Украина в постмодерне – 2. Символы объединения

Сергей Удовик, для " "Хвилі"

Русь

Судя из мирового опыта, язык чаще выступает причиной конфликта, а не объединяющим фактором. Если бы Польша в 1920-е годы не начала кампанию по изъятию украинского языка из сферы образования, не появился бы Бандера и ОУН, и Галиция осталась бы в составе Польши. Не могут выступать объединяющим фактором вышиванки и пысанки. У всех европейских этносов есть вышиванки, но никому в голову не приходит возводить их в Культ. Да, бельгийцы гордятся своими сложными кружевами, как и жители Бурано под Венецией, но Бельгия и Италия больше известны по инновациям в сфере хай-тек и дизайна. Во время глубокого кризиса в начале 1990-х поляки пытались возвести вышиванки в «наше все», а когда экономика пошла в гору, об этой прихоти забыли.

То же самое касается и пысанок. В. Липинский едко писал: «I всякі “писанки” провансальські, хоч може й кращі й ще старіші від наших, провансальців од національної смерти в хвилях французької революції не врятували». Действительно, пасхальные яйца в стиле «прованс» – давно уже мировой бренд и высокая культура1. А если миру не можешь предложить инновации – хватаешься за этническую соломинку.

Среда обитания – Степь, Лесостепь, Лес, Горы, Море – также больше разделяет. Донские и запорожские степняки далеки от «лесных» волынян и галичан. Лемки, бойки и гуцулы совершенно отличаются и по языку, и по мотивациям от причерноморских жителей.

Объединяющий фактор Украины, ее архе, «первоначало», лежит гораздо глубже второй сигнальной системы – речи. Это ощущения и представления об окружающем мире, это тип семьи (патриархальная или нуклеарная, отношения между родителями и детьми, мужчиной и женщиной), Это общие культурные коды и символы, тип питания и многое другое. Выделим ряд объединяющих факторов:

1. Мягкое «г». Любопытно, что граница между мягким «г» и взрывным «ґ» проходит по границе России и Украины. «Ґ» в Украине используется крайне редко и в западнорусских летописях писалось как «кг». Это связано с аланскими племенами, которые вместе с готами оказали существенное влияние на формирование народности Южной Руси – Украины. То же можно сказать и о мягком шевченковским «шо», в отличие от четкого российского «что» и испорченного польским влиянием «що».

2. Так мы подходим к фактору черняховской культуры, которая удивительным образом совпадает с территорией Украины. Она соответствует королевству Германариха, которое создали алано-готы, покорив славян. Этот славяно-готско-аланский субстрат и выступает базовой матрицей украинцев.

3. Следующим мощным объединительным фактором является славянская письменность на основе кириллицы, созданная в середине IX в. на основании греческого алфавита Кириллом из Салоник. Авторитетный ученый Е. Прицак полагает, что наиболее древний старославянский язык в свободной от диалектов форме появился не позднее 750-800 гг. Он настолько мало отличается от церковнославянского языка, нормированного в IX в., что последний можно рассматривать как диалектную форму общеславянского языка.2

4. Князь Владимир и крещение Руси. С принятием христианства на Руси понятие русин/руский/руський/русский стало тождественно понятию православный (от греч. Orthodoxia – истинное, правое учение). Поэтому православие называли руськой верой, хотя оно опиралось на византийский обряд. Все, крещеные по православному обряду (евреи, немцы, украинцы-русины, малоросы, великоросы, белорусы…), автоматически считались русскими и были равны в правах. Самоидентификация руський=православный играла ключевую роль со времен Казачьей войны 1648-54  с униатами и католиками и вплоть до революции 1917 г.

5. Луковичные и шлемовидные позолоченные купола храмов – мощный объединяющий символ. Важный архетип воплотился в чрезвычайно почитаемой иконе Покровы Божьей Матери. Эта традиция берет начало в Византии и подчеркивает роль казаков как защитников православия. Св. Георгий Победоносец также очень почитаемый символ на Руси.

6. С православной традицией связано и понятие «соборность». Оно использовалось как синоним слова кафолическая (всеобщая), а также как собрание верных и православных сестринских церквей в форме высшего органа – Собора. Это кардинально отличает православие от католичества, где высшая власть принадлежит Папе. Термин «соборность» получил большую популярность у славянофилов (Соборность – это «душа православия», С. Булгаков) и украинских националистов («Соборность Украины»).

7. Юлианский церковный календарь – мощный объединительный символ православных и греко-католиков, как и алтарь, и византийский обряд.

8. Система питания – борщ, гречка, вареники, галушки, крученики, черный хлеб с чесноком и огурчиком, клубника со сметаной и т.д.

9. Воля к свободе в виде анархии и враждебность к любому типу государства, кроме воображаемого симулякра типа Трипольского.

