Контроль. Политический памфлет

Владимир Лупашко, для "Хвилі"

20 сентября газета «Голос Украины» сообщила, что на торжествах по случаю 21-й годовщины независимости Республики Молдова «в беседе с Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Молдова в Украине Ионом Стэвилэ Первый президент Украины заявил: «Украина оказывала, и будет далее оказывать помощь Кишиневу для обеспечения территориальной целостности Республики Молдова, что предусматривает возобновление КОНТРОЛЯ над Приднестровьем» (!).

Контроль. Как много в этом слове!..

Вот, оказывается,  кому приднестровцы обязаны экономической блокадой, санкциям, демаркацией границ и другим способам экономического и психологического давления на ПМР.

При этом следует учесть:

— в Приднестровье проживает более четверти миллиона украинцев и, как минимум, половина из них (130 тысяч) – граждане Украины;

— на территории непризнанной страны украинский язык признан государственным, действуют украинские школы и гимназия,  в то время как на правом берегу закрыта последняя, а обращения  Послу Украины Пирожкову за помощью остались без ответа;

— грубо попираются  конституционные права приднестровских  граждан Украины голосовать по месту жительства. Родная держава в унисон кишиневским унионистам предлагает своим гражданам голосовать, если не в Кишиневе, то за 250  километров в Бельцах.

Из «той» жизни Первого президента

Теперь о прошлом радетеля о территориальной целостности Республики Молдова посредством КОНТРОЛЯ над Приднестровьем.

ЦК КПСС высоко оценил  преданность Леонида Марковича идеалам марксизма -ленинизма, доверив ему пост главного идеолога Компартии Советской Украины. Нас, слушателей Киевской высшей партшколы, заставляли конспектировать его выступления, цитировать.

Став во главе ЦК КП Украины, он созвал подчиненных ему «цековских»  идеологов, чтобы сказать: «Вы — мои дети. Для вас двери всегда открыты, жду в любое время, без стука!». Однако, инструктор ЦК Колесник, поверивший партийному вождю, не смог пробиться к «отцу родному» даже с двадцатого раза. Столкнувшись на лестнице с вождем Компартии Украины, Николай Петрович попытался заговорить. Кравчук оскорбился. Когда Колесник вернулся на свое рабочее место, помощник Первого сообщил, что в аппарате ЦК он больше не работает. Кстати, работа Ленина о комчванстве была изъята из учебных пособий политпроса только в Украине.

Перестройка проверила  «на вшивость» все  «винтики» Системы. Коммунисты-руководители, не потерявшие совесть, правильно решили, что не имеют морального права командовать при новом строе. Беспринципные «перевертыши», не в силах расстаться с материальным благополучием, продолжали цепляться за власть. Безвольное гражданское общество  согласилось на лидера – политического банкрота.

В своих книгах генерал госбезопасности Александра Нездоля человеческую накипь, всплывшую на поверхность после разрушения СССР, презрительно  именует «шпаной».

В Беловежской Пуще именно Кравчук настоял на развале Союз  без совета с народами.

И нынче политический долгожитель Кравчук злоупотребляет возможностью пренебрегать мнением народного большинства. Эту порочную практику он навязывает своим преемникам на президентском посту. Спекулируя на «государственной необходимости переизбрания Януковича на второй срок президентства», он советует ему быть более жестким в вопросе  с Тимошенко.

В переломный для страны период становления государственности Первый президент «продавил» в Верховной Раде отказ от статуса ядерной державы, тем самым обеспечив условия для КОНТРОЛЯ внешних сил над формально независимой Украиной. В современном мире жестокой конкуренции любая страна мечтает о ядерном оружии и потому добровольный отказ от него выглядит, по меньшей мере, неразумным.

Бывший советник президента Кравчука, пытался доказать мне, что альтернативы принятому решению из-за невозможности договориться по этому вопросу с Россией, правопреемницей СССР. Но Кравчук и не пытался что-либо сделать в этом направлении.

«Кравчучки»

Украинские партократы, комчванство которых переходило все границы, были дилетантами, преграждавшими путь достойным, талантливым людям. Какие бы титулы ни присваивали себя «перевертыши»,  оценка им – уровень жизни народа, а не воровской элиты.

Некомпетентность президента Л.М. Кравчука довела страну до гиперинфляции. Миллионы стали разменной монетой. За бесценок вывозилось народное богатство,  уничтожались стратегические запасы страны. Кравчуку в вину вменяется и уничтожение крупнейшего в мире Одесского пароходства при участии его родного зятя.

Самым трагическим представляется начало 90-х годов, когда  Украина была на грани  голодомора. Хуже всего пришлось старикам, брошенным на произвол судьбы. Не случайно ручные тележки, атрибут наиболее уязвимой части населения, прозвали «кравчучками».

В тот период, даже в Молдове, сегодня самой бедной стране Европы, ситуация была более благополучной. Наша семья, да и другие, регулярно пересылали родне в голодный Киев  мешками крупы, сахар, консервы для выживания. Традиции безвозмездной помощи большой Украине маленькой Молдовой заложил мой друг Валерий Бобуцак, в середине 80-х годов министр торговли Молдавии и слушатель Киевской ВПШ.  После Чернобыльской трагедии он организовал поставку  неприкосновенных запасов вина «Каберне», выводящего стронций.  Валерий Георгиевич пошел даже на то, чтобы отдать пораженным лучевой болезнью украинцам квоту английской королевы.

