Как Украине отнять Победу у Путина

Павел Горский, для "Хвилі"

Сталинградская битва

Чуть более чем через месяц состоится годовщина важнейшего события в мировой истории, а именно окончание мировой войны против нацистской Германии. Парадоксальным образом страна-правопреемница державы, граждане которой принесли больше всех человеческих жертв на алтарь победы, сейчас сама превращается в фашистское государство, используя победу над фашизмом для оправдания своих исключительных прав на военную агрессию. И это действительно, мощный инструмент, особенно в глазах жителей постсоветского пространства. Поэтому Украине сейчас помимо прочего необходимо дать умный ответ на российское «победобесие», не погрешив при этом против исторической истины. Благо, для этого у Украины есть все ресурсы.

Главная слабость кремлевской пропаганды в сфере Великой Войны — одномерность. Москва продвигает очень простую для массового сознания схему «хороший СССР» — «плохая Германия». В рамках этой концепции все трудные исторические вопросы редуцируются до простого критерия: если действие какой-либо национальной группы, или какой-либо элемент государственной политики работал на государственную машину СССР, то он оправдан, если нет — то нет. Тем самым, Кремль открывает в своей концепции брешь, через которую можно обрушить весь нарратив. Речь идет об исторической истине. Вторая мировая война и Великая Отечественная война гораздо более сложное и многомерное явление, нежели чем просто борьба белого с черным. И именно через раскрытие этой сложности и можно разрушить кремлевский миф. В этом контексте как никогда актуален девиз гуситского движения Veritas vincit — истина побеждает. Было бы ошибкой пытаться бороться с кремлевским нарративом его же методами — создавая свою двоичную систему: «Все, кто против СССР — молодцы, все, кто за — пособники кровавого режима». Такая стратегия неверна исторически, методологически, да и политически, поскольку действительно имплицитно предполагает оправдание нацизма.

В этой связи показательна полемика вокруг роли украинских националистов в 1940-ые годы. Попытки выставить их либо однозначными подонками, либо светлыми героями с исторической точки зрения одинаково ущербны. Невозможно понять логику этого движения вне контекста разделенного украинского этноса в 1920-ые — 1930-ые годы, политики санации, проводимой режимом Пилсудского, надежд проигравших ветеранов гражданской войны Украинских Сечевых Стрельцов на реванш и их стремления наполнить свою борьбу смыслом, которая в итоге была реализована в крайне недемократичной и игнорировавшей чаяния простых крестьян идеи «свидомости» этих ветеранов — превосходства над остальными украинцами. Потом наступит горькое понимание, что их независимое государство не вписывается ни в чьи интересы: ни Рейха, ни Запада, ни СССР, а соответственно все жертвы и совершенные преступления (тоже часть исторической правды) были напрасны.

Пример только одних условных «бандеровцев» показывает насколько слабы попытки дать простое описание и объяснение Войны, а сколько еще трудных для массового сознания вопросов. Как сочетался массовый героизм советских граждан под Сталинградом и не менее массовое их дезертирство в первые месяцы войны, полный паралич органов государственной власти в начале войны и действительно самоотверженный труд умирающих от голода людей на заводах? Оттягивание союзниками открытия Второго фронта в Европе и беспрецедентные по объему поставки по ленд-лизу? Судьба польское национальное движение оказавшееся между двух огней в этой войне? Бесчеловечная и по истину страшная суть нацистского режима и беспримерное мастерство германского солдата на поле боя? И так далее.

70 лет большой срок, помимо прочего он позволяет посмотреть на прошлое в исторической перспективе. И перспектива эта такова, что самым честным подходом к истории той войны, да и эпохи в целом будет взгляд на нее как на трагедию Человека перед лицом бесчеловечной государственной Системы. В рамках этого нарратива станут близки и понятны столь разные судьбы людей, оказавшихся в горниле истории, начиная от крестьян, прошедших сквозь ад коллективизации, и вынужденных, защищая родину, защищать режим, моривший их голодом, и заканчивая коллаборационистами, которые борясь с большевизмом, защищали косвенно и печи Освенцима.