10. Границы – всегда выступают объединяющим или разъединяющим фактором, в зависимости от положения к границе. Так, разделение Руси на Литовскую и Московскую Русь ускорило формирование разных этносов. Разделение Юго-Западной Руси на Литовскую Русь и Польскую Русь (Галицию) привело к формированию субэтноса галичан со своей религией (УГКЦ), диалектом и нормами поведения. Выстраивание жестких границ и торговых барьеров с Крымом нацелено на быстрейшее отпадение его от Украины и его ускоренную интеграцию в состав России. Очевидно, такая стратегия Украины по отношению к Крыму играет на руку России. По аналогичной схеме осуществляется отторжение от тела Украины зоны АТО.

11. Единая валюта, законы и экономическое пространство.

12. Понятие «Русь». Этот фактор мы подробнее рассмотрим ниже.

Является ли понятие «Украина» объединяющим фактором?

Это вопрос не так прост для ответа, и требует погружения в историю.

Карл Великий на окраине своей империи создавал «Марки» – территории, охватывающие опасные пограничные области (от др.-гер. “marcha” «граница»). Так появились Восточная марка (нем. Ostmark) для защиты от славян, позже получившая название Баварская восточная марка. Отсюда отпочковалась Бавария. А от самой «Восточной марки» («Östliche Mark») пошло название Австрии, но уже не марки, а рейха (Österreich). Датская марка (Dänemark) – Дания – предназначалась для защиты от датчан. Генрих I основал Северную марку (нем. Nordmark), которую позже назвали Марка Северной Саксонии или Саксонией со столицей Бранденбург, затем Берлин – ядра Германии.

Аналогично вокруг Руси появились ее «марки», которые у нас назывались «украины» (см. Битва за модерн-8).

Казачество в Украине

Первая «Оукраина», Польская, фигурировала между Русью и Польшей и упоминается в Летописи Руской. Польский историк и основатель Волынского лицея Т. Чацкий в работе «О nazwisku Ukrainy і początki kozaków» («О названии “Украина” и зарождении казачества», 1801) приводил предание, будто Украина была основана «украми» – варварской ордой славян, которая пришла из Заволжья в VII в. и поселилась на землях древней Сарматии. Однако он ставил это предание под сомнение, и полагал, что название Украина появилось при короле Польши и Руси Александре I (1501-1506): «pusta kraina, potem Ukraina» и происходит от «okrayka ziemi, czyli ostatecznej krainy (окраинная, пограничная земля). Это Польское порубежье или Польская Украина (Ucraina/Ukrajna) начиналась юго-восточнее Львова. В 1569 г. эти земли Руси были аннексированы Короной Польской.

Вторая Украина, Казацкая или Запорожская, простиралась к югу от Белой Церкви до Запорожья и Дикого Поля. Центр ее располагался в Черкассах-Чигирине. Ее контролировали запорожские казаки, потомки торков, берендеев, черных клобуков – конфедератов Княжеской Руси, и осевших ордынских кочевников. Эти земли являлись украинными, пограничными для Руси (Малой Руси/Малороссии) и были воспеты Н. Гоголем и Т. Шевченко. Предоставим слово Шевченко:

«Могила, или курган, на Волыни и Подолии большая редкость. По берегам же Днепра, в губерниях Киевской, Полтавской, вы не пройдете версты поля, не украшенного высокой могилой, а иногда и десятком могил. <…> Они говорят о рабстве и свободе. Бедная, малосильная Волынь и Подолия, она охраняла своих распинателей в неприступных замках и роскошных палатах. А моя прекрасная, могучая, вольнолюбивая Украйна туго начиняла своим вольным и вражьим трупом неисчислимые огромные курганы. Она своей славы на поталу не давала, ворога деспота под ноги топтала и свободная, нерастленная умирала» («Прогулка с удовольствием и не без морали», ПСС. Т. 4, С. 266-267).

Мы видим у Шевченко четкую идентификацию Украйны как территории Среднего Поднепровья. Ни Волынь (собственно Русь), ни Подолье в представлении Шевченко никоим образом к его «Украйне» не относились. Более того, он даже противопоставляет вольнолюбивую «Украйну» малосильной Волыни. Очевидно, для Шевченко австрийская униатская Галиция к его славной Украйне не имела никакого отношения. Предвидя гневное возмущение ультраправых по поводу упоминания Малой Руси, еще раз обратим внимание читателя на этот ключевой термин (см. Битва за модерн-8). Гнев зачастую вызван невежеством, ведь Малой Русью по аналогии с Малой Грецией, Малой Польшей, Малой Арменией называлась метрополия государства, а колонизированная территория – Великой Грецией, Великороссией и т.д.

