Битва за модерн — 9. Государство

Сергей Удовик, для "Хвилі"

sur155 Сальвадор Дали

В украинской политике государство (держава) и государственность (державність), пожалуй, самые употребляемые слова. Государство – это страна под управлением государя (с XI в. – от «господарь» – хозяин). Держава – мощное государство, владычество (др.рус. c XI в. – «основание, власть, управление»).

Анархисты считают государство монстром, которого необходимо уничтожить, левые социалисты – практически ненужным и отмирающим в условиях построения внеклассового коммунистического общества. Постмодернисты прогнозируют в условиях глобализации естественную трансформацию государств в региональные экономики1. А после Четвертой промышленной революции государство отомрет за ненадобностью, поскольку сообщество свободных людей будет построено на самоорганизации.

На правом фланге мы наблюдаем фетишизацию государства. Для националистов государство – это магическая субстанция, которая способна сама по себе решать все проблемы социума. Под влиянием разных факторов скрепы Единой Европы начинают расходиться, и общеевропейская идентичность отступает перед усилением сепаратизма. Все больше регионов в Европе хотят отделиться от своих государств – Каталония, Шотландия, Валлония, Фландрия, Венето, Ломбардия.

По сути же государство – это одна из форм искусства управления определенной территорией и защиты интересов населения, проживающего на этой территории. Во все века объективным критерием эффективности государства служил такой показатель как направление миграции. Во время правления киевских князей Ярослава Мудрого и Данила Галицкого осуществлялась миграция на наши земли высококлассных европейских специалистов. Западные специалисты и инвестиции активно заходили сюда во время управления нашими землями кн. Потёмкиным благодаря декретам Екатерины II, герцогом Ришелье при Александре I и кн. Воронцовым при Николае I. Либерализация экономики после отмены крепостного права вызвала прилив франко-бельгийских и английских инвестиций и технологий. Изучение этих процессов находится в Украине не просто под табу, но и граничит с криминалом, ведь в соответствии с доминирующим нарративом под Российской империей мы только страдали.

Наоборот, в восхваляемые периоды правления Б. Хмельницкого, М. Грушевского, С. Петлюры из Украины наблюдалась массовая эмиграция. Поразительно, но одна из самых массовых эмиграций началась после обретения Украиной независимости, что противоречит идеям националистов-этатистов. Еще более удивительно, что после провозглашения независимости в Украину не хлынули «розбудовувати Державу» украинцы Канады, США, Бразилии, Австралии. Более того, эти крупные общины совсем не стремились создавать свои «украинские» государства или автономии на территории указанных стран. Так, крупнейшая и компактно проживающая община Канады в Альберте не борется за независимость или автономию, ее устраивает искусство управления в Канаде, а вот французская община Квебека борется за расширение автономии и даже за отделение от Канады.

После победы Помаранчевой революции по итогам опроса Washington Profile 2009 из Украины было готово уехать 25% населения. В этом отношении Революция достоинства побила рекорд – из Украины стали эмигрировать целыми фирмами, причем не только в Польшу, Прибалтику и Чехию, но и в авторитарную по сравнению с Украиной Россию. Самое печальное, что массовое желание сбежать из страны победившей революции наблюдается среди образованной молодежи. На одном форуме громад Украины студентка львовского вуза рассказала автору о своих планах уехать по окончании вуза в Италию или хотя бы в Польшу. А на вопрос «Хто ж тоді буде розбудовувати Державу?», она ответила – «Хай розбудовують її ті, хто її занапастив».

В чем же скрывается загадка противоречия «Украина понад усе» и бегства из Украины?

Этатическая модель

В Украине доминирует этатическая (от фр. État – государство) модель развития. Она абсолютизирует роль государства в обществе, ставит его над обществом, и главная цель деятельности общества заключается в построении Государства ради самого Государства. Оно превращается в некого монстра, сосредоточенного на самом себе. Отсюда естественно вмешательство государства во все сферы общественной и частной жизни. В такой модели для Личности нет места, она выступает всего лишь кирпичиком для построения Государства.

Этатическая модель характерна для аграрных стран, в которых сильны патриархальные традиции. Этатизм препятствует инновациям, поддерживает нежизнеспособные предприятия и способствует росту паразитарного слоя чиновников. Так, в Украине после обретения независимости количество чиновников выросло с 60 до 380 тыс., а население уменьшилось на 9%, ВВП – на 40%. Государство милостиво предоставляет человеку скромные права и льготы, Закон может легко нарушаться в зависимости от государственной (политической, революционной) целесообразности. И все это под магическим лозунгом «Україна понад усе», ставить под сомнение который сродни святотатству.

Либерально-демократическая модель

В западных буржуазных странах доминирует враждебная украинскому рустикальному менталитету либерально-демократическая, личностная модель развития. Эта гуманистическая модель в центр общества ставит Личность, в подчинении которой находится государство. Его задача – обеспечить условия для всестороннего и гармоничного развития своих граждан, защиту их Прав и Свобод. Эта модель исходит из положения, что все люди равны и право человека на жизнь, свободу и стремление к счастью принадлежат ему от природы, на чем основаны Декларации США и Франции.

Поэтому образованные и уверенные в себе граждане естественно стремятся к Свободе и Самореализации. Они бегут из страны, которая подавляет Личность (Государство превыше всего!) в либеральные западные страны, где им дают возможность развиваться, заниматься любимым делом и получать за это достойную плату. В системе «Государство превыше всего» люди заражены холопской психологией и нуждаются в патернализме.