Плохо, что процесс обнищания населения и снижения мирового рейтинга страны продолжается.  За двадцать лет в Украине так и не выработана идеологическая концепция. Движение страны «наощупь» настолько отпугивает инвесторов, что привело к изоляции. Неспроста Збигнев Бжезинский воздерживается называть Украину страной, и тем более, государством, обозначая в качестве «Геополитического Центра», территорию которой, по мнению западных политиков,  еще надо «уточнять» и перекраивать.

След Кравчука в «русинском деле»

7 сентября в УНИАНе по инициативе Гражданского Конституционного  Конгресса (ГКК) состоялась пресс-конференция. Впервые страна  узнала о незаконных гонениях и преследованиях подкарпатских русинов. Председатель Сойма протоиерей УПЦ Димитрий Сидор поведал о возбуждении против него уголовного дела, которое тянется  несколько лет, при отсутствии даже намека на состав преступления. Он рассказал о постоянном   давлении на него и прихожан, поджоге Храме и других кознях спецслужб по указанию властей.

Отец Димитрий Сидор обвинил Леонида Кравчука в изъятии русинского языка из Закона об основах государственной языковой политики.

«Это — преступление против русинского народа, основание для возбуждения против Кравчука уголовного дела за разжигание межнациональной вражды», —  заявил он. По мнению священнослужителя, намерение властей не включать в предстоящую перепись населения русинскую национальность является  этноцидом 800 тысяч компактно проживающих русинов.

Глава Сойма Сидор напомнил о пренебрежении  требованиями русинов признать результаты референдума 1991 года, согласно которому   80% жителей Закарпатья высказались за присвоение региону специального статуса самоуправляемой территории.

Совместно с главой Исполкома Гражданского Конституционного Конгресса Юрием Збитневым Сидор обратился к президенту ПАСЕ, лидерам стран Вышеградской четверки, к президенту Украины Виктору Януковичу с просьбой обратить внимание на проблемы закарпатских русинов. В частности,  на всеукраинском референдуме 16 декабря 2000 года более 80% избирателей проголосовало за двухпалатный парламент и сокращение численности депутатского корпуса до 300 человек. 1 декабря 1991 года   78% населения проголосовало за создание на территории Закарпатья специальной самоуправляемой территории и  93%  за самостоятельное украинское государство.7 марта 2007 г. Закарпатский областной совет принял решение признать русинов коренной национальностью Закарпатья. Было учтено и мнение Организации Объединенных Наций (ООН), которая в августе 2006 года настоятельно рекомендовала  Украине рассмотреть вопрос о признании русинов (!). Во всех случаях власть  пренебрегла волеизъявлением народа.

 

По мнению народного депутата Первого созыва Збитнева, языковой вопрос, поднятый украинским парламентом, «открыл Ящик Пандоры» со многими нерешенными проблемами. Факты провальной национальной политики очевидны. Применять карательные методы для борьбы с инакомыслящими, это воевать с народом.

Очевидно, что Власть не в состоянии решать проблемы признания региональных языков (для начала, болгарский, румынский, русинский). Действующая власть, будучи «достойным» наследием партийной школы Л.М.Кравчука, не в состоянии принять новые политические реалии. У нее нет малейшего понимания. что делать со статусом русинского народа, расширением крымской автономии, присоединением Приднестровья, территориальными претензиями Румынии, назревшей федерализацией страны и введением двухпалатного парламента.

Это под силу только объединенному гражданскому  обществу.

Избирательные судебные решения, тотальные нарушения прав человека и порядка проведения  избирательных кампаний, пренебрежение решениями всеукраинского (16.12.2000г.) и местного (1.12.1991г.) референдумов изначально делают выборную кампанию 2012 года нелегитимной. Только у нас экс-президент может позволить себе раздавать гарантии послам иностранных государств в области внешней политики от имени Украины.

Кравчуку удалось низвести до местечкового уровня даже великолепную идею Конституционной Ассамблеи, которая изначально была задумана, как общественный орган при Президенте для подготовки концепции конституционной реформы. Председатель Ассамблеи Кравчук, вместо  разработки стратегии конституционных изменений, занялся рассмотрением  «точечных» инициатив Президента. Из двух заседаний, проведенных за полгода существования Ассамблеи,  одно он посвятил утверждению  законопроекта президентской администрации относительно расширения полномочий Счетной палаты.

20 лет некомпетентного руководства привели к  социальным и национальным противоречиям, которые могут быть решены только через механизм конституанты.

«Красный барон» — союзник Кравчука          

Особых успехов по ужесточению КОНТРОЛЯ над ПМР добился президент  Воронин.  «Красному барону» удалось ввести новые таможенные правила оформления грузов, прекратить пассажирское железнодорожное сообщение с Западной Европой через Тирасполь-Бендеры, надолго заморозить переговорный процесс, сорвать подписание Меморандума Козака в оскорбительной для президента Путина форме и многое другое. Под видом соблюдения  стратегических интересов страны он главное внимание уделял развитию собственного бизнеса.