Третья, Слободская Украина, находилась на востоке от Руси. Она представляла пограничную с Крымским ханством и Речью Посполитой территорию Московского государства. Царь Алексей Михайлович разрешил бежавшим после Белоцерковского мира (1651) от Б. Хмельницкого казакам селиться на своих землях для охраны Московского государства от татарских и польских набегов. Он предоставил им «свободу» от государственных повинностей, отсюда и название «слобода» – «свободное поселение» на правах самоуправления. Автохтонные понятия «украинский», «украинец» в широком документальном и книжном использовании впервые появляются именно в Слободской Украине. В 1765 г. была учреждена Слободско-Украинская губерния с центром в Харькове. Тогда же слободские казачьи полки были преобразованы в шесть регулярных гусарских полков Императорской армии. Здесь практически не было крепостных, в отличие от соседней Белгородской губернии.

Слободско-Украинская губерния просуществовала до 1780 г., когда была преобразована в Харьковское наместничество. В 1796 г. она была вновь возобновлена, а в 1835 г. трансформирована в Харьковскую губернию. Жителей Слободско-Украинской губернии называли «слобожанами» или «украинцами». Именно в это время в Харькове и зародилось представление об Украинской автономии. Основание Александром I Харьковского университета послужило мощным толчком для культурного развития края. Здесь появился первый на Руси массовый журнал «Украинскій Вѣстникъ» (1816-1819). Поэтому не удивительно, что первую украинскую националистическую организацию «Братство тарасовцев» (1891) основали Б. Гринченко из Харьковщины и Н. Михновский с Полтавщины. А в январе 1900 г. Н. Михновский создал в Харькове Революционную украинскую партию (РУП) и манифест «Самостійна Україна», где впервые высказал идею независимости Украины. Тогда же Манифест впервые напечатали в другой – Польской Украине, где он и получил дальнейшее развитие.

Четвертая Украина, Донская, располагалась на юго-востоке от Руси и прикрывала Киевскую и Московскую Русь от Крымского ханства. Она управлялась донскими казаками, которые конфликтовали с запорожскими казаками за разграничение земель между их Войсками.

Эти «Украйны» образовали широкое полукольцо, с трех сторон защищая Русь и Киев от набегов неприятелей. Они, фактически, являлись пограничьем трех цивилизаций – Русской Православной, Западной Католической и Мусульманской. На этих пассионарных территориях, не подконтрольных государствам, обитало свободолюбивое и анархичное казачество. Казалось бы, вот мы и получили мощный объединяющий фактор, заключенный в названии «Украина». Однако здесь мы сталкиваемся с непреодолимыми противоречиями.

Психология пограничья и антитеза государству.

Исследование социокультурных влияний в условиях пограничья представляет неисчерпаемую тему, которой посвящено множество работ. Поэтому остановимся на характерных признаках пограничного окружения Руси. Эти пограничья имели разные семиотические коды, представляя переходные территории между разными культурами. В каждом пограничье формировался свой новый культурный базис и новые качества населения.

В Польском пограничье появилось униатство – переходное состояние религии от православия к католицизму, а также галицкий диалект украинского языка, в ядре которого используется более 1500 слов польских или вошедших в этот диалект через Польшу (например, «гроші» – из Чехии, «гетьман» – из Германии, «мова» – из Польши). Здесь шляхта и руськие магнаты отдавали предпочтение привлекательной польской культуре в ущерб застывшей в развитии на протяжении XV-XVII веков культуре руськой. В результате произошло ополячивание руськой знати, а простонародье осталось в архаике.

В Слободской Украине сохранялось большинство обычаев и кодов Казацкой Украины, но анархия и вольница усмирялась косвенным контролем со стороны воевод авторитарной Московии, а затем Российской империи.

В Казацкой Запорожской и Донской Украинах наблюдалось взаимопроникновение культурных кодов Руси, татар и турок, оседлого и степного образа жизни. Этот феномен особенно ярко выражен в классическом лубочном облике казака Мамая с полным набором тюркских элементов. У пышущего покоем и жизненной силой круглолицего чернобрового кареглазого казака на голове «оселедець» – признак казака, прошедшего инициацию. Оселедець был отличительным символом вождей гуннов, булгар, алан, касогов, упоминается у князя Святослава. Теперь любой украинец без инициации может завести оселедець и считать себя равным степным вождям. Казак совмещал славянскую созерцательность с азиатской беспечностью. Отметим, что в образе Мамая слился не только образ Глинского-Мамая, но и ногайский богатырский эпос «Орак (Урак) и Мамай», описывающий реальных персонажей XVI в.

Построение в табор (оборонная линия из возов) – типичный военный прием кочевников, как и знаменитая лава казацкая – способ ведения конного боя, подобный «татарскому танцу». Клейноды (хоругвь, бунчуки, булаву, пернач) казаки непосредственно заимствовали у янычар. Киево-полтавский диалект украинского языка (или малороссийский язык) скорее можно назвать казачьим языком. В его основе лежит около 4000 тюркских, турецких, персидских и арабских слов.