В принципе, первый опыт либерализации наша страна испытала во время Самойловича, когда гнет государства и панства был минимальным, а гражданская война прекратилась. Тогда начался быстрый рост экономики. Позитивный опыт был получен и во время освоения Причерноморских степей в Херсонской, Таврической и Екатеринославской губерниях в конце XVIIXIX вв. К сожалению, он предан забвению по идеологическим причинам.

А вот репрессивная этатическая экономическая система в нашей стране была воплощена большевиками и отвечала взглядам украинских националистов. Поскольку этот тезис вызовет возмущение у многих читателей, попробуем его подробно осветить и разобраться в истоках сегодняшних проблем.

Создание этатической Украины

В первые месяцы после Октябрьской революции на территории современной Украины возникло превеликое множество республик и «независимых государств» разной политической направленности и размеров. Провозглашенная III Универсалом УНР – одна из них, хотя и самая распиаренная. Республиками объявляли себя даже отдельные города и уезды, чисто в традициях украинского гетманства. Например, на Харьковщине появились «государства Мурафа и Изюм». В Святогорске была провозглашена самостоятельная республика во главе с начальником отдела милиции Шиловым. В конце января 1918 г. были созданы Одесская Советская Республика и Николаевская уездная социалистическая трудовая коммуна. В Крыму появилась Советская Социалистическая Республика Тавриды, затем Крымская ССР.

На территории немецких колоний в Херсонской губернии возникли независимые анархические махновские коммуны. Впоследствии образовалась Вольная территория Революционной повстанческой армии Нестора Махно. В Бахмуте, Луганске, Екатеринославе, Старобельске, Каменец-Подольске, Луцке были образованы свои СНК (Советы Народных Комиссаров). Донская республика (центр в Ростове-на-Дону) захватывала часть Донецкой и Луганской областей. На них претендовала и Донецко-Криворожская советская республика (ДКР) под руководством Артема (Сергеева) со столицей в Харькове. Она охватывала Днепропетровскую, Запорожскую, частично Донецкую, Луганскую, Харьковскую, Сумскую, Херсонскую, Николаевскую области.

В противовес киевской УНР-УЦР в Харькове 12 декабря 1917 г. была создана Украинская Республика Рад рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов, кратко – «Советская УНР». Одновременное присутствие двух республик со столицей в Харькове – Советской УНР и ДКР никого не смущало и было в рамках стилистики того времени. Появились ЗУНР, Галицкая ССР, автономное Закарпатье («Руська Окрайна») в составе Венгерского королевства.

Многие из этих республик даже имели свои деньги, но отличались одним ключевым признаком полным отсутствием легитимности, включая УНР, «Українську Державу» и УССР, поскольку ни одно политическое образование так и не удосужилось (или побоялось) провести выборы в Учредительное собрание и сформировать власть через всеобщие равные и прямые выборы. Территория «республик» определялась явочным порядком и опиралась на силу. У кого было больше политической активности, военной силы, организованности, ресурсов и внешней поддержки, тот и выходил победителем в борьбе за территорию. Заявленные III Универсалом УНР выборы в Учредительное собрание 9 января (н.ст.) 1918 г. так и остались пиар-акцией. О единственной легитимной структуре пишет известный историк Данило Яневский:

«У ХХ столітті саме російський демократичний уряд був єдиним у світі (і залишався таким до 1991 р.), який у принципі визнав право українського народу на бодай якесь окреме існування, нехай навіть у формі автономії. Документ визначав До вирішення питання про місцеве врядування Установчими зборами по справах місцевого врядування Україною вищим органом Тимчасового уряду є Генеральний секретаріат, який призначає Тимчасовий уряд за поданням Центральної Ради із поширенням його юрисдикції на Волинську, Київську, Подільську, Полтавську та Чернігівську губернії (без 4 повітів). До 1 грудня 1991 р. саме така “Україна була єдиним законним національним протодержавним утворенням на території сучасної України. “Інструкція” – це перший юридично правомочний документ, що запровадив в обіг політико-правовий термін “Україна” і визначив її, України, кордони, що охоплювали, головним чином, землі, що входили до складу Речі Посполитої у ХVIII ст. і були анексовані в 1772-1796 рр. Російською імперією».2

На фоне этого калейдоскопа суверенитетов, многочисленных воюющих сторон и экономической разрухи наиболее системную политику на Украине проводил Ленин. И именно ему мы всецело обязаны воплощению в жизнь государства «Украина», как бы это крамольное утверждение не возмущало различного рода апологетов создания Украины историком Грушевским, журналистом Петлюрой и драматургом Винниченко. Однако эти литераторы-гуманитарии оказались не способными на создание даже мало-мальски работоспособного квази-государства. К созданию «Украины» они подходили как к постановке театрального Перфоманса с героической драматургией. Из дневника Д. Донцова:

«20 червня. У гетьмана. Гнівається на наших лівих партійців. Каже, що хоче збудувати Україну – “на злість українцям”… Вони звикли до театру, та ж ціле українство виросло на театрі! їм важна не суть, а форма. Якби я так вийшов перед ними з якимсь отаким пером на шапці (він зробив жест рукою), – все було гаразд…»3.

