Главный урок украинской истории

Алексей Копытько

ukrainskaya-istoriya

На каникулах я выкроил пару вечеров для одной из забав, на которую хронически не хватает времени – изучение истории идей в 1920-30-е гг. Звучит скучновато, но на самом деле похоже на интереснейший паззл.

Ведь это было замечательное время для всяческого креатива. Привычный мир рухнул, в головах у людей была полнейшая каша. Это сейчас мы знаем, что в итоге всё закончилось плохо. А тогда это было не очевидно.

Воплощались самые смелые эксперименты в литературе, изобразительном искусстве, театре, музыке. По сути – сталкивались разные миры. Например, на международных конгрессах исторических наук позитивисты сдерживали атаки крепнувшей школы «Анналов» и оперившихся советских марксистов. Причем эти марксисты в интеллектуальном плане выглядели очень убедительно и даже элегантно, поскольку обучались у старорежимных профессоров, знали языки и ещё не скатились до ритуального цитирования «классиков».

Менялся фашизм, корректируя на практике манифест Маринетти и де Амбриса, оттачивал свою доктрину национал-социализм.

Мне стало интересно, как в это креативно-интеллектуальное бурление вписан украинский национализм? У меня было представление об основных трудах, но как-то они воспринимались обособленно. Хотя происходило всё в одно время.

Скажем, из того, что на поверхности. Первая часть «Майн кампф» была опубликована в 1925 г., вторая – в 1926. В этом же году Донцов опубликовал свой «Национализм», а Липинский – собрал в книжку «Листи до братів-хліборобів» (прошло, на минуточку, четверть века после выхода «Самостійной України» Михновского). Дмовский опубликовал свои книги раньше, но в 1926 г. был создана организация «Лагерь великой Польши» (представители новой итерации ЛВП сейчас громят украинские памятники в приграничных районах). В Венгрии зажигал Дьюла Гёмбёш. Джентиле писал книгу «Происхождение и доктрина фашизма» примерно в тоже время (1929), когда Степан Ленкавский сформулировал декалог ОУН.

В общем, хотелось все это как-то утрясти, совместить во времени — пространстве. И красиво расписать.

Но я передумал.

А передумал потому, что всё это неважно.

И сподвиг меня на столь глубокое прозрение один знакомый политик, который попросил на пальцах рассказать, «что там эти националисты понаписывали, дабы хоть представление иметь – какие из них интегральные, а какие — логарифмические».

Нет смысла углубляться в историко-идеологические дебри. Тем более политикам. Потому что этим идеям – сто лет в обед. Даже педагогический эффект от их изучения весьма ограничен.

Что надо рассказывать политикам в красках (да и обычной публике не помешает знать) – так это избранные биографии активных деятелей украинской революции после её поражения. Т.е., последствия того, что они наворотили. Со всеми ужасами, со всеми бытовыми подробностями.

Чтоб нынешние понимали.

Вчера – ты блестящий адвокат и авторитетный мыслитель, уважаемый человек, зажигающий массы. На твоих глазах сбывается мечта, которую не так давно высмеивали! А завтра – ты несколько лет прозябаешь во всяких дырах на Кубани, как Михновский, чтобы вернуться в Киев, где тебя вскоре найдут повешенным.

Вчера – ты потомок шляхетского рода, восходящая звезда, перспективный политик и дипломат. А завтра – нервнобольной пьяница, как Липинский, без малейших перспектив. А твои бывшие соратники – ничтожества.

Вчера – ты вершитель судеб громадной страны «від Сяну до Дону». А завтра – презренный эмигрант, фактически попрошайка. Который перебивается случайными заработками, читая лекции о былом величии. И оплакивает в заштатных генделыках тяжкие судьбы, свою и Родины, вместе с такими же маргиналами.

Или обивает пороги в разных странах, где пытается заинтересовать своими прожектами по «восстанию в Украине» каких-то третьеразрядных клерков, потому что кроме них тебя никто не принимает.

Вчера – ты гетман, почти монарх, а твоя жена – из первой десятки знатнейших и богатейших родов Российской Империи. А завтра ты просишь пенсию у германского правительства. Потому что продано последнее имение в Англии, но надо хоть как-то сохранять лицо.

Вчера ты генерал, а завтра – лавочник. Вчера тебе внимали миллионы соотечественников, а завтра твои рассказики в лучшем случае прочитает сотня французов… И т.д.

Либо тебя просто шлёпнули большевики. Сразу, или после нескольких лет жалкого существования. Твой дом разграбили и сожгли.

А всё потому, что за пару лет до этого тебе не хватило мозгов и воли договориться по мелким «литературным вопросам» с другими людьми, хотя стратегические интересы у вас совпадали. Но нет. Ты считал себя самым умным и гнул свою линию.

Да и сейчас гнешь, считая (как Донцов), что эти жалкие людишки воруют твои идеи. Или что именно твоя организация в составе восьми инвалидов должна стать основой нового межконтинентального украинского проекта. А не другая, из десятка аналогичных.

Вот таких историй – контрастных, отрезвляющих — слегка не хватает. Их прелесть в том, что они уже закончены, и можно проследить всю траекторию.

А вообще, если хотите получить представление – прочитайте новую книжку Кирило Галушко (Kyrylo Galushko) «Украинский национализм» (красно-черненькая, на картинке сверху). Там вся история Украины со времен Древней Руси. У книжки есть бесспорное достоинство – она помещается в кармане.




Комментирование закрыто.