Украинская тайна русской революции

Родион Пришва, "Хвиля"

Февральская революция

Израиль Лазаревич Гельфанд – это настоящее имя знаменитого русского революционера еврейского происхождения, более известного современному читателю как Александр Львович Парвус. Начиная с 1910 г. он становится агентом немецкого правительства, приступая к разработке плана переоснащения и модернизации турецкой армии. После начала Первой мировой войны Парвус предоставляет свои услуги МИДу Германии, подготовив детальный меморандум (датирован 9 марта 1915 г.), описывающий в деталях программу развития революционного движения в России. Начиная с октября 1914 г. Парвус активно поддерживает деятельность СОУ (СВУ) в его стремлениях поднять восстание на территории Украины.

Но обо всем по порядку.

Как я уже отмечал в первой части , с началом сентября 1914 г. Союз Освобождения Украины перенес свою деятельность в Вену, что было вызвано не только поражением австрийской армии в Галиции, но и небывалым интересом венских дипломатов к подобного рода организациям. Решив использовать союз в благих целях, австрийцы оказывают максимальную финансовую поддержку этой организации: по данным известного русского историка С.П. Мельгунова, СОУ получил 800 000 марок для развития своей агитационной деятельности. Благодаря таким субсидиям, члены этой организации открывают филиалы в Швейцарии (руководитель Петр Бендзиа), Болгарии (руководитель Лев Ганкевич), Германии (Роман Смаль-Стоцкий), Константинополе (Мариан Меленевский) и Вене (В. Дорошенко).

При каждом филиале имелась своя типография, а иногда и собственный печатный орган. Так в Швейцарии выходила газета «La Revue Ukrainienne» (Лозанна), в Австрии – «Вісник союзу визволення України», в Германии — «Ukrainische Nachrichten».

Кроме издания национальной прессы, в нейтральных государствах распространялись агитационные листовки типа «До громадської думки Європи», «Відозва СВУ до болгарського народу», «Відозва СВУ до румунського народу», «Відозва СВУ до шведського народу». В некоторых из них делегаты союза призывали населения вышеперечисленных государств вступить в войну на стороне Центрального блока. Также СОУ (СВУ) издал ряд работ по истории Украины на немецком, французском, английском и других языках, причем активно печатались работы М.С. Грушевского «Як жив український народ» (Константинополь, Вена), «Перегляд історії України» (Болгария), «История Украины-Руси» (Константинополь, Вена, Болгария). Но культурно-агитационная работа — это лишь малая часть того, что сделал Союз в 1914-1917гг. …

17 февраля 1915 г. полковник Мезенцов установил, что в Константинополе:

«образовывается какая-то организация Украины, которая будет руководить революционной агитацией в России. Отделение намечено в Софии. Для этого в Константинополь выезжает с Австрии какой-то «Бензиа» и другой наместник с Австрии, с паспортом на фамилию Мариан …ский. Или Мариан …сотто или Мелень… ский. Он озабочен получением адресов украинцев – одного фамилия Федорчук, у другого не выяснено окончательно, которому Марианский должен доставить сведения…»

Юлиан Меленевский

Отчеты Мезенцова немного запоздали: уже в середине октября Меленевский приезжает в Константинополь, где, по данным официальных биографов З. Земана и У. Шарлау, он знакомится с Александром Парвусом. Последний оказывает всяческую поддержку украинскому эмиссару, представив его в выгодном свете австрийским дипломатам в Вене. Также, Меленевский встречается с министром внутренних дел Османской империи Таллат-пашой, разъясняя ему программу СОУ, а также цели украинцев в борьбе с Российской империей. Но самым важным результатом миссии Меленевского становится подготовка высадки десанта на Кубани.

Отто Лиман Сандерс

Разработкой операции занимались немецкие военные специалисты (генерал Лиман фон Сандерс, адмирал Вильгельм Сушон и Макс Циммер), заместитель главнокомандующего турецкими войсками Энвер-паша, турецкий разведчик майор Сулейман Аскари-бей, А. Парвус и, собственно говоря, сам Меленевский. План предполагал высадку украинского десанта на побережье современной Грузии, откуда он должен был продвигаться через Кавказ на территорию Украины (через Кубань и Дон). Планировалось, что общее количество высаживаемых войск не превысит 500 человек, которые, впоследствии, должны будут разделиться на группы по 25 солдат в каждой. Осуществлять командование этим формированием должен был брат митрополита Шептицкого – Сергей Шептицкий. Впрочем, к декабрю 1914 г. эта операция так и не была осуществлена, поскольку турецкий флот не смог получить убедительного превосходства на море, а армия Энвера потерпела поражение при Саракамыше. К вопросу о проведении десантных операций подобного рода решено было больше не возвращаться.