Бывший секретарь Бендерского Горкома в полной мере оценивал промышленный потенциал Приднестровья, составлявший более 80 процентов общереспубликанского. После разделения страны эта разница еще больше увеличилась, поскольку власти ПМР сберегли народное достояние, а кишиневские демократы растранжирили. Воронин среди первых завладел Бричанским сахарным заводом и уничтожил действующее предприятие, распродав ценное оборудования, а рельсы с  подъездных путей сдав на металлолом.

Легкая нажива только растравила аппетиты Семьи Ворониных. Мучила зависть к  президенту Приднестровья, знакомому со времен руководства Смирнова Тираспольским «Электромашем» (их сыновья дружили во время учебы в элитной школе).

У новоиспеченного президента РМ созрел план устранения главного препятствия на пути «решения приднестровского вопроса». На агропромышленные предприятия ПМР зачастили эмиссары разведывательных подразделений СИБа и военной разведки Минобороны РМ.   Заказчикам требовались данные шпионского характера, в том числе, возможность перепрофилирования заводов на производство военной продукции.

О странных визитерах под видом заказчиков сообщали  руководители ММЗ, «Тиротэкса», «Литмаша» имени Кирова и других. В санатории «Днестр» подполковник Минобороны РМ, находившийся там с доверенным лицом Воронина бизнесменом Логиным, не мог разобраться в вопросах, на которые должен был ответить. Судя по всему, составлены они были, отнюдь, не молдавскими специалистами шпионского ремесла. Ветеран никак не мог взять в толк, на кой ему эта экономика, когда пора уходить в отставку.

После дифирамбов на праздновании 60-летнего юбилея Воронина, новоиспеченного президента  «понесло». Бредовая идея утвердить абсолютную власть на обоих берегах Днестра овладело им целиком. Он стал торопить спецслужбы с реализацией «заранее утвержденного плана» по варианту «Л» («ликвидация»).

Спецслужбы гарантировали успех спецоперации. Главное, отмечали исполнители, чтобы президент «не комплексовал». (Зря волновались. У Владимира Воронина в отношениях с людьми  нет,  и никогда не было морально-нравственных ограничений. На личных приемах он часто любил повторять, тыкая себе в грудь: «Здесь Закон, справедливость и вся Конституция»).  Двумя годами позже Дмитрий Козак отказ Воронина подписать Меморандум назвал «за гранью понятий «добра» и «зла».

Смирнову предлагалось провести переговоры с Ворониным на базе отдыха в Голерканах. По пути следования Смирнова должны были перехватить и  далее действовать, в зависимости от развития событий. Если Смирнов соглашался подать в отставку и подписать документ, то встреча с Ворониным имела смысл. Если нет, по плану спецоперации имитировалось нападение «мстителей за Илашку – патриотов  «единой Молдовы». При любом раскладе, Воронину отводилась выигрышная роль объединителя берегов.

Спецоперация  сорвалась. Служба  Антюфеева сработала на опережение.

Естественно, что приднестровское руководство изначально не могло доверять капиталисту-коммунисту. В свою очередь, Воронин, будучи разоблаченным в коварном замысле, затаил еще большую  неприязнь к Смирнову.  Переговорный  процесс  «заморозился» на два срока мажоритарного правления коммунистов.  Организуемые  совместными усилиями участников переговорного процесса встречи двух лидеров превращались в позорную  перебранку.

После конфуза со спецоперацией устранения Смирнова, Воронин полностью разочаровался в СИБе и особо «деликатные поручения» стал поручать Папуку.

Георгий Папук, приобрел сомнительную славу «костолома»,  и одноименную кличку  в Кабардино-Балкарии, где руководил тюремным спецназом. «Загремел» по уголовной статье и оказался в СИЗО под следствием. Когда появилась нужда в его услугах,  московские коллеги Воронина вернули Папука на родину.  Тот сделал его министром внутренних дел.

Когда газета «Коммерсант Молдовы» опубликовала документы, свидетельствующие  о фиктивности диплома Папука о высшем образовании, выданного, якобы, Ташкентским университетом, Воронин демонстративно проигнорировал оппозиционной газеты и присвоил авантюристу звание генерал-майора. А газету закрыли по политическим мотивам. (Автор этих строк, как учредитель,  представлял газету на том судилище). Вскоре ЕСПЧ признал незаконным это судебное решение и присудил выплатить редакции компенсацию.

Сговор диктатора Воронина и министра Папука продолжался до поимки с поличным высокопоставленных чинов Министерства внутренних дел, которые «крышевали»  наркотрафик. Папука, уличенного в пособничестве, освободили от занимаемой должности, но дело замяли.

Раскол Молдовы.  «Правда всегда одна»

Перекосы в национальной политике, проводимой унионистами в годы перестройки, способствовали  расколу молдавского общества и самообразованию ПМР. Гражданская война на Днестре — показатель, к чему приводят  системно — масштабные нарушения прав человека.

Антанта замалчивает этот важный нюанс, когда  пытается обосновать правомерность своих попыток втиснуть Приднестровье в Прокрустово ложе молдово-приднестровской конфедерации.

США, чуткие к соблюдению равенства между своими гражданами,  отмечают невиданное ранее «единство взглядов» России и Германии на решение приднестровской проблемы.

