Победа Майдана как урок истории Кремлю

Сергей Климовский, "Хвиля"

майдан 24 (139)

Утро 20 февраля 2014 г. стало поворотом в истории Украины. Майдан, взятый в «котел», как сейчас любят говорить рашисты, неожиданно для всех пошел в наступление и на следующий день «семья» Януковича бежала. Революционное восстание победило. Победило вопреки плану московских военных штабистов по подавлению Майдана и злобным выкрикам царёвых, обещавших залить кровью «майданопитеков» Киев и всю Украину.

Московским кураторам режима Януковича нельзя отказать в профессионализме подхода к уничтожению Майдана. В их плане четко просматривалась добротная школа российских военных академий с хорошим преподаванием военной истории и психологии поведения людей на войне. Похоже, они учли и опыт битвы армий Цезаря и Помпея при Фарсале, который и использовали, так как ситуация была сходной.

В 48 году в Греции армия Помпея в прямом смысле «прижала к стене» армию Цезаря, не оставив ей пути к отступлению. Армия Помпея имела численный перевес, и что важно, в кавалерии, была сыта и хорошо экипирована. Армия Цезаря была голодна и терпела лишения. По канонам войны исход был предопределен, ‒ предполагалась капитуляция Цезаря, лишенного пути к отступлению. У Помпея готовились праздновать победу, но вышло наоборот. Прижатая к стене армия Цезаря опрокинула противника и выпила вино, которое он расставил на столах в своем лагере, готовясь праздновать победу.

Помпей не учел поговорку китайцев: крыса, загнанная в угол, превращается в тигра. Оставь он армии Цезаря путь к отступлению, и битва при Фарсале могла закончиться иначе. Московские кураторы в 2014 г. ошибку Помпея учли.

Днем 18 февраля, чтобы продемонстрировать свое превосходство и деморализовать восставших, они устроили показательный расстрел демонстрантов у Верховной Рады и на ул. Институтской, сопровождавшийся зверствами титушек. Баррикады на Институтской и Грушевского были прорваны и повстанцы отступили в лагерь на Майдане. Оставалось лишь его окружить и уничтожить. Но в отличие от донбасских «колорадов», увешанных автоматами и гранатами, майдановцы были вооружены щитами и дубинами, а потому разгон Майдана мог быть только убийством безоружных людей и ни чем иным.

Устроить массовую бойню в Киеве московские штабисты не решились и поступили умнее. В отличие от Помпея, они оставили майдановцам пути для отступления и бегства на Михайловскую площадь и по Крещатику. С этих сторон с 18 по 20 февраля Майдан даже не пытались штурмовать. В их окрестностях лишь крутились банды титушек, но серьезных заслонов не было. Замысел московских штабистов заключался в том, чтобы морально сломить окруженных майдановцев и вынудить их разбежаться по оставленным проходам. Сопротивление тех, кто не сбежит, а предполагалось, что их будет не более сотни, планировалось ликвидировать так же, как разогнали Студенческий и Налоговый Майданы, ‒ без масштабного кровопролития и убийств.

Но события сразу пошли не так, как планировали московские военные академики. Майдановцы выстояли ночь с 18 на 19 февраля, несмотря на сгоревший Дом профсоюзов, бронетранспортеры и водометы. Академики были в легком ступоре и применили тактику генерала Лебедя времен войны в Молдове, где он поочередно палил из артиллерии то по молдаванам, то по приднестровцам, чтобы их обозлить и заставить сражаться. Отличие было лишь в том, что использовали не артиллерию, а снайперов, стрелявших попеременно в людей на Майдане и в милицию. Но «метод Лебедя» не дал ожидаемого эффекта, число людей на Майдане только росло, как и их озлобление и упорство.

Не знаю, что еще придумали бы московские полководцы, но 20 февраля вмешался его величество Случай. Как это произошло, нам рассказал вечером 20 февраля очевидец ‒ сотник Станислав, отряд которого держал оборону баррикад лагеря Майдана возле здания Консерватории. Утром 20 февраля за баррикадой догорели шины, дым которых защищал от снайперов. Несколько человек перелезли баррикаду, чтобы забросить новые шины и в них сверху с балюстрады на крыше торгового центра «Глобус» бросили гранату. Новая группа пошла вытаскивать раненых, но с балюстрады по ним открыли огонь на поражение из автомата. Шесть человек получили ранения или были убиты.

Это вызвало взрыв гнева у бойцов Самообороны Майдана, находившихся на чердаке Консерватории и имевших охотничьи ружья. Они не выдержали и открыли огонь по противнику на балюстраде. По канонам московского военного искусства, как обычно, на первой линии стояли ненадежные части, а второй эшелон выполнял роль заградотряда. Приняв на себя огонь из Консерватории, эти люди тоже испытали шок, так как это был первый и единственный за всю историю Майдана случай, когда майдановцы использовали огнестрельное оружие. Как показывает интервью, взятое недавно ВВС у одного из бойцов Самообороны по имени Сергей, которые тогда стреляли из Консерватории, он стрелял только по ногам противника. Но этого оказалось достаточно, чтобы тот дрогнул и его первые ряды начали отступать с криком «По нам стреляют из боевого оружия!», сметая и увлекая за собой остальных.

Увидев снизу отступление на возвышении балюстрады, майдановцы стихийно пошли в наступление. Сначала возле Консерватории, а затем и по всей линии до Дома профсоюзов. Все, и майдановцы, и противник, были измотаны бессонной ночью и ожиданием штурма, а потому к утру все не выдержали нервного напряжения. Отряды силовиков, стоявшие внизу у Дома профсоюзов и до ул. Институтской, увидев снизу уход своих с балюстрады, сочли, видимо, это тактическим маневров, и тоже стали отходит на первичные позиции. В итоге к 10 часам 20 февраля прежня линия «фронта» по ул. Грушевского и Институтской была восстановлена по состоянию на утро 18 февраля и в ход вступила переговорная дипломатия. Через сутки Янукович бежал, поняв, что ему не победить Украину, даже по советам московских военспецов и прочих кураторов.

В нынешней ситуации у Путина тоже нет шансов победить Украину. Даже ядерное оружие ему не поможет. Зато вероятность, что Украина развалит химерную империю, скрывающуюся под названием Российская федерация, велика. Пора бы Кремлю, наконец, выучить уроки истории, в том числе, и преподанные ему Майданом.

Изображение: Никита Панисов, «Хвиля»




Комментирование закрыто.