Однако турки все-таки смогли произвести высадку десантной группы в районе Бурнаса (Современная Лебедевка) 20-25 ноября 1914 г.. Небольшой отряд, численностью 25 человек, под командованием поручика (такое звание фигурирует в деле Одесского военного округа) Махмеда Хусеина, должен был произвести разведку в близлежащих районах бурнасской пристани. Сопровождением десантного корабля «Зафер» занимался крейсер «Бреслау», который после успешного эскортирования судна ушел по направлению к Севастополю. Впрочем, разведывательный десант так и не смог достигнуть поставленных целей, поскольку 24 из 25 турецких солдат были взяты в плен через 2 дня после высадки. На допросе Хусеин сознался, что в районе Бурнаса планировалось, в случае достижения успешной рекогносцировки, высадить целую армию. Если верить его словам, то подобного рода операция могла не просто поставить под угрозу фронт в Галиции, но и благоприятствовать скорейшему освобождению Украины от Российской империи, а возможно и решить исход всей мировой войны…

Но подобные акции были только началом.

В 1915 г. к антироссийской деятельности СОУ (СВУ) и Парвуса примыкает Владимир Ильич Ульянов (Ленин). Еще в середине ноября 1914 г. он посылает в редакции газет «VORWÄRTS» и «ARBEITER-ZEITUNG» письмо следующего содержания: «…как будто бы я ограничился полемикой против царизма. В действительности же я, будучи убежден, что долг социалистов каждой страны вести беспощадную борьбу с шовинизмом и патриотизмом собственной (а не только неприятельской) страны, резко нападал на царизм и в связи с этим говорил о свободе Украины…»

Александр Парвус

9 марта 1915 г. Александр Парвус подготавливает план внутреннего разложения Российской империи, путем начала агитационной работы, как на фронте, так и в тыловых районах. Его планы начали претворяться в жизнь уже с лета 1915 года, когда ведущее российские и украинские партии начали распространять антивоенные листовки на Восточном фронте. Уже 11 августа 1915 г. жандармы установили, что Ленин оказывает поддержку украинским агитаторам: «Организация эта, широко субсидируемая австрийским правительством, имеет в городе Вене центральный комитет (речь, как читатель уже догадался, идет о Союзе освобождения Украины), при котором издается партийный орган «Вісник визволення України». Означенный орган издает пропаганду в духе социал-демократической партии среди русских военнопленных, в чем принимает деятельное участие известный социал-демократ Ленин, кроме того,… распространяются воззвания к русским военнопленным солдатам с призывом сдаться в плен…Эти воззвания вкладываются в бутылки, которые бросаются в реки Прут и Днестр в проделах Австрии, откуда их несет в сторону России…»

Печатались прокламации, как я говорил выше, в местных филиалах СОУ (СВУ) , а непосредственной транспортировкой таких воззваний занимались, по мнению жандармов, доктор Христиан Раковский – будущий глава совета народных комиссаров УССР в 1919 – 1923 гг., а также и русский эмигрант Зимфельд Арборз –Ралли. Если читателю подобные заявления, основанные на доносах жандармов, показались сумасшествием, то, вашему вниманию представляю текст «воззвания», которое было найдено в сентябре 1915 г. крестьянином Леонидом Барабашом на берегу реки Прут в районе Василицкого леса:

«Русские солдаты! …Мы, живущие в свободной Швейцарии русские, постоянно озабоченные об облегчении участи наших дорогих соотечественников, доводим до Вашего сведения, что по действующим в этих странах законам по окончании войны каждому способному к труду военнопленному, возбудившему об этом ходатайство, без различия национальности, вероисповедания и возраста, предоставляется право остаться на месте… представители нашей партии, получив право свободного посещения лагерей военнопленных в Австрии и Германии, своими очами и в переговорах с военнопленными могли убедиться в том, что их положение везде и во всяком отношении как нельзя лучше…»

Вот еще один шедевр пропаганды финансового характера (сохранился в том же деле, что и предыдущий экземпляр) :

«…7 рублей платит австрийское военное управление за каждое русское ружье (и 1 копейку за каждый русский патрон) ДОСТАВЛЕННОЕ АВСТРИЙСКИМ ВЛАСТЯМ…»

Кроме того, подлинность заявлений жандарма доказывает еще и тот факт, что австрийское и немецкое командование с 1914 г. начало широкую программу создания отдельных лагерей для украинских военнопленных. В них делегаты Союза занимались культурно-просветительской деятельностью, что, в конечно счете, привело к созданию 1-го сечевого Тараса Шевченко полка, а уже вначале 1917 г. – «синьожупанної» дивизии.

