество предположений, почему югославская армия не действовала решительней. Было известно, что сербское руководство, которое на самом деле стояло за югославской армией, не было особо заинтересовано в Словении из-за её отдалённости и национальной однородности, где сербы составляли всего 2,5% населения. Вполне возможно, что руководство Сербии было не прочь избавиться от одного противника и/или разрушить хорвато-словенский альянс. Теории заговора дошли до предположения, что существовала договорённость между руководителями Сербии и Словении.

Ещё интересней то, что Хорватия официально не вышла на помощь, хотя многие граждане-хорваты пытались остановить танки по своей собственной инициативе. На самом деле, Министр Обороны  Хорватии, Мартин Шпегель, был готов заблокировать казармы югославской армии на хорватской территории одновременно со Словенией, так называемый план Шпегеля. Но он, однако, не получил поддержки на голосовании, поскольку президент Хорватии, Франьо Туджман был против конфликта. Как известно, Туджман считал, что подобные действия Хорватии спровоцируют реакцию югославской армии, которая станет действовать в Хорватии решительней, чем в Словении, и что хорватская армия пока не была готова к конфликту, тем более, что у хорватов не было армии территориальной обороны. Более того, вполне возможно, что руководство Хорватии надеялось, что серьезного конфликта с Сербией всё ещё можно было избежать, при возможном вмешательстве мирового сообщества. Некоторые аналитики и апологеты Туджмана утверждают даже, что война в Словении была лишь ловушкой для хорватского руководства. С другой стороны, другие аналитики и критики Туджмана отмечают, что совместное противостояние словенцев и хорватов могло бы оказать серьёзный вызов югославской армии. Как бы то ни было, отсутствие хорватской поддержки вызвало негодование словенцев и создало долговременную трещину между руководством Словении и Хорватии.

Хорватская война за независимость (1991-1995)

Ситуация в Хорватии была намного сложнее. Сербы составляли около 12% населения и, как правило, не поддерживали вновь избранное правительства Хорватии, а также независимость Хорватии. Они находились под постоянным обстрелом пропаганды сербских СМИ, которые насаждали страх повторения сербских погромов хорватскими формированиями ультра-националистов Усташей , которые происходили во время Второй мировой войны. Еще до того, как произошли фактические изменения, сербы в Хорватии провели несколько массовых митингов в поддержку Милошевича, часто с позиций сербских экстремистов. Примечательно, что усиление напряженности нашло отражение в ранее невиданных драках между хорватскими и сербскими футбольными болельщиками.

Ситуация только ухудшилась после удивительной победы Хорватских националистов.  В действительности, ново избранное хорватское правительство было нацелено на поворот вспять анти-хорватский и про-сербский курс своих предшественников, делая это часто неумело и не очень заботясь о чувствах местных сербов, поэтому последние считали их политику националистической и исторически ревизионистской. К примеру, власти Хорватии крайне подозрительно относились к сербам в составе хорватской полиции, где их доля значительно превышала долю в населении, и намеревались побыстрее это изменить. Несмотря на тот факт, что сербы столкнулись с потерей привилегированного статуса, который они имели в Югославии, физически им ничто не угрожало. Так как их недовольство хорватским правительством подпитывалось сербской пропагандой, было сомнительно, что другой курс властей привел бы к существенно другим результатам. Например, пропаганда умело использовала даже самые позитивные действия, такие, как замена коммунистической символики на древние хорватские национальные символы (красный и белый в шахматном порядке), которые также использовали усташи, превращая их в доказательство намерений геноцида  нового руководства. Примечательно то, что другие национальные меньшинства, представляющие 8% населения, не имели серьезных возражений против курса новой власти и даже активно участвовали в некоторых изменениях.

После того, как Хорватский парламент принял изменения в Конституции и заменил коммунистическую символику хорватской, сербы ответили на это так называемой «революцией бревен» в августе 1990 года. В тех районах Хорватии, где сербы представляли большинство, они блокировали дороги срубленными деревьями, в то время, как местные власти и полиция не признавали власть центрального правительства, они провели специальные “референдумы” и объявили автономию. Их требования постепенно возрастали до федерализации и независимости, подогреваемые тем, что хорватское правительство было беспомощным, чтобы действовать против них. Все усилия по созданию конституционного строя специальных полицейских сил были сорваны превосходящей по силам югославской армией.

Следует отметить, что в Хорватии существовало только два больших, преимущественно сельских и малонаселенных района, где сербское население было в явном большинстве, с центром вокруг городов Книн и Глина (отмечено розовым), в то время как остальная часть сербов жили в смешанных районах (отмечено белым) или на небольших участках. Таким образом план сербского руководства состоял в том, чтобы как минимум расширить территорию за счет соседних районов и городов Хорватии с преобладанием сербского населения для установления территориальной целостности, экономической и интеллектуальной базы, а также получить выход к морю. Целью максимум было завоевывать более половины Хорватии и установить  пресловутую гипотеотическую границу Вировица-Карловац-Карлобаг как это предусмотрено в Великой Сербской программе.