Обычай «толоки» – сельской взаимопомощи – также уходит корнями в тюркский и кавказский мир. Гоголь во «Взгляде на составление Малороссии» писал:

«То же тесное братство, которое сохраняется в разбойничьих шайках, связывало их между собою. Все было у них общее – вино, цехины, жилища. Вечный страх, вечная опасность внушали им какое-то презрение к жизни. Казак больше заботился о доброй мере вина, нежели о своей участи,… черты лица их, вначале разнохарактерные, получили общую физиогномию, больше азиатскую. И вот составился народ, по вере и месту жительства принадлежавший Европе, но, между тем, по образу жизни, обычаям, костюму, совершенно азиатский».

Типичным жилищем казаков и селян в Казацкой Украине были хаты-мазанки из самана (смеси глины, навоза и соломы) с земляным полом, у богачей по восточной традиции украшенные коврами. Привычные на Западе каменные гражданские и жилые постройки были невиданной редкостью, но мазанки легко отстраивались в условиях постоянной войны со степняками.

Для казацкого пограничья были характерны следующие модели поведения:

Первое – полное пренебрежение к опасности и отсутствие страха смерти. Действительно, в условиях перманентной войны и татарских набегов смерть украинного жителя поджидает в каждый момент, поэтому боязнь к ней исчезает, или человек мигрирует из этой зоны. В таких условиях чувство опасности, страсть войны поддерживало у казаков экстатическое состояние и опьяняло сильнее вина или страсти к женщине. Постоянное чувство опасности притупляло у казаков чувственную природу и порождало чрезмерную жестокость, но не лишало их способности к благородным поступкам.

Второе – многочисленные привилегии и отсутствие налогов. Поэтому налоговая дисциплина и налоговое сознание у «украинных людей» полностью отсутствовали. В Киеве находились одна из крупнейших в ВКЛ таможенных застав, товарный склад, рынок и мытница (таможня) и здесь же отмечалась огромная контрабанда, о чем подробно писал Клепатский.

Третье – аскетичный образ жизни. У запорожских казаков был принцип – все заработанное и награбленное в походах пропивать и собственности не держать. Альберт Вимина (1650): «Единственно, чем могут похвалиться козаки, это свободой; видимо они ни во что ставят богатство, ибо довольствуются малым»3.

Четвертое. Превыше всего казаки ценили свободу. Бескрайняя степь порождала чувство неограниченной свободы, а богатейшая природа, когда воткни копье в реку и попадешь в рыбу, обеспечивала осознание независимости. Степная вольница порождала «людей своевольных и воровских», которые добывали «казацкий хлеб» – т.е. военную добычу. Так рождалась грабительская («теневая») экономика.

Однако особый интерес для нас представляет отношение казачьих Украйн с государством.

Казачьи Украины vs. государство

Запорожская Сечь представляла собой классическую охлократию («власть толпы»), по природе своей антигосударственную. Нереестровые, низовые казаки отрицали государство в любом виде. Они ни во что не ставили ни престиж кошевого атамана, которому посыпали голову грязью, чтобы показать его зависимость от черни, ни самих гетманов, которых либо выдавали победителям, либо убивали с легким сердцем («карали на горло»). Г. де Боплан отмечал, что за 17 лет его наблюдений всех гетманов постигла такая лихая доля. Например, П. Сагайдачный после переизбрания гетманом сразу же казнил своего конкурента – уже отставленного гетмана Бородавку.

Военно-административное устройство казаков (полки и сотни) наследовало структуры Чингисхана. Официальное название этой структуры – Войско Запорожское Низовое, Войско Донское. «Войско» является полным аналогом слова «Орда» – военное подразделение, ставка (тюрк.) – «Орда Белгородская, Крымская…». Полноправные воины-запорожцы назывались «товарищами», как и в Орде, это слово – тюркское. Столицей Войска была ставка гетмана – «булавный» город. Это была модель степных Орд – ставка располагалась там, где находилась резиденция командующего (гетмана, хана) войском (ордой). При смене гетмана и его резиденции менялся и «булавный» город (Чигирин, Гадяч, Батурин, Глухов).

Казаки не признавали своей столицей Киев – символ цивилизации – и считали, что столицей Казацкого края может быть только Сечь. Она имела для казаков сакральное значение. Само устройство Сечи полностью повторяло кочевой ногайский аул на стойбище: вокруг майдана располагались курени. Казаки собирались в круг (коло) для совещания, точно как во время Курултая. Воинская атрибутика и внутренняя организация казачьего войска содержала исключительно тюркские понятия: есаул, чайка, кош, булава, бунчук, барабан, горн, табор, лагерь, курень, паланка, ватага и т.д.

Влияние Османской империи оставило яркий след в экономических отношениях в виде бакшиша (взятка, форма коррупции, «откат»), «упоминок» (вид дани) и столь знакомого украинцам хабара (взятка, подкуп). ВКЛ, а затем Речь Посполитая платила упоминки Крымскому ханству до XVII в. за Киевскую, Волынскую и Подольскую земли, которые Орда уступила ВКЛ. Когда «упоминки» задерживались, татары совершали набеги. Требование бакшиша вовсе не означало решение вопроса или успешное оказание услуги, а только милостивое согласие чиновника приступить к решению проблемы. Бакшиш чиновники требовали по любому поводу.