На факт поддержки Ильичем украинского движения указывал и известный публицист Григорий Алексинский, который в феврале-апреле 1915 г. выступал с лекциями о поддержке австрийскими властями деятельности СОУ (СВУ). На заявления Алексинского ссылались, как известный нам Сергей Мельгунов («Золотой немецкий ключик к большевистской революции»), так и современный русский историк-эмигрант Юрий Фельштинский (в 2013 г. под его редакцией вышел сборник документов «Германия и революция в России»). К статьям Алексинского часто обращались и жандармы: в донесении от 1 июля 1915 г. встречаем:

«Благодаря статье Алексинского, первоначально появившейся в журнале «Современный мир» за 1915 г…. с оглавлением «О провокациях» . с указанием на образование средствами австрийского и германского правительств провокационных групп… среди которых названные СВУ»

Но даже несмотря на полную информированность жандармов, СОУ успешно продолжал свою работу. 6 октября 1915 г. жандармы доносили, что в Одессу из болгарского филиала союза была доставлена крупная партия прокламаций на украинском и русском языках. Жандармам также удалось установить место хранения этих воззваний — они находились в одесском помещении организации «Просвиты». При этом, жандармы также утверждали, что эти листовки подлежат распространению в Екатеринославской, Киевской и Полтавской губерниях.

Евгений Чикаленко

К слову сказать, известный читателю Евгений Чикаленко был причастен к распространению подобных воззваний. В мае 1915 г. его подопечный Иван Грицай сознался в факте получения части агитационных прокламаций от Чикаленко для дальнейшего размножения в Полтавской губернии. При этом Евгения Харламовича так и не удалось поймать – он быстро скрылся за пределами Украины.

Также стоит отметить, что Меленевский сам выезжал на вражескую территорию для курирования агитационной работы. В конце 1915 г. он под румынским паспортом проживал в Одессе, где его так и не сумели найти жандармы.

Медленно и уверенно Союз вместе с большевиками и прочими прогерманскими партиями занимался разложением восточного фронта. Медленно и уверенно Российская империя скатывалась к пропасти, из которой ее уже невозможно было вывести простыми реформами и обновлениями власти. Все шло к революции и пломбированному вагону.

Карфаген русского имперского мира должен быть разрушен

Но догадывались ли украинские, немецкие и австрийские государственные деятели, во что может превратить Ленин несчастные, изможденные войной Россию и Украину? Задумывались ли они над тем, что безумные творцы красного октября смогут удержать власть в своих руках, превратив некогда цивилизованное государство в «трупную яму» на востоке Европы? Ответ дает человек «сотворивший Украину» – Макс Гофман:

«…Договариваясь в Бресте с этими господами, все мы были глубоко убеждены, что они не продержатся у власти более 2-3 недель. Верьте моему честному слову, слову генерала германской службы, что, невзирая на то, что Ленин и Троцкий в свое время оказали нам неоценимую услугу, если бы мы знали или предвидели бы последствия, которые принесет человечеству наше содействие по отправке их в Россию, мы никогда, ни под каким видом не вошли с ними ни в какие соглашения…»

Украинские политики сумели разложить Россию, но они так и не смогли предвидеть дальнейших шагов кровавого Ильича, который, осознав свою власть над умами миллионов заблудших людей, начал войну с УНР. Этот страшный конфликт до сих пор продолжается на Востоке Украины, где анархо-коммунистическо-православная армия Новороссии и войска Российской Федерации готовятся к новой битве с Украинской Республикой. Вопрос только в одном: принимает ли во внимание кремлевское руководство тот факт, что в Росси возможна новая революция? Понимает ли оно, что эпоха рождает своих Грушевских, Меленевских, Парвусов, Шептицких, Циммеров и Левицких? Ответ мы узнаем совсем скоро…

Вместо эпилога

31 июня 1915 г. полковник Мезенцов составил отчет о проведенном обыске Ипотечного банка, располагавшегося на улице Подвальной № 7 (г. Львов).

В помещении банка жандармы обнаружили 2 папки под названием «Париж» и «Лондон», причем в первой были найдены документы следующего содержания:

«…письмо от Я. Федорчука из Парижа от 25 мая 1913 г., в котором сообщается, что бывший французский министр финансов обещал позаимствовать Земельному банку (во Львове) 6 млн. франков под 6,5 %.письмо от земельного банка к Федорчуку, с сообщением о том, что главная цель Земельного банка – борьба за экономическую свободу народа (вероятно украинского) с просьбой позаимствовать деньги для этого банка»

Как оказалось, «Земельный банк Ипотечный» был организован Костем Левицким, Николаем Василько и Андреем Шептицким еще в 1907 году, т.е. тогда, когда, по заявлениям Мезенцова, окончательно закрепилась идея отторжения Украины от России.

Так неужели одна из участниц блока «Антанты» была готова поддержать стремление украинцев создать собственное государство, и тем самым благоприятствовать ослаблению России?




Комментирование закрыто.