У подавляющего большинства населения Приднестровья диаметрально противоположная точка  зрения. У многих еще жива память об ужасах  агрессии. Еще жгут сердца воспоминания об издевательствах, унижениях, которым они подвергались на правом берегу, как люди второго сорта, не принадлежащие к «титульной» нации. Дискриминация русскоязычных граждан вынудила их покинуть родные места и искать спасения на левом берегу Днестра.  Независимость  Приднестровья далось ценой сотен жизней его защитников и мирного населения.

Со стороны приднестровцев гражданская война была справедливой. Патриоты-славяне оказывали, и будет оказывать помощь приднестровцам. Реинтеграция страны силовым методом, была актом несправедливым, заведомо  обреченным на поражение.

Экс-министр национальной безопасности Молдовы Анатолий Плугару в 2000-м году   предложил мне опубликовать в газете «Коммерсант Плюс»  стенографию своего выступления в Парламенте накануне трагических событий в Бендерах. Анатолий Федорович выступал против вторжения, считая авантюру преступной, заведомо безнадежной.  Но «коршуны» от политики не прислушались к голосу разума, что и  через два десятилетия аукается очень больно.

Я хочу изложить свою позицию, как непосредственный очевидец событий того времени – от начала и до конца. Моя совесть чиста. Я не брал в руки оружия, а выполнял свой долг журналиста рассказать людям правду, какой бы горькой она ни была.  Будучи спецкором миротворческой газеты «Гражданский мир», выходящей на двух языках, мне удавалось бывать во время боевых действий и на левом, и на правом берегу.

Но  и до того, без соответствующего мандата журналиста-миротворца, мне удавалось документировать исторические события того времени, более того, добиваться откровений у  истинно исторических личностей. К таковым я отношу генерала Лебедя, коллегу – журналиста Александра Квасникова, которого помню еще по кишиневской «Вечерке», друга Александра Бута, именем которого назван Союз украинцев Приднестровья, и других, ныне здравствующих и безвременно покинувших этот мир.

1 мая 1992 года газета «Гражданский мир» напечатала мою исповедь «Правда всегда одна» с подзаголовком «Слово публициста». Окончание материала вошло также в праздничный номер  9 мая. День Победы. Символично. Хотя и с купюрами, корректировками, главное, мне удалось высказать свою убежденность: «Война не нужна. Пора прекращать стрелять брату в брата».

Всяко бывало. Борька Мурзин учился со мной в параллельном классе кишиневской школы № 5, каким-то образом оказался среди комбатантов-новобранцев. Бывшему однокашнику захотелось, как в детстве, сорвать зеленое яблочко с деревца у Днестра. Ко рту поднести не успел, сразила пуля снайпера.

Парня, единственного кормильца больной матери и младших сестер, жуликоватый председатель сельсовета из Кагульского района отправил воевать вместо своего сына. Через месяц комбатант на побывке бросил в окно председательского  дома противотанковую гранату. Зарисовок с натуры военного времени хватало.

В этом году десятилетие, как погиб Александр Лебедь. Я обязан, как очевидец, определить его роль в прекращении Приднестровской трагедии, как сделал ранее в отношении Бориса Бирштейна и Александра Руцкого.

Пару раз в украинской и молдавской прессе мне пришлось касаться моих взаимоотношений с Александром Ивановичем, членами его семьи, в период нашего сотрудничества в Красноярске, когда он стал губернатором края. Н тогда, ни он, ни я тогда не раскрыли тайну наших предварительных встреч в Москве, Туле и, естественно, в Тирасполе.

Генерал-майор Лебедь под псевдонимом полковника Гусева появился в Красных казармах в конце июня 1992 года. Об этом поначалу знал только председатель Верховного Совета Приднестровья Григорий Маракуца.  Их познакомил в Кремле перед самым вылетом Александра Ивановича в Тирасполь  вице-президент Руцкой.

А нас с Лебедем свел случай, который для меня мог закончиться фатально.

По журналистским делам я выезжал на личной «шестерке» зеленого цвета под госномером 91-82. В основном, «катался» по правому берегу вдоль Днестра в направлении дач партийной элиты в Голерканах. И, видимо, намозолил глаза. Шарахнули по мне с того берега артиллерийским зарядом, видимо, для острастки,  даже цветущая ботва с картофельными клубнями на капоте повисла.

А потом разведчики из 14-й Армии сообщили мне, как ругался командующий по поводу журналистов, которые болтаются под ногами. Советовали не попадаться ему на глаза, прибьет. Тем не менее, встреча наша состоялась в общежитии, где его разместили. (Потом к нему приехала супруга Инна Александровна).

С первых слов нашей беседы я понял, что этот десантник нечета бывшему командующему Неткачеву, который и сегодня угоден начальству.

По-хорошему амбициозный, афористичный и абсолютный в решениях Лебедь был способен на поступок. В противовес  министру обороны Грачеву и тех, кто стояли над ним. Лебедь вошел в историю, когда дал приказ открыть огонь на поражение. В ней он остался со знаком «плюс», когда чисто по-русски заткнул рот политиканствующим чистоплюям, из-за которых вся эта кровавая каша заварилась. Боевой генерал предупредил, что если будут еще вякать, он поднимет эскадрильи, а вслед за ними десантники пройдут маршем до Бухареста, как уже бывало в 1944-м.