Скоропадский вспоминал:

«Все поколения нынешних украинских деятелей воспитаны на театре, откуда пошли любовь ко всякой театральности и увлечение не столько сущностью дела, сколько его внешней формой. Например, многие украинцы действительно считали, что с объявлением в Центральной Раде самостийной Украины Украинское государство есть неопровержимый факт. Для них украинская вывеска была уже нечто, что они считали незыблемым. Вся деятельность Центральной Рады, если можно так выразиться, была направлена к внешнему, к усилению украинства для глаза, мало заботясь о его внутреннем, серьезном культурном развитии»4.

А вот профессиональный революционер и убежденный сторонник западной модернизации Ленин сумел воплотить идею «Украины» в жизнь. Заметим, Ленин действовал чисто в англо-саксонском либеральном духе, опирался на самые передовые модернизационные идеи того времени, а для разрушения Традиционного мира использовал тоталитарные институты. Одно из ключевых положений либеральных и социалистических движений заключалось в «самоопределении наций», которое впервые прозвучало на Берлинском конгрессе 1878 г. Еще в 1914 г. Ленин в статье «О праве наций на самоопределение» изложил программу большевиков в национальном вопросе. Он высказался за предоставление права на самоопределение Польше, Финляндии, Украине:

«Суждено ли, например, Украине составить самостоятельное государство, это зависит от 1000 факторов, не известных заранее. И, не пытаясь “гадать” попусту, мы твердо стоим на том, что несомненно: право Украины на такое государство. Мы уважаем это право, мы не поддерживаем привилегий великоросса над украинцами, мы воспитываем массы в духе признания этого права, в духе отрицания государственных привилегий какой бы то ни было нации»5.

В этой статье он радикально опережал президента США Вильсона, который только в 1918 г. в «14 пунктах» определял основным субъектом власти народ, который имел право на самоопределение. Однако это «право» Вильсон применял исключительно к народам Четверного Союза. Именно Октябрьская революция Ленина привела к распаду Российской империи. Без нее не было бы как III и IV Универсалов, так и независимой Украины. Не удивительно, что Путин обвинил Ленина в развале Российского государства, которое шло по пути демократической федерализации.

На фоне бездарных социалистов – Петлюры, Грушевского и Винниченко, погрязших во взаимных распрях и проболтавших Украину, Ленин поистине выглядит титаном. В Украине 82% населения жило в селах, где неграмотность составляла 70%. Ленин сделал ставку на это большинство – неграмотных украинских селян, для чего воспользовался готовой концепцией Грушевского. Грушевский определял украинскую нацию из селян-хлеборобов, т.е. тех, кто обрабатывал землю своими руками и разговаривал на украинском языке. Это ясно из текста Первого Универсала УЦР: «ти, народ, народ хліборобів, можеш гордо і достойно стати поруч з кожним організованим, державним народом, як рівний з рівним». В состав этой нации украинцев-хлеборобов не входила шляхта, буржуазия и мещане, что ясно из речи Винниченко на последнем заседании Центральной Рады (28.IV.1918):

«Коли ми будуємо державу, то треба спитати, що таке є наша нація. Це селянство й робітництво, бо буржуазія у нас переважно чужонаціональна – єврейська, польська, московська… Через те… ми повинні в своєму державному будівництві спиратися на трудові верстви людності, хоч би ми мали загинути… Наша держава повинна взяти на себе ведення народного господарства в головних його ділянках. Це є так званий державний капіталізм»6.

Грушевский находился под сильным впечатлением социально неполного общества русинов-украинцев в Восточной Галиции. Оно состояло в основном из «попов и хлопов», а «панством» являлись австрийцы и поляки. Эта идея народа-хлебороба зеркально копировала народ-шляхту Речи Посполитой. Однако до такой экстравагантной идеи создать народы-нации из селян не додумались ни в Германии, ни Китае и Индии.

Сельская интеллигенция в принципе не может создать нацию и государство, поскольку они формируются буржуазией и городами. Это ясно объясняет выдающийся гарвардский ученый Омелян Прицак:

«Держава є однією з найзначніших ідей і найвищих досягнень розвинутої урбаністичної цивілізації. Вона виникає не спонтанно, а запозичується у народів, у яких уже не існує. Переймання такої ідеї народами, які не витворили власної держави, обумовлене розумінням її важливості й доцільності, тому ті народи добровільно віддаються під провід досвідчених іноземних навчителів…

Так само, як для більшості людей неможливо здобути Нобелівську премію з фізики, так і для співтериторіальних, погано організованих, язичницьких, неписьменних селянських громад Східної Європи у VIII-X ст. було неможливо створити державу. Навіть через тисячу років, у 1917-1920 рр. більш освічені селянські громади, що жили на споконвічній території Київської Русі, українські селяни так і не відчули необхідності й не знайшли шляхів створення власної держави»7.

Заметим, и в начале XXI в. повторяется та же история – образованные громады с сельским менталитетом по-прежнему не могут сформировать успешное государство.

На Руси-Украине ситуация кардинально отличалась от Галиции. Здесь формировалось социально полное общество со своей мультиэтнической аристократией и буржуазией (украинской, немецкой, польской, еврейской, русской). Казаки и кулаки украинцами также не считались, поскольку были эксплуататорами «трудового люду» и являлись «нетрудовими клясами».

