Новое средневековье стучится в двери современной цивилизации

Александр Петрачков, для "Хвилі"

sur100

В качестве метода анализа политической государственной надстройки немецкий социолог Макс Вебер в книге «Упадок античного хозяйства во времена поздней Римской империи»предлагал изучение процессов в социально-экономическом базисе и производственных технологиях. Хотя до него этот метод использовали и Маркс с Энгельсом.

Античное римское республиканское государство, как до него демократические греческие полисы было здоровым социальным организмом, когда:

1. Основными производителями были свободные земледельцы и ремесленники.

2. Большинство граждан были универсальными тружениками, воинами и налогоплательщиками.

3. Государственные функции отправлялись на добровольно-общественных началах.

4. Главными административно-экономическими центрами были города.

5. Основной центр экономической тяжести находился в прибрежной зоне

Средиземного моря, что благоприятствовало торговле, обмену и товарно-денежным отношениям.

Упадок античной римской цивилизации пошел полным ходом, когда:

1. В связи с завоеваниями, экономические и политические центры сместились вглубь европейского континента, сухопутный транспорт стал нерентабельным и хозяйство стало приобретать натуральные формы.

2. Имущественное расслоение и социальная специализация привели к формированию государственной бюрократической надстройке, призванной охранять интересы крупных собственников и перераспределять доходы, в том числе, финансируя городских люмпенов.

3. Приток рабов из завоеванных провинций привел к вытеснению свободного труда, уничтожению класса граждан со средним доходом и повышению стоимости ссудного процента для колониальных военно-грабительских операций, вследствие чего инвестирование в производство и торговлю стало нерентабельным.

4. Формирование крупных аграрных латифундий на материке заложило основы будущей феодальной раздробленности, крупные земельные посессоры были не заинтересованы в централизованном сильном государстве, скрывали своих сельхоз рабочих от рекрутирования в армию (вследствие чего пришлось набирать туда варваров).

5. Торговля перешла в руки неримлян, в основном греков, арабов и евреев.

6. Античные города утратили свое политико-экономическое значение и обезлюдели.

Таким образом круг античного цивилизационного цикла, исчерпав свои жизненные силы и ресурсную базу, замкнулся. И когда Римская империя, превратившаяся из организационного центра в паразитическую надстройку рухнула, народное хозяйство «вернулось к земле», более свободному труду, семейным ценностям, и начался подспудный процесс накопления ресурсов для будущего возрождения.

Нынешний кризис украинского государства, как капля в океане, в какой-то степени отражает общеевропейский, а, быть может ,и мировой кризис. Какие социально-экономические предпосылки мы видим в их основе, так чтобы не впасть в грех редукционизма?

Некоторые политические аналитики считают, что мы входим в фазу сетевого общества с горизонтальными социально-политическими и экономическими связями. Но другие эксперты предполагают, что мы стоим на пороге нового глобального средневековья. В котором крупные транснациональные корпорации в обрамлении клиентской сети деклассированных элементов и аутсорсиноговых производственных агентов, под сенью некой аморфной наднациональной политической надстройки, будут все больше расшатывать и подрывать устои национальных государств.

Национальные государства Европы нового времени строились на базе интересов крупной национальной буржуазии. В основе объединенного Евросоюза были заложены экономические интересы крупных европейских концернов, эффективный экономический масштаб которых превосходил национальные границы европейских государств. Включение новых членов из европейской периферии в Евросоюз также было обусловлено расширяющимся эффективным масштабом европейских корпораций и их экономическими интересами в освоении новых пограничных рынков.

Какие экономические интересы находились в основе целостности национального украинского государства, начиная с обретения им независимости в 1991 г.? По моему, это были интересы советского промышленного и энергетического комплекса, и т. н. «газовой трубы». В такой системе отношений, основанных на экономических интересах, национально-ориентированные западные области Украины использовались центром для политических торгов с «заклятыми партнерами» из бывшей метрополии — России.

Сегодня многие из этих экономических предпосылок европейского объединения и формирования новых независимых государств на постсоветском пространстве на европейском континенте претерпели существенные изменения:

1. Корпорации приобретают форму транснациональных.

2. Эффективный масштаб в таких видах деятельности, как R&D, финансы, маркетинг и дистрибуция, постепенно достигает размеров мирового рынка.

3. Производственные мощности выводятся в Юго-Восточную Азию, в Центральную и Восточную Европу, или автоматизируются, что приводит к уменьшению производительного среднего класса и росту дотируемых из бюджета деклассированных слоев населения.

4. Производственный и сервисный аутсорсинг превращается в форму клиентской сети в орбите экономического влияния ТНК.

5. Иммиграционная политика лидеров Евросоюза, направленная на привлечение дешевой рабочей силы для замещения собственной европейской, повлекла за собой косвенные издержки:

— иммигранты не спешат ассимилироваться в европейское социальное пространство по причине высоких культурных барьеров;

— на исторической родине иммигрантов, в странах Ближнего Востока и Северной Африки в связи с глобализацией начались такие турбулентные социально-экономические и военно-политические процессы, которые сегодня привели к некоему современному аналогу «великого переселения народов»;

— слом традиционного семейного уклада в странах 3-го мира, а тем более в условиях массовой миграции поставило доминировавших прежде мужчин, особенно из традиционных мусульманских стран, в ущербное социальное положение, что приводит к их повышенной агрессивности и склонности к участию в радикальных фундаменталистских организациях, к политическому терроризму, и просто к гражданскому насилию;

6. Распад постсоветского промышленного и энергетического комплекса и смещение экономического центра тяжести в новейшей Украине в сторону добывающей отрасли и сельского хозяйства снижает ценность целостного украинского государства для экономических центров силы. Аграрно-сырьевые латифундии, работающие на сырьевых рынках, не заинтересованы в сильном централизованном национальном государства. Разве что в аморфном, ослабленном квази-государственном образовании с децентрализованной политической властью.

Итак, возможно что сегодня мы объективно вступаем в эпоху масштабных преобразований мирового как технологического, так и социально-политического уклада. И нам пока не дано заглянуть так далеко за горизонт событий, чтобы понять, что же нас ожидает там завтра. Вполне вероятно, что вместо ожидаемой победы сетевого коммунизма во всем мире, мы столкнемся в скором будущем с новым средневековьем, с новыми центрами силы: корпорациями, ассоциациями, альянсами и конгломератами.

В таком случае это будет означать, что наш цивилизационный цикл в очередной раз замкнется. И после «возвращения к земле», подобно античному богу набравшись от нее сил, опять выйдет на новый виток развития. Но уже на новом, более высоком уровне.




Комментирование закрыто.