Неизвестный Ельцин: правда о кулуарах российской политики

Илья Осадчук
Неизвестный Ельцин: правда о кулуарах российской политики

Представляем вашему вниманию новую серию воспоминаний Ильи Осадчука о кулуарах российской политики. После Михаила Горбачева в фокусе этого материала Борис Ельцин. Осадчук легкими мазками расписывает личные взаимосвязи, интересы, забавные случаи, которые прекрасно показывают человеческие качества видных представителей российской элиты.

Ранее «Хвиля» публиковала воспоминания Ильи Осадчука о Михаиле Горбачеве. Смотрите Первая часть, Вторая часть, Третья часть.

Корр.: Борис Николаевич Ельцин. Сколько переписано о нем. Мутная история.

И.О.: Нет. Он простой сибирский дядька, имевший хорошую интуицию. Западники представляют Ельцина как типаж русского человека. Здорового, пьяного, полузлого.

Корр.: Начнем? Где и когда Вы впервые увидели Ельцина?

И.О.: Е.Б.Н(а). назначали первым секретарем Горкома партии Москвы. Я был увлечен разными проектами. Решил на крыше одного из общежитий строителей Москвы построить «Зимний сад – теплицу», используя тепло, которое выходит из вытяжек квартир. Тогдашнее ноу-хау. Также бесплатное кафе для рабочих «Русская изба». Телевидение регулярно показывало и кафе и теплицу. В кафе выступали зарубежные артисты, которые приезжали по линии Госконцерта. Это было для рабочих Главмосстроя – и отдушина и событие. Год 1986-87. Приехал Ельцин вместе с начальником Главмосстроя Суровым Петром ко мне на объект. Ельцин радовался как малое дитя. Мне даже не верилось, что это тот самый Ельцин, которого боялась Москва. Такого объекта в СССР еще не было. Первое благотворительное кафе! Рабочие сами управляли им. Собирали деньги на продукты. Сами готовили. Дизайн сделали русский. Ставни, резаные столы. Стойка бара – это русская печь. Нашли старинные прялки и самовары. Русские полотенца. Тото Кутуньо, когда выступал в кафе, был в шоке когда узнал, что это сделали рабочие своими руками.

Корр.:А что с этим объектом сегодня?

И.О.:После того, как Ельцина выгнали с Москвы, на следующий день пришли пожарные, милиция и все разгромили. Первое детище, поддержанное Ельциным, было уничтожено. Не долго музыка играла – так написала Строительная газета.

Корр.:Это все было перед созданием Фонда Горбачева?

И.О.:Да, конечно. Молодое поколение не все знают, что Ельцин выступил на Пленуме ЦК КПСС с критикой Горбачева и Раисы. Это была бомба. Ельцин: «Почему мне звонит какая-то женщина и дает указания? Кто она такая? Пусть командует своим мужем». Критиковал партию и все Политбюро. Шум был невероятный.

Корр.:Его после этого выгнали из руководства Москвы и Политбюро?

И.О.:Пленум взял перерыв на два дня. За эти дни велись беседы с Ельциным, чтобы он извинился перед Горбачевым и Раисой на пленуме. Мол, погорячился. Не прав. Прошу прощения и хочу остаться в партии. В этот день я случайно оказался в Кремлевском Дворце Съездов. Ельцин вышел на трибуну и покаялся. Но его кинули. Вышел с речью Лигачев и сказал знаменитую фразу: «Борис, ты не прав». И выгнали. Е.Б.Н. под крики зала едва выкатился. Ему реально было плохо. В холле он попросил выпить. Ему налили стакан водки. Он выпил залпом. Второй, третий. И вырубился. Упал на пол. Охрана перепугалась. Всех стали отгонять, но меня почему-то просили помочь его дотащить до машины. Какой Ельцин тяжелый! Это что-то. Человек десять его тащило, и мы чуть сами не попадали.

Корр.:Смешно и грустно.

И.О.:Потом Бориса Николаевича назначили заместителем председателя Госстроя СССР. У меня там работал приятель – Суханов Лев Евгеньевич – в помощниках у одного из замов. Когда пришел Ельцин, в его приемной ждал новый помощник. Это был Суханов. Как рассказывал мне Лев Евгеньевич, что его позвали к председателю Госстроя и сказали: «Надо, Лёва». Мой друг понял, что это назначение к опальному – конец и его карьеры тоже. Как ни странно, но Ельцин сразу проникся к Суханову.