Такая прочная увязка этнонима «украинцы» с селянами-хлеборобами («сельскими пролетариями»), которые не пользуются наемной силой, идеально подходила национальной концепции Ленина. Этот селянско-украинский народ неминуемо должен был примкнуть к передовому городскому пролетариату, который поведет селян-украинцев к светлому будущему. Поэтому Украина полностью в духе Грушевского позиционировалась Лениным и Сталиным как Хлеборобская республика, а украинцы – как хлеборобы. Вскоре появился и символ СССР – Рабочий и Колхозница: атлетический русский парень-рабочий и очаровательная украинка-колхозница.

Осуществляя национальный проект «Украина» на основе украинцев-хлеборобов, Ленин прочно привязал селянскую УССР к урбанистическому харьковско-донецкому и московскому региону. Поэтому Ленин и Сталин решительно пресекли попытки лидера пролетарской ДКР Артема (Сергеева) вывести ее из состава Советской УНР. Пролетарская столица Украины в Харькове как нельзя лучше отвечала этой концепции, поскольку буржуазно-монархический Киев с низкой поддержкой большевиков явно для этого не годился.

В результате на II Всеукраинском съезде Советов (март 1918) в Екатеринославе все советские образования были объединены в единую независимую Украинскую Советскую Республику (УСР) со столицей в Харькове. Главой революционного правительства был избран доверенный представитель Ленина коммунист Николай Скрыпник. Вскоре эта УСР была разгромлена немцами, которые установили Украинский протекторат во главе с Грушевским, а затем со Скоропадским. Тем не менее, большевиками был создан прецедент объединения всех регионов Украины в унитарную республику. После изгнания немцев и нового захвата власти большевиками был подписан «Договор о границах между Россией и Украиной» (25.II.1919). А 10 марта 1919 г. на III Всеукраинском съезде Советов была создана Украинская Социалистическая Советская Республика и принята первая Конституция УССР. Так при активном давлении Ленина была заложена территориальная основа и государственные символы Украины. Канадский историк Иван Лысяк-Рудницкий отмечал «політичну далекозорість і гнучкість Леніна» в отношении Украины8.

Против создания Украины выступали мощное Белое движение, многочисленные атаманы, включая Махно, Австрия, которая под эрцгерцога Василя Вишиваного собиралась создать Русское герцогство. Страны Антанты протежировали Польше, которая рассматривала Украину как неотъемлемую часть своей исторической территории в границах 1772 г. Против независимости Украины были настроены и влиятельные партийные функционеры в ВКП(б) и в КП(б)У, а также городской пролетариат.

Один из ведущих идеологов украинизации большевик Владимир Затонский вспоминал, как его самого чуть не расстреляли украинские красноармейцы из-за найденной у него украинской газеты. Да и сама «маса пролетарська і була настроєна рішуче проти усякої України»,  писал Затонский («Про підсумки українізації», 1926)9. Ленинский план создания «самостийной Украины» раскритиковала лидер европейской социал-демократии Роза Люксембург:

«Русская Украина была в начале века, еще до изобретения глупостей “украинского национализма” с “карбованцами” и “универсалами”, до конька Ленина о “самостийной Украине”, цитаделью российского революционного движения. Оттуда, из Ростова и Одессы, из Донбасса уже в 1902-1904 гг. изливались первые потоки революционной лавы, которые зажгли весь Юг России, превратив его в море огня и подготовив взрыв 1905 г.; это же повторилось и в нынешней революции, для которой южнороссийский пролетариат поставил отборные войска пролетарской фаланги…

Украинский национализм в России был совсем иным, чем, скажем, чешский, польский или финский, не более чем просто причудой, кривляньем нескольких десятков мелкобуржуазных интеллигентиков, без каких-либо корней в экономике, политике или духовной сфере страны, без всякой исторической традиции, ибо Украина никогда не была ни нацией, ни государством, без всякой национальной культуры, если не считать реакционно-романтических произведений Шевченко. Буквально так, как если бы в одно прекрасное утро жители «Ватерканте» вслед за Фрицем Рейтером10 захотели бы образовать новую нижненемецкую нацию и основать самостоятельное государство!»11.

Тем не менее, Ленину удалось большевистскими скрепами и террором создать из лоскутных малосвязанных между собой регионов и лимесов различных империй полноценную государственную структуру – УССР. На ее фоне распиаренная в годы независимости УНР-Директория с ее лидером С. Петлюрой выглядит совершенно жалко. Высокопоставленный чиновник в правительстве Петлюры Остап Вишня в некрологе на его смерть написал:

«Біг він, за ним бігло військо, за військом бігла народна республіка… Хіба можна назвати хоч кого-небудь із великих людей минулого, теперішнього і прийдешнього, щоб силою свого організаторського генія міг умістити в однім потязі владу, територію й народ?! Себе, військо й народну республіку?!» («Вісті ВУЦВК», 1926).

Ленина с восторгом поддержали украинские национал-коммунисты во главе со Скрыпником, а также боротьбисты и галицкие социалисты. В 20-е годы в УССР национал-коммунисты решили воплотить свой особый селянский путь модернизации. Они привлекали к управлению государственными органами, экономикой и культурой самых бедных, а потому самых «сознательных» селян. В УССР стала складываться диктатура селян-пролетариев. Ключевым элементом этого модернизационного проекта было внедрение государственного украинского языка, который бы максимально отличался от русского языка – языка помещиков и буржуазии.

