Скоропадский и АнтиСкоропадский

Алексей Копытько

Симон Петлюра польский генерал Листовский

Поскольку уже в феврале 2017 г. начинается период, когда почти ежедневно будет отмечаться столетие чего-то в контексте революционных событий 1917 г., на каникулах решил освежить подзабытые знания. Дабы сохранить остатки самообладания в истерике, которая неизбежно начнётся.

1.Учитывая повышенный интерес публики (с легкой руки Yuriy Romanenko) к переизданным мемуарам гетмана Скоропадского (их даже президент Порошенко в своем шорт-листе указал), начал «освежать» с них, зацепил еще несколько ключевых мемуаров, пару биографий и полирнулся научной интерпретацией.

Так вот.

2. Если решитесь читать Павла Скоропадского, обязательно прочитайте «Відродження нації» Владимира Винниченко, «Мої спомини про недавнє минуле. 1914-1920» Дмитрия Дорошенко. А также менее известную, но важную книжку (она есть на картинке) «Україна у боротьбі за державність в 1917 – 1921 рр.» Михаила Шкильняка (переиздана в 2016 г.).

Суть в том, что мемуары Скоропадского выглядят более убедительно, чем его управленческие подвиги. Как литератор и свидетель эпохи, он сумел найти правильные слова и создать весьма яркие образы событий и действующих лиц.

Сейчас модно выдергивать цитаты из воспоминаний гетмана для проведения параллелей и оценок происходящего с 2014 г. Дескать, 100 лет прошло – но ничего не меняется. Потому что его реплики удивительно точно подходят для описания близорукости сегодняшних политиков, скудоумия профессиональных патриотов и алчности тех, кто на волне революции оказался у руля. Они часто даже в мелочах повторяют те ошибки, которые 100 лет назад привели к краху украинского государства.

Читая Скоропадского, невольно попадаешь под влияние автора и начинаешь сочувствовать его интерпретации. Чтобы избавиться от этого наваждения, следует прочитать Винниченко и Шкильняка.

Социалист Винниченко — еще более талантливый автор и еще более жалкий государственный деятель, чем гетман. В отличие от Грушевского, создавшего уникальный труд (как бы его не оценивали историки), Винниченко, с моей точки зрения – более вредоносный персонаж. Грушевский выглядел насколько беспомощным, настолько и безвредным. А Винниченко своими кульбитами на грани большевизма наделал ошибок, которые завели украинский проект в тупик.

Ценность взгляда Винниченко – он жестоко критикует Скоропадского, чуть ли не на каждой странице обзывая его «земляным червяком». Он создаёт еще более карикатурный и отталкивающий образ гетмана, чем Булгаков.

В совокупности книг проявляется вся неприглядная картина внутривидовой борьбы между очільниками УНР – Украинской Державы – Директории, замешанная на конкуренции масонских лож, политических противоречиях, личных амбициях и безумном внешнеполитическом винегрете.

Читать мемуары, хоть они и очень субъективны, полезно, потому что они в какой-то мере приоткрывают внутреннюю картину мира исторических персонажей. Самое интересное – видеть, насколько не соответствовал масштаб фигур, их мышления тем вызовам, которые вдруг возникли.

Это не критика, а констатация. Ведь к такой миссии – управлять огромной страной в условиях войны – никто их украинских деятелей не был готов. Многое делалось с колёс на основе иллюзий. И население стало заложником этих иллюзий.

Главный вывод – так сложилось, что в переломный момент Украиной руководили люди, которые писали, рефлексировали, рождали идеи лучше, чем принимали решения и действовали. А когда они теряли власть, исправить что-то было практически невозможно.

3. Я утвердился в своих симпатиях к двум персонажам – Петлюре и Коновальцу.