Корр.:И …..

И.О.:Как-то я пришел к Суханову в кабинет. Сидим, выпиваем. Уже поздний вечер. Вдруг заходит САМ: «Что, пьете без меня, Лев Евгеньевич? Не хорошо». Меня послали, как молодого, в ресторан Арагви за водкой. Я принес коньяк, за что САМ меня отругал. Выпили на троих 4 бутылки. Целовались, обнимались. Вообще дружили. Наутро мне было плохо от похмелья и оттого, что испугался, что мне кранты. Ельцин – враг партии!! Каждый день ждал, что дадут прочуханки. Теперь я понимаю, почему все прошло для меня. Я был пешкой и притом очень маленькой. Западло обижать.

Корр.:Потом Ельцина избрали депутатом Верховного Совета РСФСР?

И.О.:Да. Он был избран депутатом и стал председателем строительного комитета Верховного Совета. Одним из офисов депутата был большой номер в гостинице Москва. Он забрал с собой полюбившегося ему Суханова. Именно там я встретил Ельцина в следующий раз.

Корр.:При каких обстоятельствах?

И.О.:Позвонил мне Суханов и спросил: есть ли у меня знакомые западные журналисты. Борис Николаевич хочет дать интервью. Я сказал, что узнаю. Позвонил друзьям, и они меня познакомили с Урдой Юргенс. Журналистка из ФРГ (с которой мы позже написали книгу о Раисе). Она согласилась приехать в Москву. Еще бы! Ельцин был популярен на Западе своим скандалом с Горбачевым. Приехала. Звоню Льву. Он ставит задачу: журналистка должна проникнуть в гостиницу «Москва» так, чтобы КГБ не заметило. Я в шоке. Журналистка из ФРГ, Ельцин, КГБ. Тайные встречи. Но делать нечего. Спрашиваю Суханова: – а как это сделать? Гостиница полна ребятами в ондатровых шапках и серых пальто. Лев сказал, что имеет план.

Корр.:А нельзя было нормально встретиться с журналисткой?

И.О.:Нет. Запрещено было допускать к Ельцину. Суханов договорился с главным инженером гостиницы, который был поклонник Ельцина, что тот проведет нас через подвал гостиницы. Журналистка услышала и перепугалась. «Какой подвал?» — вопрошала она. Уговорили, пошли. Мама дорогая! Крысы кругом. В некоторых местах полно воды. Страх. Прошли. Заходим, а в приемной уже ребята в сером. Концерт закончен. Занавес. «Вы, что же, иностранных гостей по подвалам водите? Есть Третьяковская галерея, Пушкинский?». Короче, идиоты мы все. Интервью состоялось.

Корр.:Суханов выполнял роль пресс-секретаря?

И.О.:Друга и помощника. Пресс-секретарем была женщина. Красивая, дородная. Кажется, звали Галина. Насчет пресс-секретаря. Обратился ко мне мой хороший товарищ Виктор Хроленко, зная мою дружбу с Сухановым. – Могу ли я рекомендовать корреспондента журнала «Огонек» Валентина Юмашева – Ельцину на работу в пресс-службу. Валю представили Ельцину как человека, который поможет написать ему книгу. Меня пригласил Ельцин и спрашивает: «Тут Суханов по твоей просьбе рекомендует какого-то Юмашева. Но Лев сказал, что не знает кто такой. Ты берешь на себя ответственность за него?». Выхода не было. Сказал – да. Но это уже другая история.

Корр.: Юмашева взяли?

И.О.: Конечно. Ельцин ему наговорил информацию, а он ее изложил. По тем временам книга вызвала интерес. Так он и освоился рядом с семьей. Тихий парень «Огонек».

Корр.: Вам спасибо не сказал? Вы же были гарантом.

И.О.: Его никогда не встречал. Поблагодарил меня Виктор Хроленко. Пошли в ресторан «Прагу» отметили это дело. У меня там был постоянный столик.