М. Кулиш в «Народном Малахії» устами героя говорит «про реформу української мови з погляду повного соціялізму»! Подразумевалось, что такой модерново созданный язык с десятками отраслевых терминологических словарей новых искусственных слов позволит обучить селян грамоте и сразу выведет их на передовые рубежи науки. «Пролетарский поэт, который творит вчерашним языком помещичьей и буржуазной культуры, неосознанно… заражается языком этой культуры, эмоциональными наслоениями, которые оставила старая культура в русском литературном языке», писал украинский литературовед А. Лейтес. Чтобы не заразить украинцев бациллами русского «декаданса и либерализма», социалистическую культуру требовалось создавать на украинском языке, «не загипнотизированном мертвой культурой прошлого»12.

Поскольку большинство селян-украинцев было неграмотно, большевики по инициативе Ленина начали осуществлять всеобщую «украинизацию» методами революционной диктатуры13. Со всей революционной ненавистью искоренялся буржуазный национализм и внедрялся украинский этнографический национализм.

Еще одна революционная новация в УССР заключалась в дискредитации названия «Малая Русь». Иван Днипровский в «Консул вечеряє» утверждал: «Мала Русь – це породження холуйства і неуцтва грецьких архієпископів та архімандритів. Ми зреклися цього чужого, ганебного хресного імені і самі нарекли себе Україна». Соответственно малороссийская аристократия и буржуазия подлежали уничтожению.

Так стараниями Ленина историческое название нашей земли «Русь» было отправлено «на помойку истории» и заменено революционным словом «Украина». Из обращения решительно выводились исторические этнонимы: малороссы, южнороссы, новороссы, русины, казаки, черкесы, полищуки, десняки, руснаки, бойки, гуцулы, лемки, галичане. Их заменил единый этноним «украинец», что предполагало отрыв от исторических корней и облегчение перехода к формированию унитарной советской республики.

18 марта 1921 г. между Польшей, РСФСР и УССР был подписан международный Рижский договор, который установил между ними границу. Польша, а через нее и Франция, признали независимость УССР. К маю 1923 г. правительством УССР было подписано 45 межгосударственных соглашений и четыре резолюции общеевропейской конференции в Генуе. Полномочные представительства УССР на уровне посольств работали в Англии, Австрии, Италии, Германии, Польше, Чехословакии и России. УССР сохраняло свои дипломатические представительства и торгпредства до 1930 г.

Геополитический проект Ленина

В создании УССР Ленин преследовал и геополитические цели. Он не верил в победу социалистической революции в экономически слабой Российской империи. Он полагал, что основная революция должна состояться в странах с передовым рабочим классом – Германии, Франции и Англии. В 1918-1920 годах в Европе и Азии появилось более десятка советских республик. На их основе Ленин хотел создать «Союз Советских Республик Европы и Азии», который мог бы обеспечить распространение пролетарской власти Советов на всю Евразию. Ленин планировал перенести столицу интернационального Союза в Берлин. Однако революции победили только в селянских странах благодаря поддержке доминировавшей сельской бедноты.

Ленин стремился избавиться от великорусского шовинизма, который отталкивал от России пролетариат других наций, поэтому из названия Союза принципиально исчезло слово «Россия». Названия республик «Украина» и «Закавказье» великолепно подчеркивали «советский», а не «русский» характер Союза. Создание независимой Украины открывало перед большевиками и перспективу инкорпорации в ее состав земель с украинцами Восточной Галиции, Подляшья, Холмщины, Буковины и Закарпатья. Очевидно, что при другом названии это сделать было проблематично.

Именно в рамках этатической парадигмы, заложенной Лениным, продолжал действовать Сталин. Он бесцеремонно отторгнул у Польши, Румынии, Венгрии и Чехо-Словакии Восточную Галицию, Закарпатье, Буковину и Бессарабию. Пользуясь мощью СССР, он легализовал эту аннексию на конференциях Большой Тройки и закрепил de jure путем введения Украины в новых границах в учредители ООН! Так именно этатист Сталин воплотил в жизнь мечту националистов о «Соборной Украине», оправдав надежды Грушевского (16.09.1924):

«Я тут не вважаючи на всі дефекти чую себе тут в Українській Республіці, котру ми зачали будувати в 1917 p., і сподіваюсь, що дефекти вирівняються з часом, і вона обєднає й ті укр(аїнські) землі, котрі нині зістаються поза її межами»14.

В создании СССР Ленин воплотил самые передовые модернизационные идеи, используя опыт США: «Почему же «федерализм» не мешает единству ни Соединенных Штатов Северной Америки, ни Швейцарии?». Он подчеркивал выгоду больших государств и объединений, «но большие государства могут быть демократичны только при самом полном равноправии наций, а такое равноправие означает и право на отделение»15. Ленинский плана федерации опирался на идею всеобщей выгоды (игра с позитивной суммой), в противном случае можно в любой момент отделиться.

Тяжело больной Ленин сумел преодолеть жесткое противодействие Сталина, который был яростным противником федерации и сторонником унитарного Союза на основе автономий. Ленин написал членам Политбюро ЦК РКП(б):

«Одну уступку Сталин уже согласился сделать. В §1 сказать вместо “вступления” в РСФСР – “Формальное объединение вместе с РСФСР в союз советских республик Европы и Азии”. Дух этой уступки, надеюсь, понятен: мы признаем себя равноправными с Украинской ССР и др. и вместе и наравне с ними входим в новый союз, новую федерацию, “Союз Советских Республик Европы и Азии” <…>.