Устройство казацкого Гетманата основывалось на общем владении землей казаками. Эта традиция шла от тюрок-кочевников, у которых земля считалась собственностью всего племени. На Кубани казаки распределяли земли на казацком круге. В Гетманате использовался принцип Османской империи обеспечения землей под обязанность военной службы – выделялась земля «на ранг». С прекращением службы ранговая земля изымалась, вне зависимости от знатности или заслуг казака! При Елизавете Петровне началась ползучая «прихватизация» ранговых земель казачьей старшиной, которая завершилась при Екатерине II. Она завершила переход от архаичной казачьей вольницы к цивилизованному государственному устройству на основе частной собственности на землю.

По своей сути пограничные территории – «украины» – были антисистемными антигосударственными образованиями, которые не могли по определению быть государствами, а могли быть территориями с особыми «пограничными» правами при каком-либо государстве. Вопрос ставился так – какое государство обеспечит большими льготами и преференциями, к тому государству и примкнет соответствующая «Украина». Асистемную Казацкую Сечь можно рассматривать как антитезу миру цивилизации и порядка. Украины – пограничья разрушали привычные социальные связи Традиционного средневекового общества и вносили в мир вольницу и анархию. Фактически, эти украинные земли с центром на Сечи представляли собой Антимир.

Антимир. Теневая экономика

Василий Балушок дает этому миру точную характеристику:

«Козаки ще й мешкали на Україні-Кордоні; яка не належала до “освоєного”, “свого”, тобто власне соціального світу, і де звичні закони та правила цього світу вже не діяли. Тобто, з погляду жителів структурованого і впорядкованого “цивілізованого” світу, яким вважалися польсько-литовсько-білоруські терени, “люди своволные украинные козацтво”, що жили і діяли на Україні-Кордоні, виступали дуже небезпечними й наділеними зовсім іншою, не зрозумілою для “нормальних” людей, сутністю. Останні бачили в козаках, кажучи словами Н. Яковенко, “ворожу суспільству аномалію”. У цьому зв’язку цікавим є визначення запорозьких козаків як людей, прилучених до “нижнього”, несоціального світу, що зумовлювало відповідну їх поведінку: “З погляду нормального соціального світу з його структурами Низ становив «антиструктуру» і «антисвіт».

Сама назва «Низ» має не тільки географічний сенс; Запорожжя було простором безпосереднього контакту з «чужим світом», а, отже, «нечистим», «нижнім», таким, що знаходиться на межі з Хаосом”»4.

При проводах казака на Сечь родные и близкие оплакивали его как покойника, он уже принадлежал не миру людей, а царству мертвых5. Слова казачьей песни четко передают удаленность, запредельность Украины по отношению к Руси: «Козак від’їжджає, дівчинонька плаче: “Куди їдеш, мій козаче? / Козаче, соколю, візьми мене із собою / На вкраїну ту далеку”».

«Козакование», т.е. грабежи, являлось незаконным промыслом и преследовалось литовскими и польскими властями, поэтому хроники их не описывают, однако множество документов прямо указывают на его широкое распространение еще в XV в. Князь Димитрий Друцкий-Путятич (†1505) в 1492 г. был назначен воеводой Киевским. Он привлек в свой «почѣт» (отряд) черкасских казаков. С этого времени, отмечает М. Грушевский, количество сообщений о киевлянах и черкасах, промышляющих в степях «розбиваннєм» резко увеличивается. В 1494 г. казаки грабят послов великого князя Иоанна, возвращавшихся из Крыма, в 1497 г. – послов крымского хана, в 1501 г. – князя Фёдора Ромодановского и т.д. В 1503 г. упоминаются пойманные на грабеже в Черкассах казаки кн. Дмитрия. Такие масштабы козакования и грабежей могли происходить только при содействии местной власти, которая поставляла провиант, оружие, боеприпасы и имела процент прибыли от них. Гданьский торговец М. Груневег в 1484 г. отметил: «Киев переполнен [казаками]. Там они подграбливают кое-что у своих соседей – Турок, Татар и Московитов, что охотно здесь и сбывают»6.

В этом виде «пограничного спорта», по выражению М. Грушевского, активное участие принимало все боеспособное население пограничных городов – и мещане, и бояре. Особенно это касалось Черкасс, Канева, Бара, Винницы и др. Поскольку такие акции носили неофициальный характер, их участники давали друг другу клички. Казаки своевольно обкладывали население «стациями» – натуральными поборами, а в придачу собирали и денежный чинш. Причем свои походы на татар они преподносили как свое особое предназначение, а грабежи – обязанность общества их содержать.