Корр.: Это судьба у человека такая. Везунчик.

И.О.: У меня с пресс-секретарями Ельцина еще одна история. Я дружил со Старковым – главным редактором АИФ. У него замом работал Коля Зятьков. И мы тоже подружились. Когда в Кремле главой администрации Президента Ельцина стал Юрий Владимирович Петров, я ему предложил кандидатуру Зятькова на должность пресс-секретаря. Пришел в АИФ, подзываю Николая. Говорю ему: “Коля! А ты бы пошел работать в Кремль?” Он – «Никогда. Что я, сумасшедший? Мне АИФ как дом родной. Ничего другого не хочу». Я тут и притух. Наобещал уже Петрову, что завтра Зятькова приведу к нему.

Корр.:Попали в ситуацию…

И.О.:Терять мне было нечего. Я пошел к Старкову, рассказал всю правду. Владиславу нужен был человек в Кремле. Он позвал Николая и попросил, чтоб тот пошел со мной к Петрову. Пришли в Кремль. Петров предложил ему работу. Николай согласился. Я доволен. Петров доволен. Но еще нужно было зайти на беседу к первому помощнику Ельцина – Виктору Илюшину. Стою, жду. Выходит Николай и говорит: «Я отказался. Меня об этом попросил Илюшин». Я бегу к Петрову, тот в бешенстве. Требует Зятькова к Ельцину, но Зятьков смылся из Кремля. Через неделю назначили Костякова, человека с нетрадиционной ориентацией. В данный момент Николай Зятьков главный редактор АИФ. Дом родной.

Корр.:Вы часто бывали в Кремле?

И.О.:У Петрова очень часто. Он человек очень разумный, воспитанный, дипломатичный. Он не «вписывался» в команду реформаторов. Делали для него аналитические записки вместе с Бобковым и Глагольевым Володей, который работал до меня помощником Полозкова – первого Секретаря ЦК КП РСФСР. Очень грамотный парень. Порядочный человек. Глыба. Кстати, Петров уже тогда просил справки по Кавказу. Смотрел вперед. Понимал проблему. Но его выпихнули из Кремля.

{advert=7}

Корр.:С кем Вы еще дружили?

И.О.:С Лобовым Олегом. В ту пору он был председателем экспертного совета при Президенте. Потом первым заместителем Совмина и Председателем Совбеза. Это не просто знакомый. Это мой прекрасный друг. Дружим до сих пор. О нем можно говорить много, долго. Одним словом. Честен! Не предатель. Он и Ельцина никогда не предавал. Интриговал сильно Коржаков Александр – начальник охраны. Он хотел полностью контролировать Ельцина, единолично. Всех друзей и товарищей Ельцина, включая Лобова, убрал с дороги. В этом ошибка Бориса Николаевича.

Корр.:Для себя Коржаков правильно поступал.

И.О.:А я и не осуждаю. Сумел. Молодец. Не могу сказать точно, а что такой контроль дал России. Историки когда-то напишут. В конце дня Ельцин его некрасиво выгнал, потом Коржаков некрасиво написал. Хотя отношения между Ельциным и Коржаковым были отличными. Но нельзя обсуждать их третьему лицу. Поэтому умолкаю.

Корр.:А что за история с открыткой Ельцина?

И.О.:В это трудно поверить, но факт. Я должен был ехать в Париж на переговоры с Газ де Франс – это как наш Газпром. И мне очень хотелось, чтобы в переговорах поучаствовал Суханов. Своим авторитетом задавил французов. Ельцин в это время должен был ехать с визитом в Испанию. Лев мне говорит: Ты позвони мне в Мадрид, и мы договоримся, когда я подскачу в Париж. Сижу я на переговорах с президентом Газ Де Франса, смотрю на часы пора звонить. Спрашиваю его разрешения позвонить с его телефона (мобильных не было еще). Его секретарь соединяет меня с посольством России в Испании. Мне говорят, что кортеж отправился в аэропорт. Я прошу по возможности соединить меня с Сухановым. Вдруг с выпученными глазами вбегает секретарша президента компании и говорит: «Вас сейчас соединят с самолетом Президента России». Я взял трубку, слышу рев самолета. Жду на связи Суханова. И вдруг слышу голос Ельцина: «Что ты мне в самолет звонишь” – Я сходу отвечаю: “Борис Николаевич! Я хочу просить у Вас разрешения напечатать открытку «Первый Президент России с автографом». Ельцин: «А Вы мне не могли через четыре часа в Москву позвонить? Хорошо». На этом разговор закончился. Французы в шоке. Подписали молча контракт. С доверием ко мне вопросов у них не было.