Важно, чтобы мы не давали пищи “независимцам”, не уничтожали их независимости, а создавали еще новый этаж, федерацию равноправных республик» [ПСС Т.45, 211-213].

Вхождение в СССР крупной «нерусской» республики Украины становилось противовесом возрождению большевистского российского шовинизма. 6 октября 1922 г. Ленин требовал:

«Т. Каменев! Великорусскому шовинизму объявляю бой не на жизнь, а на смерть. Как только избавлюсь от проклятого зуба, съем его всеми здоровыми зубами. Надо абсолютно настоять, чтобы в союзном ЦИКе председательствовали по очереди

русский

украинец

грузин и т.д.

Абсолютно!» [ПСС Т.45, 214].

В январе 1924 г. на съезде Советов СССР была утверждена Конституция СССР. В мае 1925 г. на IX Всеукраинском съезде Советов была утверждена новая Конституция УССР. Она фиксировала образование Молдавской АССР в составе Украинской ССР. В Конституциях СССР и УССР было закреплено право свободного выхода из Союза. УССР сохраняла право самостоятельно принимать свою Конституцию. De jure в СССР до 1990 г. официальный язык отсутствовал – языки республик были равноправными.

Фактически, большевики на территории революционного хаоса и дикой атаманщины создали полноценную государственную структуру «Украина» с массой суверенных прав, границами и символами государства.

От украинского руководства зависело расширение его суверенных полномочий при успешном развитии. Однако украинские рустикальные националисты важнейшим показателем благополучия и состоятельности государства считали не сильную инновационную экономику, демократизацию и развитое гражданское общество, а тотальную украинизацию и этнонационализм. Это кредо 100 лет остается неизменным и губительным для построения благополучного общества.

После укрепления в конце 20-х годов своих позиций генсека СССР, Сталин стал решительно перестраивать федеральную конструкцию Ленина в унитарное государство. Проведенная им масштабная индустриализация осуществлялась по американским лекалам и технологиям, американскими специалистами на кредитные деньги США. Поскольку противником ускоренной модернизации выступало архаическое селянство, оно по законам этатического государства было принесено в жертву модернизации. Французский экономист Т. Пикетти пишет:

«…победа СССР и союзников в 1945 году укрепила престиж этатистской экономической системы, созданной большевиками. Разве эта система не позволила провести ускоренными темпами индустриализацию в очень отсталой стране, которая в 1917 году еще только-только выходила из крепостного права? В 1942 году Йозеф Шумпетер считал неизбежным триумф социализма над капитализмом. В 1970 году в восьмом издании свего знаменитого учебника Пол Самюэльсон все еще предсказывал, что советский ВВП, вероятно, превзойдет американский между 1990 и 2000 годами»16.

По сути, в 1991 г. «обретением независимости Украины» помпезно назвали заложенное Лениным и реализованное право на выход из СССР. Поменялось только название страны и государственная символика, но сохранилась полная правопреемственность от УССР, что было закреплено законом «О правопреемственности Украины» от 12 сентября 1991 г. №1543. На этом законе базируется все современное международно-правовое положение Украины, включая членство в ООН и других международных организациях.

Необольшевизм в современной Украине

Еще раз подчеркнем – в независимой Украине в 1991 г. поменялось только название страны и государственная символика, а этатическая сталинская конструкция государства ни на йоту не изменилась.

При объективном подходе мы неминуемо признаем, что только ленинский этатический подход доминирования государства через диктатуру одной партии мог из анархической селянской необразованной массы с редкими городскими вкраплениями создать передовую индустриальную страну (это касается и Украины, и России).

Однако мы должны четко осознать, что этатическое государство строится на жертвенности – чем больше жертв – тем оно могущественнее. Сталинский террор и голодомор – необходимые звенья этатической идеологии, как, впрочем, и террор ОУН по отношению к полякам, евреям и украинцам Наша влада буде страшною»). И те, кто с благоговением восклицают «Государство превыше всего!» должны отдавать себе отчет, что завтра они лягут сакральными жертвами в основу этого государства.

Очевидно, в такой системе координат ни о каких «правах человека» речи быть не может. Конечно, эта «травма рождения», используя понятие Отто Ранка, наложила на Украину глубокий отпечаток, но именно украинские националисты являлись активными адептами этатической идеологии.

Вот ряд тезисов из стратегии Ленина:

«Нам надо не только «запугать» капиталистов в том смысле, чтобы они чувствовали всесилие пролетарского государства и забыли думать об активном сопротивлении ему. Нам надо сломать и пассивное, несомненно, еще более опасное и вредное сопротивление… Недостаточно «убрать вон» капиталистов, надо …поставить их на новую государственную службу. Это относится и к капиталистам и к известному верхнему слою буржуазной интеллигенции, служащих и т.д.

И мы имеем средство для этого… Государство есть орган или машина насилия»17.

«От трудовой повинности в применении к богатым Советская власть должна будет перейти… к большинству трудящихся, рабочих и крестьян…. Для нас не представляется безусловной необходимости в том, чтобы регистрировать всех представителей трудового народа, чтобы уследить за их запасами денежных знаков или за их потреблением, потому что все условия жизни обрекают громадное большинство этих разрядов населения на необходимость трудиться и на невозможность скопить какие бы то ни было запасы, кроме самых скудных»18.