В последующие месяцы власти в районах с сербским большинством становились все более независимыми, производя этнические чистки хорватов при негласной поддержке югославской армии. В то же время, хорватские власти закупали оружие, используя главным образом незаконные каналы, и в начале 1991 специальные полицейские силы успешно провели две небольшие операции на Плитвице и в Пакрасе. Наконец, в апреле 1991 года Хорватия учредила национальную гвардию как военизированное полицейское формирование, так как республика юридически все еще была частью Югославии.

В июне 1991 года Словения и Хорватия объявили независимость, а в июле сербские повстанцы начали военное вторжение на соседние территории с хорватским большинством. Их действия получали более или менее открытую поддержку югославских армейских подразделений этих районов, по крайней мере, путем предоставления вооружения, в то время как серьезная поддержка в виде дальнейшего вооружения и многочисленных добровольцев поступала из Сербии и Боснии-Герцеговины. Сербские войска постепенно раздули конфликт, и к концу августа в Хорватии велись полноценные военные действия.

Когда стало ясно, что войны не избежать, в сентябре 1991 года Туджман неохотно приказал начать внедрять план Шпигеля (на три месяца позже, чем предложил сам Шпигель), то есть произвести блокаду и нападение на югославские военные казармы. Так называемая война за казармы имела огромный успех: Захватив значительную долю югославских армейских казарм и складов, хорваты получили огромное количество тяжелой и легкой бронетанковой техники, которая была немедленно передана формированиям, ведущим бои с сербскими силами. Югославская армия покинула остальную часть расположений с бронетанковой техникой, что означало, следовательно, что Хорватская территория, наконец, освобождена на всю глубину.

В последующие месяцы, несмотря на все трудности, значительно хуже вооруженные хорватские силы сумели остановить продвижение сербских войск. Хорватские силы проиграли пресловутую Битву в Вуковаре, но уже до этого большая доля сербской техники и воли были разрушены удачно расположенными танковыми засадами. Хорваты предотвратили захват сербами городов Осиек, Сисак, Карловац, Госпиц, Задар, Шибеник, и наиболее известный Дубровник, где проживало большинство хорватов. Перед прекращением огня в январе 1992 года хорватские силы уже вполне успешно действовали в мелких наступательных и зачистных операциях.

Самой главной причиной, которая привела к потере успеха сербами, была высокая мотивация хорватских сил, к которым даже присоединилась горстка этнических сербов. С другой стороны, югославская армия была деморализована. Призывники несербского национальности  и даже многие из сербских призывников неохотно воевали в иностранной республике, несмотря на всю пропаганду, в то время как сербским нерегулярным силам, как из Хорватии так и из Сербии, не хватало дисциплины.

В течение следующих трех лет, силы ООН были размещены на территории, оккупированной сербской милицией, в соответствии с резолюцией ООН. В этой связи Югославская армия покинула Хорватию, оставив бронетехнику местным сербским силам. Хорватские власти не хотели нарушать резолюцию и восстанавливать против себя международное сообщество, поэтому хорватские силы воздержались от более масштабных действий. Тем не менее мелкие операции, из которых наиболее известны операция в Масленице в 1993 году и во Флеше в 1995 году успешно вернули важные транспортные пути под юрисдикцию Хоравтии, при незначительных возражениях мирового сообщества. Однако, хорватские силы были широко задействованы в борьбе против сербов в соседней Боснии-Герцеговине по договоренности с их руководством. В нескольких успешных операциях они перекрыли важные транспортные пути сообщения между территориями под контролем сербов в Хорватии и Сербии, сделав их положение там практически невыносимым.

Между тем послы США, России, ЕС и ООН пытались в качестве посредников содействовать принятию решения для территорий, оккупированных сербской милицией, предложив так называемый план Z-4.План предусматривал широкую автономию уровня федерации с демилитаризованным статусом территорий с сербским большинством внутри Хорватии, а это означало, что оккупированные территории с большинством хорватского населения  должны быть возвращены под полный контроль Хорватии. Хотя руководство Хорватии посчитало план неблагоприятным для себя, оно приняло его, в надежде, что сербская сторона его отвергнет. Азартная игра окупилась, поскольку даже такой  благоприятный статус был неприемлем для сербского руководства.