Мы пивали с ним коньяки за победу русского оружия  дважды: «Белый аист» в Тирасполе и  «Хеннеси»  в Красноярске. Бутылка от любимого Ельциным  коньяка не сохранилась, а от «Хеннеси» удалось сберечь. Она у меня завернута в плакат, что под моим руководством был напечатан в типографии на берегу Енисея. На нем Лебедь в камуфляжной форме. И надпись: «Я остановил две войны». Насчет Чечни не знаю. Не встречались там с ним. А вот в Молдове и Приднестровье с ним и братом Алексеем приходилось, и не раз.

Опасные игры

Очень жаль, что в Украине тон задают последователи политики прорумынских коршунов. Подобные игры добром не кончаются.

Сразу из нескольких заслуживающих доверия источников приходят данные о предоставлении спецслужбами США полтора миллиона долларов польским коллегам для организации тренировочной базы спецподразделений на территории Молдавии. Хотелось бы верить, что это «деза».

Отсюда вопрос, для каких целей? С первого взгляда похоже на фантазию, если учитывать крохотные размеры территории, нашпигованной представителями спецслужб разных государств. С помощью самой современной наземной, а также космической техники постоянно ведется мониторинг территории ПМР. Два десятилетия идет активный поиск производства и хранения оружия массового поражения.

Тем не менее, если проанализировать визит г-жи Меркель в Кишинев, и неоправданно теплые приемы Филата на высшем уровне в Москве и Европе, то, судя по всему, приготовления к подавлению возможных недовольств защитников Приднестровья, ведутся полным ходом .

Укрощение строптивых

В Украинском фонде культуры, что на Липской, поводом к традиционному сбору   диссидентов стал приезд в Киев молдавского поэта и публициста Бориса Мариана. Он презентовал «Поэму о белом аисте», изданную в Киеве на трех  языках коллегой Владимиром Лупашко.

Лидера студенческого движения Мариана первым «замел» КГБ на волне борьбы со сторонниками  Венгерской революции 1956 года.  Приднестровскому молдавану за «украинский национализм и антисоветскую пропаганду»  припаяли пять лет ГУЛАГа, которые он отбыл в Дубровлаге от «звонка до звонка».  Главным «вещдоком» стала написанная им «Программа-минимум демократической перестройки общества», ставшей сегодняшней реальностью.

Собрание вели Герой Украины, поэт Борис Олейник, один из немногих сокурсников Мариана, кто добивался его оправдания, и поэт Григорий Гайовий, также прошедший ГУЛАГовские университеты. На встрече выступил Посол Молдовы в Украине Ион Стэвилэ.

Диссиденты со стажем отмечали, что в современном украинском обществе идут процессы реставрации самого плохого, против чего они боролись полвека тому назад. И тогда, и теперь, власть добивается, чтобы «народ безмолвствовал», чтобы звучало дружное «одобрям-с».

По мнению ветеранов правозащитного движения, попытки «продавить» Закон о цензуре – опасный симптом, свидетельствующий о сдаче завоеванных ими позиций.

Объединение усилий «антанты» против ПМР для ее насильственной реинтеграции с Молдовой, является прямым нарушением прав человека. Если приднестровские лидеры опасаются прямо заявить об этом, скажу я. Чем такая позиция чревата для журналиста, мне известно.           Накануне мы с Марианом и Гайовым нанесли визит в Посольство Молдовы в Киеве, где нас принял Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Молдова в Украине Ион Стэвилэ. Этого человека я знаю много лет, уважаю за профессиональную компетентность, эрудицию. На мой взгляд, он – лучший из всех послов Молдовы в Украине. В неофициальной беседе Ион Михайлович намекнул, что моя «антиреинтеграционная» позиция чревата запретом на въезд в Молдову.

Его поддержал Мариан. Мол, при единстве позиций Евросоюза и Украины, Молдовы и Румынии, а самое главное, России, диссиденту ничего не стоит заполучить «девять граммов».

Чтобы облегчить задачу борцам со строптивым журналистом, подскажу варианты заткнуть мне рот окончательно и бесповоротно. В Донецке, например, большой популярностью пользуется «закатка в асфальт». Престижно получить пулю в лоб, как это поступили в Москве с Листьевым. Весьма экзотично в лесной тиши под Киевом лишиться бесшабашной головы, как Гонгадзе.

И хотя мой друг Владимир Цуркан не относится к пишущей братии, он правовед, политик, бывший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Молдовы, тем не менее, с ним тоже расправились по-бандитски. Об этом я сообщал в корреспонденции под заголовком «Кому и за что ломают кости в Молдове». Во время предвыборной кампании автомобиль, в котором находился Владимир Иванович, врезалась встречная машина, ослепив фарами и выехав на встречную полосу. Кандидат в депутаты провел несколько месяцев в больнице с переломом тазобедренных костей. Владимир Иванович считает, что ДТП не было случайным.

Что характерно, почти в то же время в СМИ прошла информация о «похищении» бывшего директора СИБа, родственника Воронина Артура Решетникова. Якобы, неизвестные затолкали его в машину, избили бейсбольными битами, а потом, мол, выпустили. Трогательный сюжет из больницы, где несколько дней находился Решетников,  показала телекомпания  NIT, принадлежащая семье Ворониных.

Кто виноват и что делать?

Отвечу по-военному коротко, как учил Лебедь: аборигены.