Корр.:А что Суханов?

И.О.:Он мне рассказывал. Что они пришли в самолет. Сели за стол отметить удачный визит. Вдруг, бежит связист и говорит: «Борис Николаевич! Вас срочно Осадчук из Парижа». Суханов кинулся к трубке, но Ельцин оказался проворней. Лев Евгеньевич чуть не получил инфаркт. Всех связистов выгнали с работы. Это был для меня самый дорогой звонок. На следующий день у меня на Кипре было фото Ельцина с автографом. Я сделал супер красивую открытку, где Ельцин стоит, облокотившись о березу. Он ее дарил своим коллегам – Президентам других стран.

Корр.:Говорят, что когда Ельцин куда-то летел и, когда все садились за стол в самолете, он всегда со смехом спрашивал: «Что-то Осадчук не звонит».

И.О.:Да. Потом я издал книжку Суханова «Вместе с Ельциным», но это другая история.

Корр.: И Вы издали книгу Суханова на Кипре. Это так?

И.О.: Забавная книга. Зато искренняя, честная. Лев Евгеньевич запретил ее править. Хозяин – барин. Издали в прекрасном переплете. Пять тысяч экземпляров.

Корр.: Продавали ее на Кипре?

И.О.: Не издевайтесь. Тысячу штук переправили Суханову в Москву, выплатили гонорар, а остальные пылились в моем офисе. Ну, а потом пришлось все выбросить. Оказались никому не нужны.

Корр.: Суханов был у Вас на Кипре?

И.О.: Мы сделали презентацию его книги в Хилтоне. Собрали весь гламур Кипра. Всё как доктор прописал. Лев Евгеньевич часто бывал у меня в гостях. Я присылал ему факс-приглашение, он с ним, как ни странно, приходил к Ельцину, а тот ставил на моем приглашение резолюцию «Согласен» и отпускал. В общем, дурдом.

Корр.:Суханов рассказывал Вам о делах в Кремле?

И.О.:В меру своих знаний. Жаловался. Над ним смеются кремлевские, что он самый бедный в Кремле. Сумму бедности уточнять не хочу, но мне бы хватило. В последнее время он постоянно воевал с Коржаковым. Тот редко стал допускать Льва к шефу, как он его называл. Один раз они даже подрались. Главную семью науськивали против Суханова, хотя он был безобидный и добрый. Своего шефа он реально любил, не за карьеру. Вместе прошли какой-то путь. Знаю, что Суханов всегда очень переживал за ошибки Ельцина.

Корр.: Что же САМ давал его в обиду?

И.О.:Думаю, все началось с дома на Осенней улице. Начался первый хапок в Кремле. Кто будет жить вместе с Ельциным в одном доме. Тот, кто получает в доме квартиру, значит приближенный. Домик с баней, с залом для банкетов, где много раз «домашние» встречали Новый Год. Видел фотки с этих торжеств. Ельцин – большой танцор. Например, жена Павла Грачева очень миленько поглядывала на Черномырдина. Поглядишь и сразу подумаешь… авось и вправду. Все перепуталось в доме на Осенней.

Корр.:Все разъехались из дома? Задорнов критиковал жильцов.

И.О.:Бывал я там. Живет постоянно Светлана – жена Суханова и первая жена Юмашева с собакой. Тарпищев снес все перегородки и сделал из квартиры теннисный корт. А Задорнов Михаил тот еще типчик. Ему бы помалкивать. Сколько он получил денег от Ельцина. Пришел он с идеей создать фонд в поддержку русскоязычного населения Латвии. Е.Б.Н. поддержал. Ему выделили десятки миллионов долларов, это я знаю со слов Суханова. Потом на Задорного наехал Коржаков. Требовал отчета за деньги и работу. Тот публично заявляет, что не нужна ему квартира и убегает к себе в Ригу. Коржакова, многие хотят представить как исчадие ада, а в действительности он много сделал для страны. Ошибался как все, но история его еще оценит.