Замените «пролетарское» на «украинское» и вы получите украинский необольшевизм, только государственная рента делится не на всех, а распределяется узким кругом властных лиц. А для отвлечения внимания простодушного населения развернулась война с памятниками.

Неизменным остался и ленинский принцип поддержания населения в нищете. Таким населением легко управлять и покупать по дешевке голоса на выборах. В Украине прожиточный минимум значительно ниже физиологических потребностей. Он рассчитывается по ленинским заветам и сталинским методикам, но даже они не додумались взимать налог с минимальной зарплаты и с пенсии! Здесь очевиден прогресс необольшевизма. А что же украинский народ? – Он безропотно соглашается затягивать пояса, а затем бунтует на майданах, чтобы потом еще больше затянуть пояса. Казалось бы, кто мешает народу перейти к либеральной модели государства, однако холопское сознание боится брать ответственность на себя и сказать:

Я – Личность, Я превыше всего и государство мне слуга!

Третий важный момент – мощные карательные органы контролируются высшей властью, а не обществом. Рост числа контрольных и репрессивных органов – это символ этатического государства, показатель упадка нравственности и деградации общества. В бюджете на 2016 г. финансирование только МВД выросло на 21% до 40,8 млрд. грн., что заметно превышает финансирование МОЗ и Минобразования (вместе 37,3 млрд. грн.). Рост недоверия в обществе равносильно введению дополнительного налога на все формы экономической деятельности. Конечно, из такого государства будут бежать Личности, сокращая популяцию Homo Sapiens, а описанный Булгаковым гибридный продукт Homo Sharikov будет доминировать.

Cистема управления при необольшевизме

На заре Советской власти Ленин создавал европейскую систему управления, только министров назвали комиссарами. Первым Председателем СНК был Ленин. После его смерти Сталину удалось создать новую уникальную систему управления. Номинально главой государства являлся Председатель Совета Союза Верховного Совета СССР, главой исполнительной власти – Председатель СНК (затем Совмина) СССР. Однако фактическим главой государства был Генеральный секретарь ЦК КПСС, который формально ни за что не отвечал, но реально имел диктаторские полномочия. Эта уникальная манипулятивная система позволяла снимать с лидера ответственность и перекладывать ее на любую ветвь власти. Цементировала эту конструкцию однопартийная система.

Первый президент Украины Л. Кравчук без изменений сохранил полюбившуюся ему сталинскую систему в независимой Украине. Только поменял название – «Первый секретарь» – на «Президент», «Политбюро» – на «Администрацию Президента». Эту систему усовершенствовал Кучма и закрепил в конституции.

Он сохранил сталинскую систему коллективной ответственности (а точнее, безответственности) и коллективного принятия решений. В либеральных странах ответственность персонифицирована и хорошо оплачиваема. В Украине зарплаты министров смехотворны, ниже чем у секретарей-референтов в инофирмах. Советской номенклатуре низкие зарплаты компенсировались символическими ценами в спецраспределителях. Необольшевизм пошел намного дальше – символические зарплаты топ-чиновников компенсируются рентой государственных предприятий и прочими коррупционными схемами.

В результате в Украине появилась странная система с двумя руководителями исполнительной власти, что неминуемо приводит к их изнуряющему противостоянию президента и премьер-министра. В отличие от сталинской однопартийной системы многопартийная система Украины окончательно запутала положение своей системой партийных квот при назначении министров и получении ренты с госдоходов. Президентская вертикаль с назначаемыми губернаторами ни за что не отвечает, но может вмешиваться во все сферы. Вертикаль премьер-министра контролирует финансовые потоки, но сильно зависит от квотного принципа и клановой системы Верховной Рады.

Необольшевизм в борьбе с памятью и символами

12 апреля 1918 г. Совнарком принял ленинский «Декрет о памятниках Республики», который открыл шлюзы для тотального переформатирования исторического пространства. Вслед за «памятниками, воздвигнутыми в честь царей и их слуг», начали сносить царские символы, церкви и кресты, жечь книги и исторические документы.

В «Борьбе за модерн – 7» я приводил впечатления академика Ефремова от такого варварства.

Эта система разрыва исторической памяти и внедрения новых симулякров достигла апогея у Сталина. Именно при нем началось тотальное переименование городов, сел, улиц и площадей. Именно при нем в Украине массово внедрялся в сознание людей культ Шевченко, Леси Украинки, Франко, в их честь назывались города, села, улицы, гражданские объекты, в бесчисленном количестве ставились памятники. Фактически Сталин внедрил в селянской УССР этнонационализм на городском уровне. В вышиванках с гордостью ходили Постышев, Хрущёв (даже в Кэмп-Дэвиде), Пётр Шелест.

Немецкий искусствовед Борис Гройс дал прекрасное название этому явлению в своей книге «Gesamtkunstwerk Сталин». В ее названии обыгрывается вагнеровский термин «Тотальное произведение искусства Сталин». Сталин тотально расширил толкование ленинского декрета и провел художественный эксперимент невиданного масштаба, пытаясь создать Новый мир через разрушение прежнего быта. Конечно, в этатическом государстве такие вопросы решают за людей и от их имени. Чем заканчиваются такие эксперименты – мы знаем. – И хотим повторить их снова.