Казаки ничуть не считались с понятием частной собственности. Эта ментальная особенность – пренебрежение правом частной собственности так и сохранилось в украинском мировоззрении до наших дней и берет начало от кочевых народов. Ведь Степь принадлежала всем.

Таким образом, пограничные, украинные земли представляли территорию, антагонистическую Государству, территорию, где царствует своеволие и Анархия. Поэтому перед цивилизацией ставилась задача укротить и упорядочить этот своевольный анархический мир. Ведь недаром первая подробная карта Украины (картограф В. Гондиус, 1648) называлась Delineatio generalis Camporum Desertorum vulgo Ukraina, cum adjacentibus Provinciis (лат. Общий план Диких полей, проще именуемых Украина, с прилежащими провинциями).

Принимая во внимание эти негативные коннотации, тесно связанные с понятиями «украйна» и «казакування», мы в принципе не сможем на них построить базис цивилизованного инновационного государства. Отметим аналогию с Диким Западом в США, где ковбои сражались с индейцами, как казаки с турками. Однако государство США строилось не на базисе Дикого Запада, хотя последний и был романтизирован в многочисленных романах и фильмах. Прошла не одна сотня лет, но и сегодня Запад смотрит на Украину все теми же глазами как на коррупционное полукриминальное государство, в котором отсутствует Верховенство Закона и защита Права Собственности. Запад никак не может понять, что современное государство Украина как раз в полной мере отражает глубинную суть (архе) и экзистенцию Казацких Украйн.

Для поддержания жизнедеятельности такого государства требуется или криминально-грабительская экономика, или безвозмездные ежегодные внешние дотации в размере около $10 млрд. Так, в 90-е Россия осуществляла ежегодные дотации Украины в размере $5 млрд. за счет низких цен на газ и нефть, не считая доступа на свой рынок. Однако грубейший просчет России состоял в том, что эти дотации шли в основном на подкуп украинской элиты и разворовывались. На них выросли украинские олигархи. Когда дотации иссякли, олигархи профинансировали революции, быстро стали «демократами» и обратились за дотациями на Запад. Так Россия по глупости создала украинский кризис, обозлила украинцев и заметно подсадила свою экономику.

Теперь ту же ошибку повторяют США, которые финансируют через МВФ традиционную феодально-полукриминальную модель украинской экономики и ее «демократическую» элиту. Однако США думают, что они умнее России, и деньги дают в долг, с расчетом изъять долги ресурсами (землей и др.). Однако США плохо знают украинскую историю. Благодаря такому внешнему управлению коррупция в стране растет, народ заметно обеднел и обозлился даже по сравнению с эпохой Януковича. Доведенные до крайности потомки казаков осуществят новую революцию, резко поменяют курс, изгонят американский бизнес из страны, посольство разгромят, но долги не вернут – по казацки. Выход из этой патовой ситуации есть – финансировать цивилизационную модель экономики.

Русь как объединяющий цивилизационный символ

В нашем архе есть другой объединяющий символ – символ цивилизационного прогресса «Русь».

Во-первых, Русь – исконное аутентичное название нашей страны, именно тогда было социально организовано пространство и создано государство. Русь – сакральное название мощного и влиятельного племени Русь. Слабые племена славян заимствовали имя сильного племени, что было типично для того времени (галлы взяли имя франков, отсюда Франция, кельты – англов и т.д.). Вернуть Русь – значит обрести свое архе, свой живительный источник сил.

Во-вторых, Русь является общим кодом для всех регионов Украины – собственно Русь (Малая Русь – Киевская, Черниговская и Житомирская обл.), Червонная Русь – она же Руськое воеводство или Восточная Галиция, Подкарпатская Русь (Закарпатье), Новороссия (Днепропетровская, Одесская, Херсонская и Николаевская обл.), Тмутараканская Русь (Керченский п-ов Крыма и Кубань). В России сделали ставку на отрыв Новороссии от Украины, не понимая, что в соответствии с архе Новороссия прикреплена к Руси (Киевской) на глубинном уровне. Более того, Новороссией по недоразумению назвали Донскую Украину.

Киевская Русь2

В-третьих, Русь была ярко выраженным цивилизационным государством. Здесь было принято христианство. Русь опиралась на города (страна городов – Gardariki). Процент урбанизации на Руси достигал 15% – один из самых высоких в Европе того времени. Руськая правда – признак правового государства. Руськие князья создавали мультикультурные мультиэтнические города, куда свозили пленных мастеров из Польши, Прибалтики, Валахии, Татарии, а для защиты – торков, касогов, черных клобуков. Галицкие руськие князья привлекали во Львов немцев, чехов и армян для развития ремесел и торговли. В этих городах развивался «книжный» руський (русский) язык, язык просвещенной части населения – княжеского окружения, купцов, духовенства, горожан. Флагманом в формировании руського языка выступал Киев, и под его культурным влиянием находились города от Белгорода, Сучавы, Ужгорода, Перемышля, Люблина до Новгорода, Ярослава, Смоленска, Владимира на Клязьме, Ростова и Тмутаракани. Провинция говорила на простонародном русинском (украинском) языке (lettere volgari Rutene), как отмечал Альберт Вимина (1650). Города Руси являлись цивилизационными центрами международной торговли и окультуривания населения провинции.