Речь идет, отнюдь, не о пигмеях из джунглей. Это мы с вами. Мы, коренные жители большой, Великой Страны, которой больше нет. Мы ее разрушили до основания, а взамен ничего не построили. Ломать – не строить! В наказание за безумие, теперь мы — граждане государства, которого нет. Нет, поскольку предназначение государства — защищать своих граждан, а не унижать и грабить, низводить до уровня бессловесных рабов. И поделом. Мы позволяем чужакам наживаться на общих бедах, а сладкоречивым демагогам продолжать разрушительную миссию промывания мозгов и нравственного растления молодежи.

Мы выбираем  себе в поводыри тех, кто не единожды заводил нас в тупик.

Миф евроинтеграции, которым нас заманивают, напоминает морковку для осла. Лечение кредитами равносильно инъекциям морфия, заглушающим боль, но ускоряющим смерть. Впрочем, экономическая нужда – следствие, а не причина бед, свалившихся на Украину.

Трагедия украинского народа даже не в прогрессирующем обнищании населения, а в нравственно-моральных факторах усиливающегося неравенства, расслоения населения, и главное, в его разобщенности. Это расплата за трусость, за тупую покорность, за отсутствие воли, потерю чести и собственного достоинства, за способность мириться с несправедливостью, за корыстолюбие, за готовность предавать ближнего и возвышать чужеземцев, за беспочвенную гордыню, за готовность согнуть голову перед силой, даже в правоте своей, и многое другое, что приписывают нашему менталитету.

Школа совкового «одобрям-с» сильно повлияла на сущность украинцев. Вспоминаю горечь обиды, когда заместитель председателя КГБ СССР с тайной целью задеть мое самолюбие, рассказывал об экономии на агентуре в Украине. Мол, «сдают» там друг друга перекрестно, на всех уровнях, без всякого материального поощрения. Из желания досадить ближнему, «подсидеть» коллегу, «насолить»  из вредности.

              В стране победившего криминала

Мечтой героя бестселлера Марио Пьюзо «Крестный отец» Дона Корлеоне, главы организованной преступности Нью-Йорка,   было обеспечить потомкам честную, достойную жизнь.  Но, ни его детям, ни внукам осуществить подобное оказалось невозможным. Преступления, совершенные в период накопления первичного капитала, — карма, которую безуспешно «отрабатывают» все последующие поколения Корлеоне.

Подобные трагедии развертываются на наших глазах в современной Украине. Мне это особенно очевидно на основании сорокалетнего опыта регулярного наблюдения за тем, как видоизменяются места лишения свободы различных стран под влиянием изменений общества.

Неспроста Холилала (Нельсон)  Мандела, Нобелевский лауреат, отсидевший за свои политические взгляды большой срок, утверждал, что уровень социальных связей следует оценивать не по тому, как живут верхи, а по условиям содержания и отношению власти к самой бесправной, уязвимой  категории своих сограждан – осужденным.

А в родном  Отечестве, скажу вам, не все гладко. Осужденный Александр Шекеня (ст. 115 ч. 2), подполковник запаса Вооруженных Сил с правом ношения военной формы, орденоносец-афганец, в письме автору этих строк пишет: «Одной из самых больших ошибок в борьбе с преступностью являются узаконенные, непрекращающиеся избиения, издевательства над оступившимися с момента задержания и до выхода из мест лишения свободы». Европа требует, чтобы в пенитенциарной системе не служили выходцы из правоохранительных органов, дабы исключить сговор, коррупцию и дать возможность пересмотра дел при судебных и следственных ошибках. Но стремление насадить в руководстве «своих» привело к засорению Пенитенциарной службы Украины бывшими работниками МВД.

Авторы заказной книги «Воры в законе. Рывок к власти» утверждают, что в любом обществе должен соблюдаться баланс между спецслужбами и криминалом.

Если спецслужбы превалируют над официальной властью, тогда правители для восстановления баланса прибегают к помощи воров в законе (ВВЗ). Если распоясываются ВВЗ и возникает беспредел иного рода, тогда с поводка спускаются спецслужбы. Если же ВВЗ становится Властью, что наблюдается в Украине, тогда жди беды: и те, и другие, недовольны. Одно я знаю точно на основании многолетнего наблюдения за преступниками на воле и в местах лишения свободы. Кто склонен и способен к совершению преступлений, того не исправить. Кто воровал, даже будучи сытым и благополучным, все равно возьмется за старое. А дай ему власть – это уже общенациональная трагедия.

Генерал Соколов – защитник молдаван

Евгений Соколов, личность необыкновенная. Без преувеличений, мой старинный друг —  истинно Богом опекаемый. То ли нюхом на необычайное обладает, то ли сами события его находят. Когда заканчивал Академию МВД, после парада на Красной Площади обратил внимание на странного грузина. Вступил с ним в борьбу, обезоружил и доставил Кабахидзе, покушавшегося на жизнь Горбачева, в сотый райотдел милиции. Будущий начальник Управления пенитенциарных учреждений – замминистра юстиции Молдовы лично доставил киллера в Лефортово, где настоял, чтобы задержанного оформили по всем правилам. До начальника спецтюрьмы дошел. Если бы не сделал все по правилам, вместо ордена на грудь, схлопотал бы срок, поскольку  Кабахидзе вскоре выпустили с выведенным из строя пистолетом и арестовали без всякой связи с покушением на последнего генсека.