Помимо борьбы за историческую истину и справедливость, что всегда хорошо само по себе, у данного подхода есть и более прикладное значение в контексте украино-российской войны. Миф Победы (миф в научном смысле слова, как набор определённых дискурсов и конструктов, воспроизводящих коллективную идентичность через постоянные отсылки к сюжетному повествованию об «общем прошлом») — одна из основ путинского режима. Этот миф — его священная ценность, сакральная травма и источник легитимности одновременно. Разрушение этого мифа станет мощнейшим ударом по всей вертикали путинской власти, и ускорит конец войны на востоке Украины. Обозначенный ранее нарративный подход — страшнейшее идеологическое оружие против Кремля, чей нарратив построен на прямо противоположной мысли: «важно лишь выживание Системы, а трагедии Человека не играют роли, хотя и могут использоваться, если это выгодно государственной машине». Данный тезис — основа всей чекистской модели государства и механизм поддержания в обществе высочайшего равнодушия к ближнему и социальной разобщенности (по-научному эта ситуация называется аномией), в условиях которых процветает властный беспредел.

И не стоит думать, что это мировоззрение полностью изжито в Украине. Увы, но пока тоже волонтерское движение это не дело большинства украинцев, хоть и процент людей, связанный с ним значителен. Изменение же социальных структур невозможно без изменения восприятия прошлого, хотя бы потому, что именно это восприятие задает ориентиры «хорошего — плохого» в политической сфере общественной жизни. Поэтому борьба за новый для постсоветского пространства исторический нарратив — не только борьба против врага внешнего, но и работа над улучшением социальных структур внутри украинского государства. Нельзя убежать от прошлого, или забыть его, ведь «будущее, рассматриваемое как пространство возможностей получает глубину лишь посредством прошлого, осознавая себя связанным тем, что сделано, предпринято, решено» (К.Ясперс).

Попытки проигнорировать сложные исторические вопросы будут лишь открывать окно возможностей для российской пропаганды. Противопоставить этому можно только просвещение, которым, помимо прочего, и должно заниматься Министерство информационной политики. Ошибкой было отдать нарратив Второй мировой войны путинскому режиму, который использовал элементы правды (несомненную роль советских граждан в победе над абсолютным злом нацизма) для создания паутины лжи (оправдания преступлений советского режима). Новой Украине предстоит перехватить этот нарратив и отнять у Путина и Системы, которую он представляет, возможность прикрывать новые международные преступления трагедией прошлого. Новой Украине предстоит отнять у Путина Победу.

PS Это предложение вряд ли будет исполнено нынешней властью, занятой другими вопросами, но в рамках описанной стратегии крайне сильным ходом была бы инициатива Киева о проведении памятных общеевропейских мероприятий в Берлине — месте, где самая крупная общеевропейская трагедия завершилась 70 лет назад. Украина могла бы стать душой этих празднований. Тем самым бы страна на практике продемонстрировала европейскому общественному мнению свою историческую «взрослость», умение умно решать сложные спорные вопросы, и, наконец, явную принадлежность общеевропейской семье. Украина имеет на это право, как страна, по которой каток войны прошелся чуть ли в самой большой мере. Приглашения на это мероприятие должны получить все ветераны войны, включая проживающих в РФ, но готовых приехать. Организационные и транспортные расходы по доставке стариков (а это небольшие деньги в масштабах государства) украинская сторона также могла бы покрыть за свой счет. И тогда, в то время как на Красной Площади будет проходить мракобесие, на которое собственно ветеранов пустят по разнарядке от ГБ-ких структур, в Берлине цивилизованная Европа почтила бы память миллионов жертв бездушных государственных Систем. Репутационный эффект для Украины от такого мероприятия, думаю, очевиден.




Комментирование закрыто.