В-четвертых, возвращение Руси – это возращение в Европу. Княжеская Русь была тесно связана политически, экономически, культурно и династически со странами Западной и Центральной Европы, а экономически – с Востоком. Князя Ярослава Мудрого называли тестем всей Европы.

В-пятых, мы восстановим историческую справедливость и вернем «украденное». Ведь авторитетный украинский историк Ярослав Дашкевич говорил «Поза сумнівом, що “Московщина вкрала” (це лагідний для цієї ситуації вислів М. Грушевського), а по суті – загарбала назву Русь, яка своїм питомим змістом – етнічним, географічним, устроєвим – цілком відповідає сучасному термінові Україна»7.

В-шестых, именно наша страна обязана стать оплотом и защитой русских, русскости и славного демократического наследия вечевой Руси. Отметим, что в многонациональной Российской Федерации русские являются самой бесправной народностью. В Конституции РФ слово «русский» упоминается только один раз (sic!) – в 68 статье – в контексте «русский язык – государственный», причем республики могут устанавливать свои государственные языки (напр. в республике Дагестан государственными языками являются азербайджанский, русский и еще 12 языков). Носителем суверенитета и власти Конституция РФ провозглашает «многонациональный народ» (ст. 3), в котором русские практически потерялись среди 193 народов. Русские в составе РФ не имеют даже собственной национальной государственности!

В-седьмых, Русь – тот локомотив, энергетически заряженный и пассионарный, который поможет нам осуществить этап модернизации. Именно идея «Руси» несет в себе мощный инновационный потенциал. Русь – это стержень, на который можно нанизывать экономические, политические, культурные и социальные реформы для вхождения в постиндустриальную эпоху.

Однако с возвращением нашей стране исконного названия «Русь» возникает ряд проблем.

Во-первых, отчаянную кампанию сопротивления поднимут ультранационалисты, украинская диаспора в США и Канаде и их получатели грантов, и, конечно же, пропольские силы. Ведь еще в 1887 г., когда еще понятия «Украины» не было в обиходе, польский историк Валериан Калинка писал: «Пускай Русь останется собой и пусть с иным обрядом, но будет католической – тогда она и Россией никогда не будет и вернется к единению с Польшей…»8. Хотя поддержку Руси могут оказать демократические организации Европы и США.

Эта борьба за ликвидацию Руси и ее поглощение Польшей и Россией продолжается пять столетий. Впечатляюще и пророчески звучат призывы Яна Щасного-Гербута (1567-1616) в произведении «Розмисел про народ руський», написанного во время Московской конфедерации (1613). Владелец Добромильского замка, староста вишницкий и мостицкий бескомпромиссно выступил против полонизации и окатоличивания Руси: «Таке й оце колотнеча, яку почали з народом руським, братами й кревними нашими, вона ніби рана в серце, котра, хоч би й найменша була, приносить смерть. Бо коли хочуть, щоб Русі не було в Русі, – то це річ неподобна, і це все одно, якщо порівняти, якби їм захотілося, аби море було поблизу Самбора… жоден розум, жодне насильство не можуть досягти того, щоб Русі не було в Русі»9. Поразительно, но через четыре века ситуация повторилась абсолютно.

Во-вторых, самым опасным противником такой модели выступит влиятельный гуманитарный слой, который подсел на финансировании гуманитарной сферы из бюджета и панически боится конкуренции со стороны культуры Руси. Тогда резко повысится планка, например, в сфере литературы. Ориентирами станут не только наши Гоголь, М. Булгаков, Ахматова, Бабель, Грин, но и современные украинские русскоязычные писатели – Юнна Мориц, Андрей Курков, Александр Кабанов, Генри Лайон Олди, Александр Зорич, Макс Фрай, М. и С. Дьяченко, Алексей Никитин и др. Конкуренция резко повысит качество продукции. Однако замкнутая украинская культура панически боится конкуренции и потери легких доходов.

В-третьих, возникает проблема толерантности. Ведь около половины населения страны идентифицирует себя с этнической украинской культурой, поскольку территория указанных Украин, в отличие от Западной Европы, начала урбанизироваться на пять столетий позже. Именно поэтому идея вернуть стране исконное название «Русь», которая обсуждалась на рубеже 1990-х годов, не получила развития. Сама буржуазность Руси отталкивала широкие массы, пронизанные сельским менталитетом. Однако выход из этого патового состояния есть – идеальным объединяющим названием может выступить «Русь-Украина».

Русь-Украина – точка сборки страны

Во-первых, это название примиряет традицию и инновации, местечковость и геополитический размах.