Еще в старших классах школы я прочитал хвалебную книжку «Симон Петлюра – президент Украины» Василия Иваниса. Также читал всякие глумливые произведения, где Петлюру обвиняли во всех грехах. По совокупности информации сложился образ Петлюры, как человека, выделявшего из толпы строителей украинского государства тем, что он хоть что-то делал ручками, и кое-что у него даже получалось.

И в 1917, и в 1918, и в 1919 гг. Петлюра несколько раз был вынужден разруливать кризисы, спровоцированные «политиками от литературы» и українськими патріотами. Хлипкая конструкция УНР, а потом и Директории трепыхалась на тех подпорках, которые были созданы благодаря воле и организаторским способностям Петлюры. Это был такой «Троцкий-лайт» в украинском исполнении.

Даже если сделать поправку на масонство, а также игры Германии и Антанты, Петлюра, на мой взгляд, является одним из наиболее недооцененных персонажей в украинской истории ХХ века. Если помните, то по данным социологов группы «Рейтинг» у Петлюры наименьший уровень поддержки на Востоке Украины, даже Бандера его чуть опережает. По сути, репутацию Петлюры начали системно уничтожать на 30 лет раньше, чем Бандеры. И для Востока и Центра Петлюра может стать одним из символов возвращения истории. Хотя это будет сложно, потому что в итоге он проиграл, а проигравших никто не любит.

Коновалец подобен Петлюре в том, что умел создавать работающие структуры. Вернувшись в Киев из плена, фактически в чужой среде он построил одно из самых мотивированных и боеспособных подразделений, которое нельзя было игнорировать. И многие забывают, что в ключевые моменты (свержение Центральной Рады, свержение гетмана) именно сечевые стрельцы Коновальца склоняли чашу весов в ту или иную сторону. Кто сейчас помнит, что Коновалец фактически полтора месяца управлял Киевом после бегства Скоропадского?

Импонирует и подход Коновальца к госстроительству: 1) украинское государство первично – политическая форма вторична. Украина может быть и левой, и правой, хоть большевистской, главное – самостоятельной; 2) судьба Украины будет решаться в «большой Украине», в Центре, на Юге и Востоке, поэтому действовать нужно там. Отсутствие галичанской местечковости у уроженца львовской глубинки и подданного Австро-Венгрии – это ценное качество, особенно через призму сегодняшнего дня и знания, чем всё тогда закончилось.

Ну, а роль Коновальца в сотворении УВО – ОУН – это отдельная история, которая лишь подчеркивает, что созидатели такого уровня – в большом дефиците.

4. Наиболее злободневный вывод в следующем. Чему должны учить события столетней давности – так это умению не впадать в транс и патологическую зависимость от иностранцев.

Что Германия, что Антанта, что Польша с Венгрией и Румынией, не говоря уже о России, преподали Украине прекрасный урок. Интересы игроков могут меняться. Они могут договориться за твоей спиной. Если страна вследствие внутренней слабости превращается в безвольный объект, то даже самый преданный союзник на каком-то этапе будет стараться поживиться за твой счет, пока не поживились остальные. Мысль далеко не новая, просто весьма наглядно воплощенная в 1917-22 гг.

5. Я сознательно не акцентировал на большевиках и «белом движении», хотя описание событий с их стороны дополняет картину, а также других важных сюжетах (Махно, Холодный Яр и т.д.). Меня больше интересовала внутренняя «кухня» «украинского проекта». И после «освежения» знаний в целом подтвердилась мысль, которую я уже неоднократно озвучивал.

Всё, что умножает раскол – это зло.

Нельзя, даже из самых лучших побуждений, словами или действиями ослаблять свою страну до такой степени, что она становится полностью зависимой он внешней легитимности. Главная причина такого состояния – рост внутренних противоречий. Подпиливая ножки власти, которая вам неприятна, которая ворует или действует неэффективно, надо оценивать, а какие подпорки вы строите, чтобы принять груз этой власти? Беда, если никаких.

Потеря государственности – это ад.

Facebook автора




Комментирование закрыто.