К этому времени для США, наиболее важного союзника Хорватии, стало очевидно, что сербское руководство не собирается соглашаться на какие-либо разумные решения войны в Хорватии и Боснии-Герцеговине, пока не будет разгромлена военным путем. Они дали негласное согласие на проведение давно подготавливаемой операции Хорватии по освобождению своих территорий при условии, что она будет проведена максимально быстро и минимально возможными потерями мирного населения. В августе 1995 года Хорватия провела операцию Буря, и менее, чем за одну неделю вернула под свой контроль большую часть территорий, которые удалось занять сербам в течение 1990 и 1991 годов. К тому времени, хорватские силы были намного лучше оснащены и обучены, чем местные сербские ополченцы, а получение немедленной помощи от Сербии было невозможно. В действительности, операция Буря прошла на обширной территории в центральной части Хорватии, в районе, который расположен далеко от Сербии и соединен только с Боснией и Герцеговиной. Следует отметить, что Милошевич воздержался от конкретной помощи, ограничившись устной поддержкой. Одной из важных причин было то,, что, несмотря на неоднократные просьбы Сербия никогда не согласилась присоединить  территории, которые удерживали сербы в Боснии-Герцеговине и Хорватии. Это дало ему возможность дистанцироваться и заявить, что всю ответственность за поражение несет исключительно местное сербское руководство.

Во время хорватской операции, местное сербское руководство задействовало заранее подготовленный план эвакуации населения, поэтому к концу боевых действий, на территории, ранее занимаемой сербской милицией, практически не было жителей. Операция была проведена блестяще и с минимальными потерями гражданского населения. Однако, вакуум власти, который наступил после отвода военных сил , позволил бандитам и вооруженным боевикам совершить ряд преступлений, были убиты некоторые из оставшихся мирных жителей, сжигали пустые дома сербов. К тому времени, когда хорватская полиция наконец навела порядок, был нанесен непоправимый ущерб.

Оставшаяся небольшая территория в восточной части Хорватии, прилегающая к Сербии, которая все еще оставалась под контролем сербской милиции, была мирно возвращена Хорватии в 1997 году. Сербы не стали покидать восточную Хорватию, наряду с этим вернулась малая часть сербов, изгнанных из центральной части Хорватии. Таким образом, этнический состав Хорватии значительно изменился.

Война в Боснии (1992 – 1995)

В отличие от хорватов, мусульмане не обладают настолько богатым культурно-историческим наследием. Их существование является результатом обращения коренного славянского населения в ислам за время 300-летней турецкой оккупации. Как хорваты так и сербы считали мусульман своей частью, и даже сами мусульмане имели противоречивые мнения по этому вопросу. В межвоенной Югославии (1918-1941) мусульманские лидеры, как правило, становились на сторону сербских лидеров, получая в обмен особые привилегии, а во время Второй мировой войны подавляющее большинство мусульман сражались в составе многонациональных партизанских или хорватских военных подразделений. Этот вопрос был окончательно решен в 1971 году, когда мусульмане были признаны отдельной нации.

Босния и Герцеговина была построена как многонациональная республика, с мусульманами, сербами и хорватами в качестве конституционных народов. В 1991 году 43% населения считали себя мусульманами, 31% сербами и 17% хорватами, при этом лишь 6% называли себя югославами. После первых свободных выборов, национальные партии из трех стран стали доминирующими в парламенте, создавая непростые коалиции. Мусульманские политики балансировали между противоположными взглядами хорватских и сербских политиков, и объявили нейтралитет в конфликте с соседней Хорватией в надежде избежать военного конфликта с сербами. Тем не менее, в Боснии и Герцеговине возникли конфликты с конца 1991 года, когда югославская армия напала на области Герцеговины около границы с Хорватией, где проживало большинство хорватов. В том же году мусульманские и хорватские представители наконец приняли Меморандум о суверенитете Боснии-Герцеговины, после чего сербские представители покинули парламент и начали создание независимого сербского государства. Оставшиеся представители созвали референдум в начале 1992 года, который сербы бойкотировали, в то время как остальная часть населения подавляющим большинством проголосовала за независимость.

Югославская армия формально оставила Боснию-Герцеговину после провозглашения независимости, но на самом деле передала свои функции местной сербской милиции. Мусульмане были безусловно менее подготовлены к конфликту, так как их руководство надеялось, что, оставаясь в стороне от столкновений и воздерживаясь от эскалации, они смогут избежать военного конфликта с сербами. Официальная боснийская армия (к тому времени все еще формально многонациональная) безнадежно проигрывала в вооружении и была неподготовлена. С другой стороны хорватские вооруженные формирования были отлично подготовлены и достаточно хорошо укомплектованы, некоторые из этих подразделений уже участвовали в хорватской войне за независимость или в боях с сербскими силами в самой Боснии иГерцеговине. Все три стороны поддерживали наемники из-за рубежа.