Закон «Про засудження комуністичного та націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарних режимів в Україні та заборону пропаганди їхньої символіки» также как и декрет Ленина получил расширенное толкование. И чем хуже экономическая ситуация, тем активнее идет снос коммунистической символики, под которую по идее должно попасть все – от красного коммунистического света светофора до индустриальных гигантов сталинской эпохи. Варварски крушатся памятники, даже представляющие художественную ценность, в угаре переименования городов и улиц мнение местных жителей тотально игнорируется. Причем речь идет не о восстановлении исторической памяти, а измышляются новые революционные названия. Для чего? – Для того, чтобы будущее поколение от нищеты и отчаяния могло крушить эти новые памятники героям очередной революции. Любит наш народ театр и перфомансы, любит бесконечные сериалы типа «Конституционный процесс», «Коалиция», «Бюджетные страсти» и, конечно же, установку и снос памятников- ведь престижные места ограничены.

Однако в этом мраке средневековья есть и светлые лучи. Есть те, кто хочет творить, а не разрушать. В Украинском институте НТЭИ прошла выставка «ДЕ НЕ ДЕ» на тему творческого исследования процесса декоммунизации в Украине. Более 30 молодых художников сделали попытку переосмыслить идеологические клише и выразили протест против явного популизма со стороны власти, которая в духе необольшевизма навязывает обществу симулякры вместо того, чтобы решать актуальные проблемы.

Вот несколько остроумных тезисов выставки:

— Феномен дедеізму в Украіні 2014-2016 років

— В’ятрович як авангардний художник

— Gesamtkunstwerk В’ятрович: в пошуках нової української тотальності.

Идеологи декоммунизации должны быть последовательными и освободить пространство Украины от первых инициаторов внедрения идей социализма-коммунизма в Украине. Ведь именно Леся Украинка организовала с И. Франком перевод на украинский язык «Манїфесту Комунїстичної партиї» (Львов, 1902) и «Развитие социализма от утопии к науке» Ф. Энгельса. В предисловии к «Манифесту» Леся Украинка писала: «Повсюду, где поднимается рабочий люд, прежде всего переводится этот мастерский набросок наших великих учителей Маркса и Энгельса. Теперь приходит черед и Украины. Мы впервые издаем на украинском языке это произведение, этот очерк и изложение мировоззрения и программы современного пролетариата». В 1907 г. при обыске у Леси Украинки изъяли три раты Ленина, более 10 работ Маркса и Энгельса. Поэтому срочно следует снести памятники Драгоманову, Франко, Лесе Украинке, а городу Ивано-Франковску вернуть историческое название – Станислав.

В Киеве необходимо усилить борьбу с остатками советского колониального режима, который превратил цветущую Украину в Руину и снести: 1. Украинский дом, стены которого пропитаны духом музея Ленина; 2. Дворец коммунистических съездов «Украина», где коммунисты устраивали свои шабаши-съезды по уничтожению украинского народа.

Очевидно, от населения зависит, какую систему он выбирает – этатическую или либеральную. Но беда в том, что у нас внедрилась гибридная система управления страной – для населения этатическая, для власти – либеральная. Конечно, такое гибридное государство, озабоченное разрушением прошлого и созданием симулякров, нежизнеспособно. Этот особый «украинский» путь называется Failed state.

1 Ohmae K.The Bolderless World. 1995

2 Яневський Д.Б. Проект «Україна». Жертва УПА. Місія Романа Шухевича. – Харків: Фоліо, 2012. – С. 71.

3 Донцов Д. Рік 1918. Київ. – К.:Темпора, 2002. – С. 53.

4 Скоропадський П. Спогади. Кiнець 1917 – грудень 1918. – Київ-Фiладельфiя, 1995. – С. 133.

5 Ленин В.И. О праве наций на самоопределение // ПСС, т. 25. – C. 277.

6 Українська Центральна Рада. Документи і матеріали. Том 2. – Київ: Наукова думка, 1996. – C. 322.

7 Пріцак Омелян Походження Русі. – Т. І. – К.: Обереги, 1997. – С. 31.

8 Лысяк-Рудницкий И. Роля України в новітній історії // Сучасність. – 1966. – №1. – C. 93.

9 Мартин Тері. Імперія національного вирівнювання. Нації та націоналізм у Радянському союзі (1923-1939). – К.: Критика, 2011. – С. 111.

10 «Waterkant» или «Wasserkante» – название побережья Северного моря в районе Гамбурга – Бремена, где население отчасти пользовалось нижнегерманским диалектом. Ф. Рейтер – популярный писатель XIX в., писавший на этом диалекте. – Прим. Я.С. Драбкин.

11 Люксембург Роза. Рукопись о русской революции // Вопросы истории. 1990. – №2. – C. 20-23.

12 Лейтес А. Ренесанс української літератури. – Б.м., 1925. – С.31-32.

13 См. Мартин Тері. Імперія національного вирівнювання.

14 Український історик. Листи М. Грушевського до Т. Починка / Вип. 1-3 (25-27). – Нью-Йорк; Мюнхен, 1970. – С. 182

15 Ленин В.И. Еще о «национализме» // ПСС, т. 25. – C. 326.

16 Пикетти Томас. Капитал в ХХІ веке. – М.: Ад Маргинем Пресс, 2015. – С. 143.

17 Ленин. Удержат ли большевики государственную власть? ПСС – Т. 34. – С. 310-311.

18 Ленин. Очередные задачи советской власти. ПСС – Т. 36. – С. 144 (выделено – С.У.).




Комментирование закрыто.