А еще Евгений Васильевич – первый, кому довелось первому за руку поздороваться с Рустом, приземлившимся в легендарном  аэроплане на ту же Красную Площадь. Полковник Соколов, как и во многих других случаях, оказался в нужном месте и в нужное время.

Знают и помнят его, как профессионала тюремного ремесла высшей пробы, в Америке, Англии, Германии и в сотне других стран по разным континентам. Поезжайте и спросите, и вам ответят, что сэр, камарадос, герр Соколофф замечательный специалист и отличный парень.

Именно русскоязычный Соколов, уроженец Псковской глубинки, проторил дорогу представителям силовых структур Молдовы на Запад.

А начинал с того, что один из законных своих отпусков провел в Германии чернорабочим на лесопилке. Назад возвращался на приобретенном «мерседесе» в танковой колонне советских войск, эвакуируемых из Германии.

Став начальником Управления пенитенциарных учреждения МВД РМ,  добился участия молдавских пенитенциариев  в конгрессах под эгидой Совета Европы в Варшаве, Будапеште, Лондоне… Имели честь быть принятыми Королевским инспектором тюрем Великобритании директором НАКРО Штерном, руководством «Пенал реформ интернэйшнл», гендиректором Минюста Польши Могидловски и другими официальными лицами. Естественно, доводилось и у себя принимать очень авторитетных представителей из разных стран, которые под влиянием незаурядной личности Соколова загорались желанием помочь Молдове войти в цивилизованные пенитенциарные системы мира.

Мне хорошо известно, сколько труда и вдохновения, с учетом его замечательных аналитических способностей, знаний и опыта, накопленного опыта службы практически во всех подразделениях УПУ, он вложил в подготовку Уголовно-исполнительного Кодекса РМ, проект которого докладывал в Парламенте. В нем четко определены регулировки исполнения наказания, применения к осужденным средств исправления при условии обеспечения гарантий их прав и законных интересов. В соответствии с международно-правовыми документами, в новом законодательстве определено равенство осужденных перед ним. Все построено на принципах гуманизма, демократии, справедливости, индивидуализации исполнения наказания, которое не ставит целью причинение осужденному физических страданий или унижение его человеческого достоинства.

С той поры, как ярые борцы за чистоту молдово-румынской нации и поборники моноязычия  в стране избавились от русофона-профессионала Соколова, в пенитенциарной системе все заглохло. Начальников меняют, как перчатки.

Это мне напоминает ситуацию в родной Украине, где я, как и в Молдове, руководил газетой для осужденных, в связи, с чем досконально осведомлен о положении буквально во всех «зонах» двух стран. В Украине, как и в Молдове, в руководство поставили, не исходя из деловых или профессиональных качеств, а по принципу – только «своих». Более того, в пенитенциарную систему Украины начали внедрять выходцев из МВД, что категорически осуждается международными правилами. Именно на таких условиях Украину приняли в Совет Европы в 1995 году. На руководящие посты в ДПтС Украины протащили, в основном, выходцев из Службы охраны (для них, что госохрана, что осужденные, все одно), но достаточно и из ГАИ, как, например, Александр Сайко, начальник Киевского управления. Таким образом, надежд на пересмотр уголовных дел, по которым осудили  находящихся в местах лишения свободы, практически не остается, поскольку «рука руку моет». Корпоративный сговор выходцев из МВД, нынешних тюремных начальников,  с бывшими коллегами, которые «шили» дела на невинных людей, выбивали показания, является заговором  против Закона и справедливости.

Система, которую на законных основаниях создавали, совершенствовали в соответствии с международными стандартами профессионалы Иван Штанько, Якимчук, Исаев и другие разрушена, вместо нее букет некомпетентных мучителей политзаключенных.

И совсем уж издевательски над людьми, попавшими в беду несправедливого обвинения, выглядит издание газеты для осужденных «Закон і обов’язок»  случайными в журналистике  людьми. Разукрашенная, как «Мурзилка», или «Веселые картинки», эта газета, издающаяся за счет невольников, в основном, живописует о сытной, веселой жизни элиты пенитенциарной системы. Как они живут, отдыхают, устраивают соревнования по ловле рыбы, конкурсы красавиц и т.д. В зоне знают все. Поэтому звездопад генеральских званий — от подполковников до генерал-лейтенантов, наград и званий «Заслуженный юрист», которым осыпают тюремщиков, вызывает негативные эмоции и настрой к украинской власти, в целом.

И потому меня радует, что мой друг генерал Соколов, не выскочка, и не халявщик. Вся его жизнь, как и его украинского коллеги Ивана Васильевича Штанько, образно говоря, прошла в «зоне». Им-то хорошо известно, как это не просто руководителю ведомства, кроме государственно-правовых функций над преступившими Закон,  организовать исполнение целого комплекса социально-экономических, морально-нравственных, гуманитарных и других задач. Их с «кондачка», как это думают некоторые ловцы чинов, наград и званий, не осилить. Так что, всем придется отвечать и платить, отнюдь, не отступными за счет казны.