Во-вторых, название «Русь-Украина» станет мощным консолидирующим фактором. Оно объединяет различные исторические территории нашей страны, которые по многим причинам развивались в различных культурных, политических и цивилизационных условиях.

В-третьих, двойное название, включающее в себя разные архе, будет способствовать ментальному развитию населения и его отходу от одномерного восприятия мира и деления его на свой/чужой. Такое название с детства будет формировать толерантность и терпимость.

Это название часто использовалось историками, например, М. Грушевским и Н. Аркасом. Василий Шульгин, главный редактор «Киевлянина», вспоминая события начала 1918 г., описал, что на предложение С. Петлюры сотрудничать против большевиков он выставил условие: «Страну, в которой мы живем и о которой спорим, обе стороны будут называть “Русью-Украиной” (Russie-Ukraine)»10. Не трудно догадаться, как возмутятся ультранационалисты и определенная фейсбучная публика при ссылке на монархиста В. Шульгина. Искренне посочувствуем их невежеству и обратимся к записи в дневнике видного деятеля УНР Е. Бачина-Бачинского (10.11.1930):

«Минулого серпня відбувся у Львові процес другої 17-ки Української Військової Організації, заснованої полк. Євгеном Коновальцем у Галичині для боротьби з польським терором. Тільки тепер ми в Женеві одержали деякі легальні відомості про цей процес. Поза всім іншим, він викликав і полеміку про те, чи ми Русь-Україна, чи тільки Україна. Справа мала такий вигляд: голова суду запитав одного з підсудних, чи, на його думку, русин і українець не все одно? Відповідь була впевнена:

— Ні, не все одно!

Відповідь була щира і відбивала погляд частини української галицької молоді, погляд дуже цікавий і важливий. Він визнає зірвання з традицією галичан називати наш народ і себе переданим іменням Русь, руський. Про це питання ми на зборах нашої громади дискутували і, на жаль, тоді, як і тепер, погляди не були одностайні. Полк. Евген Коновалець, як дійсно видатна особистість, уважає разом зі мною, що треба залишитися при подвійній назві Русь-Україна, не відмежовуватися від історичної назви нашого народу русинів-українців»11.

Если взгляды монархиста и ультранационалиста сошлись, то это говорит о сильном эвристическом потенциале названия «Русь-Украина». Более того, для страны Русь-Украина уже есть отличный гимн! Известный украинский поэт из древнего черниговского руського рода Александр Кониский написал в Киеве по просьбе львовских студентов «Молитву руських дітей». Николай Лысенко в 1885 г. положил этот духовный гимн на музыку. Этот гимн получил широкое распространение и начинается словами «Боже великий, єдиний, Русь-Україну храни». Оригинал гимна хранится в музее М. Лысенко в Киеве. К сожалению, после 1918 года украинские националисты с беспардонностью большевиков редактировали его, как и всю историю, по своему хотению, чтобы убрать ненавистное сельскому разуму слово «Русь»: «Боже великий, єдиний, нам Україну храни» и «Боже, Єдиний, Великий, Неньку-Вкраїну храни».

Также отметим, предстоятель УПЦ КП носит титул «Патріарх Київський і всієї Руси-України». Примечательно, что это название уже появилось в официальном документе – Указе Президента України № 107/2015 (25.02.2015) «Про вшанування пам’яті князя Київського Володимира Великого – творця середньовічної європейської держави Руси-України».

Заметим, противопоставление Русь vs. Украина отражает цивилизационный раскол в Украине, чему мы посвятим следующую часть.

1 http://www.provans-style.com/dekor/pashalnye-yaica-v-stile-provans

2 Пріцак, Омелян. Походження Русі. Стародавні скандинавські саги і Стара Скандинавія. – Т. II. – К.: Обереги, 2003. – 791 с.

3 Донесение венецианца Альберта Вимина о казаках и Богдане Хмельницком (1656) // Киевская старина. № 1.1900. – С. 68-71.

4 Історія українського козацтва: Нариси у 2 т. – К.: Києво-Могилянська академія, 2006. – Т.2 – С. 17.

5 Там же. С. 21.

6 Мартин Груневег (о. Венцеслав): духовник Марины Мнишек. Записки о торговой поездке в Москву в 1584-1585 гг. – М.: Памятники исторической мысли, 2013. – С. 163.

7 Наконечний Євген. Украдене ім’я: чому русини стали українцями. 3-є видання. – Львів, 2001.

8 Stanislaw Tarnowski, hrabia. Ksiadz Waleryan Kalinka. – W Krakowie, 1887. – S. 167-170.

9 http://litopys.org.ua/human/hum36.htm

10 Одесская газета «Россия». – 1919. – № 1.

11 Бачина-Бачинський Є. Щоденник із Женеви // Євген Коновалець та його доба. – Мюнхен: видання Фундації ім. Євгена Коновальця, 1974. – С. 708.




Комментирование закрыто.