В начале 1992 сербы начали ничем не мотивированное нападение на области с большинством мусульманского и хорватского населения. Эти нападения были наиболее успешными против неподготовленных мусульман – большие районы, где проживало большинство мусульман или смешанное население, были завоеваны практически без сопротивления, после чего мусульмане были подвергнуты оскорблениям и этническим чисткам, с применением насилия, убийств, концентрационных лагерей и выселения. Несколько месяцев спустя, после того, как фронты, наконец, стабилизировались, многие городские центры с большинством мусульманского населения, в частности, Сараево, оказались полностью или наполовину окружены сербами, их постоянно бомбила сербская артиллерия снаружи и  терроризировали сербские снайперы изнутри. Наиболее известной сербской атакой была Маракльская резня в 1994, когда среди бела дня сербы открыли минометный обстрел на рынке в Сараево, в результате чего убили 68 мирных жителей. Интересно отметить, что сербы обвинили в инциденте мусульман, заявив, что мусульмане нападают сами на себя, чтобы получить международную поддержку. Многие окруженные районы, такие как Бихач, Горажде, Сребреницы и Жепы были провозглашены безопасными районами под защитой ООН.

Территориям, где население состояло большей частью из хорватов или из смеси хорватов и мусульман, изначально повезло гораздо лучше, здесь сербские силы были быстро остановлены. Поскольку милиция у мусульман отсутстврвала в принципе,  мусульманские боевики по большей части присоединились к хорватский милиции, чтобы защищать территорию от нападений сербов. Это, однако, создало опасную ситуацию. Хорватская милиция взяла под контроль как военную, так и гражданскую сферу жизни, и  не была готова передать власть гражданским структурам, что вызвало подозрение среди мусульман. В некоторых (но не всех) областях Боснии, недоверие постепенно привело к полноценной войне между хорватской и свежее- созданной мусульманской милицией, и это помогло сербам завоевать еще большую часть территории. Широко распространено мнение, что мусульманско-хорватская война могла была связана с соглашением между Милошевичем и Туджманом о разделе Боснии между Хорватией и Сербией. Однако этому не найдено ни одного подтверждения.

К началу 1994 года Босния и Герцеговина пребывала в хаосе, и никакого решения не предвиделось. Чтобы стабилизировать ситуацию США выступили посредником соглашения между мусульманской и хорватской милиции, а воздушные удары НАТО помогли наземным силам ООН контролировать дальнейшее продвижение сербских сил. Более того, когда сербы начали угрожать безопасному району Бихача, захват которого стал бы огромной гуманитарной катастрофой,  США продолжили действовать, способствуя созданию союза между Боснией-Герцеговиной и Хорватией и обеспечив военное обучение для войск Хорватии. В соответствии с этим соглашением теперь хорошо оснащенная и хорошо подготовленная хорватская армия начала вести боевые действия в Боснии-Герцеговине , подавляя боеспособность сербов и перекрывая их транспортные пути.

В июле 1995 года две безопасные области, Сребреница и Жепа были нагло захвачены сербскими силами, после чего все захваченные мусульманские мужчины были убиты, а остальное население – депортировано. Одновременно возобновились нападения сербов на безопасный район Бихач. При негласной поддержке США, Объединенные хорватские и боснийские силы начали серию операций Блицкриг, в результате которых была освобождена большая часть Хорватии и крупные районы западной Боснии. Наступление было остановлено лишь тогда, когда угроза захвата нависла над сербской столицей Баня Луке.

Под давлением ухудшения ситуации на местах и ​​растущей решимостью международного сообщества, сербские лидеры наконец сели за стол переговоров, и война была закончена подписанием Дейтонского мирного соглашения.

Война в Косово (1998-1999)

По какому-то странному, однако логичному витку истории, последняя глава югославских войн велась в том месте, где все начиналось пятнадцатью годами ранее.

Косовские албанцы сформировали военизированные формирования, которые начиная с 1995 года, совершали нападения на сербские правоохранительные силы в Косово. Организация постепенно усиливалась в течение многих лет путем контрабанды оружия и нападений на полицейские участки и военные части. В ответ, в 1998 году сербские военизированные формирования и регулярные войска стали проводить кампанию возмездия против албанских боевиков, а также против политических оппонентов, что привело к многочисленным случаям насилия и гибели албанских гражданских лиц. Борьба постепенно разгоралась и в результате более 10% населения покинули места проживания.

После провала попыток найти решение дипломатическим путем, вмешалось НАТО, оправдывая кампанию в Косово гуманитарной войной. Это ускорило массовое выселение косовских албанцев сербами, в то время как югославские войска продолжали сражаться на протяжении двухмесячных воздушных бомбардировок Сербии, санкционированных ООН. Война закончилась в 1999 году Кумановским договором, по которому югославские войска соглашались выйти из Косово, чтобы уступить  место миротворцам.

После двух лет неудачных переговоров, проходивших при международном посредничестве, Косово провозгласило независимость в 2008 году.

Источник: Майдан




Комментирование закрыто.