Пока мы с Евгением Васильевичем ранним утром гуляли по аллеям в Марьино, где неподалеку в новостройке проживает семья Соколовых, к нему несколько раз подходили по одному и группой рабочие, обслуживающие обширное парковое хозяйство. Оказалось, гастарбайтеры, прибыли из разных районов Молдавии целыми семьями на заработки. Столкнувшись с проблемами, обратились  в юридическое бюро «Коннекс-СНГ», которым, волей случая, руководит Соколов. Добрые чувства, которые генерал питает к Молдове, множество преданных друзей, оставшихся там, способствуют помощи, которую он оказывает молдаванам. За короткое время, несмотря на ранний час, возможностью переговорить с Евгением Васильевичем воспользовались не только  гастарбайтеры, которых хватает в Москве, но и официальный представитель Республики Молдова в России, и даже один, очень известный композитор, фактически классик, молдавского происхождения. Я был удивлен и одновременно горд столь высоким рейтингом своего друга. Хотя, чему удивляться! Брак по расчету, как и дружба, в конечном итоге, заканчиваются сведением счетов. А духовное содружество – это навсегда, даже на расстоянии.

Знаток и любитель джазовой музыки, одна из немногих «слабостей» этого сильного человека. И в эту нашу встречу Евгений не удержался похвастаться новыми уникальными приобретениями в его коллекции пластинок. И хотя мое подобное увлечение осталось в прошлом, нам было, что обсудить в контексте проблем треугольника: «Россия-Украина-Молдова», поскольку, несмотря на границы, мы, как и прежде, остались вместе.

А потом сыграл фактор национальный и Евгения Васильевича освободили от занимаемой должности главного тюремщика, тире замминистра минюста Молдовы по какой-то там формулировке. И все в ведомстве заглохло. А полковник Соколов уехал в Москву, чтобы присущей ему самоотдачей взяться за руководство Оперативным Отделом ФСИНа, добиться признания и с полным правом носить генеральские погоны. Однако, ничего даром не дается. По моим данным, у Соколова шесть спецкомандировок в Чечню в места боевых действий, два раза серьезно был ранен, неоднократно награждался.

Слава объединителям,

Долой разрушителей!

Великий украинец, поэт Борис Олейник  в поздравлении трижды главы Верховного Совета ПМР, Генерального секретаря Ассамблеи Содружества «За демократию и права народов»  Григория Маракуцы  с 70-летним юбилеем назвал великого молдаванина объединителем. Это не просто фраза, или дань круглой дате. Истинный герой Украины Олейник знает цену слову, никогда не менял своих убеждений, бескомпромиссно отстаивал и продолжает отстаивать их, и, если надо, шел на идеологические баррикады без страха. В этом они схожи.

Дружелюбный, как он сам говорит про себя, компромиссный, Григорий Степанович всегда старается понять другого человека, примирить, объяснить, решить все проблемы добром, а не насилием над личностью. Зато в час испытаний он продемонстрировал мужество, способность стоять до конца перед лицом смертельной опасности, отстаивая человеческое достоинство, честь, справедливость и равенство своих сограждан, независимо от национальности. Он уже вошел во Всемирную Историю, как защитник, основатель Острова спасения интернационального содружества наций и народностей, имя которому – Приднестровье.

И потому я славлю  память генерала Лебедя, который сумел подняться над ничтожеством трясущихся от страха за собственную шкуру карьеристов при высоких должностях и званиях, и отдать команду огня на поражение, чем поставил точку в братоубийственной войне. А на фоне его поступка еще постыднее выглядит издевательство власти предержащих над приднестровскими согражданами, заключенных в гетто непризнанности, лишенных законного права волеизъявления. Более двадцати лет приднестровцы вынуждены  следить за бесперспективной  буффонадой так называемого «урегулирования конфликта», получившего прозвище «приднестровского туризма».

Я благодарен президенту ПМР Шевчуку за то, что через столько лет, наконец-то, поставили памятник генералу Лебедю, к подножью которого  не зарастает народная тропа.

Но я вижу и другое, как наступает заключительный этап ликвидации ПМР объединенными усилиями Антанты. Как все туже сжимается удавка блокады под видом демаркации границ. Как снимаются блокпосты и пункты ГАИ на самых стратегических точках обороны, прежде всего, на развязке въезда на мост через Днестр, у Бендерской крепости  рядом с Мемориалом  и памятником Лебедю, где в 1992 году шли самые ожесточенные бои. Как руководителями силовых ведомств назначаются непрофессионалы, а местные жители обращают внимание на незнакомцев крепкого телосложения, их здесь называют «диверсантами», проявляющих нездоровое любопытство к стратегическим объектам.

И как черная метка, как вестник беды и позора, как тень от прошлого, которое хотелось бы забыть, в Приднестровье вновь появился, предшественник Александра Лебедя, Неткачев в сопровождении Дмитрия Рогозина.

Юрий Неткачев, потакая агрессорам,  разукомплектовал боевую технику, а сам спрятался. Именно он  привел к разрастанию конфликта, жертвам среди мирного населения, захвату полка гражданской обороны 14-й Армии. Стоны женщин и детей не долетали до его ушей, он даже подчиненным офицерам отказал в праве защитить свои семьи. Российский генерал был готов капитулировать перед националистами.

Приднестровские женщины, отхлестали Неткачева по щекам, заперли в казарме и стали  добиваться его отзыва. Мир в Приднестровье был восстановлен после приезда  Лебедя.

Александр Лебедь, и Неткачев – генералы, но какая между ними разница!  Очень жаль, что нет нового Лебедя, патриота, миротворца, мужественного и справедливого.




Комментирование закрыто.