Корр.:Интересненько. Почему проблемы у Суханова из-за Осенней?

И.О.:Суханов едва получил квартирку в этом доме. Ему позвонила Наина Иосифовна: «Лев Евгеньевич! Почему Вы требуете квартиру? У Вас шикарная квартира у МИДА. Зачем Вам еще?» Ответ Суханова: «Наина Иосифовна! А Вы давно с Борисом Николаевичем ездили в троллейбусе, как обещали народу?» Эти слова потрясли Ельцину. Потом Суханов издал с итальянцами фотоальбом. Второй звонок: «Кто разрешил и где деньги, Лев?» Вообще, с этого момента все понеслось. Льва засунули. Коржаков стал морально мочить Суханова. Хотя, для объективности, надо сказать, что в один момент он даже предложил подарить домик в Англии. Чубайс построил там деревеньку для самых одаренных.

Корр.:А что за клуб создал Ельцин?

И.О.:Ой. Во-первых, не Ельцин, а Коржаков, но под эгидой. Клуб веселых и находчивых. Самые приближенные отдыхали и решали свои вопросы. Лев очень переживал. Включат его в состав или нет. Как он радовался, когда включили. Наперед скажу, никакого Березового и Абрамовича тогда не было. Коржаков не подпускал. Клуб долго не просуществовал. Ельцин долго не мог переносить одни и те же физиономии.

Корр.:А как Степашин попал в окружение Ельцина? Он ведь не из этой команды?

И.О.:Это очень интересная история. Мне пришлось поучаствовать в судьбе Степашина. Я дружил с генералом СВР и директором института Юрием Сцепинским (откуда его выгнал Примаков за дружбу со Степашиным), он в свою очередь зациклился на дружбе со Степашиным, который работал в Верховном Совете в комитете по безопасности и обороне. Юрий полностью посвятил жизнь Степашину. Помогал ему завоевывать авторитет в Совете. Мой бывший сотрудник Юра Мареченков, перешел от меня помощником к Хасбулатову — Председателю Верховного Совета. Сцепинский приходил ко мне и просил продвинуть инициативы Степашина. Особенно, когда принимался закон о ФСК-ФСБ. Здесь Степашин хотел показаться в глазах службы своим. И Хасбулатов помогал. Потом Сцепинский стал просить Бобкова и Чебрикова везде рекламировать Валентина. Я пошел к Петрову – главе администрации и стал предлагать Степашина на должность директора ФСК. Тогда это место занимал Баранников по кличке «свисток». Почему «свисток»? Потому что пришел в ФСК из милиции. Это был нонсенс. Петров обещал переговорить с Ельциным. Но предупредил, что вопрос очень деликатный. Баранников в бане парит Ельцина. Говорят, что банщиком он был отменным. Ельцина пропарить – надо иметь отменное здоровье.

Корр.:Спустя непродолжительное время Степашин занял эту позицию.

И.О.:Да. Сцепинский всегда был рядом с ним. Выкладывался по полной. Потом Совмин. Потом непростительная ошибка, допущенная Степашиным. Поездка в США и интервью, где он произнес погубившую его фразу: «К власти в России приходят молодые». Приехал, и его отправили в Счетную палату.

Корр.:А Сцепинского арестовали?

И.О.:Именно. Генерала Сцепинского посадили за покушение на взятку, как советника Степашина. Как сказал глава Счетной палаты: «Передоверился. Подвел меня этот человек». Судьба генерала мне неизвестна. Хочу найти его. Обнять. Прекрасный человек. Люди должны знать, что Юрий Сцепинский порядочный человек. Много сделал полезного для своей Родины.

Корр.:Судьбы ломают друзья. Это жизнь.

И.О.:Может у Степашина не было возможности помочь? Думаю, что нельзя судить чужие отношения, но со стороны смотрится плохо.

Корр.:А что за случай с Росвооружением?

И.О.:Я и посол на Кипре Зеньков принесли стране миллиарды. Но это уже другая история.

(продолжение следует)


Комментирование закрыто.