100 лет со дня истинной русской революции

Дмитрий Бергер, Канада, "Хвиля"

Февральская революция

В этом месяце исполняется 100 лет русской революции. Не той знаменитой, которая привела большевиков к власти, а внезапная смена режима в марте 1917 года (февраль для России, которая в то время использовала юлианский календарь). Еще несколько месяцев до того, как это произошло, царский режим казался достаточно стабильным, и вождь большевиков Ленин думал о будущей революции в качестве задачи для следующего поколения.

И тем не менее, в течение нескольких дней, вся страна, в том числе аристократы и высокопоставленные генералы обратились против своего монарха, заставив его отречься от престола. Как и победа Дональда Трампа, заставшая всех врасплох, неожиданный конец монархии, на протяжении половины тысячелетия бывшей единственной формой правления, которую России знала, был предопределен неумением режима меняться со временем.

Несмотря на установленный нарратив, изображающий бедственное положение голодных крестьян и их стремление получить землю и борьбу трудящихся против угнетения, который позже представит советская пропаганда, императорская Россия имела свободную рыночную экономики, независимую судебную систему и прессу, и в каком-то смысле превосходила то, чем является Россия сегодня. У нее имелся огромный потенциал, чтобы стать экономической и политической сверхдержавой, если бы не одно но — архаичная сегрегация людей по социальным группам, феодальным сословиям. Другими словами, быть крестьянином означало не только род занятий, но положение в жизни. Это сделало социальное продвижение членов низших сословий довольно проблемным, оставив военную карьеру как самый верный способ улучшить свою социальную позицию. Даже голоса выборщиков для российского парламента, Государственной Думы, были несоразмерно распределены между сословиями, давая крестьянству, подавляющему большинству страны, наименьшую пропорциональную репрезентацию.

Первая мировая война изменила восприятие традиционного социального уклада. По мере того, как старые военные кадры постепенно прореживались в окопах, открылось окно возможностей для выходцев из низших классов. Грамотный крестьянин может быть повышен до офицером. А так как это была массовая война, изменения в отношениях происходили в массовом масштабе.

Так что, когда достаточно обычные протесты вспыхнули в столице из-за плохого снабжения едой, как случается в военное время, армия присоединилась к ним. Некоторые видят немецкую руку в наступивших беспорядках. Это возможно, таким же образом немцы помогли за год до этого раздуть Ирландское восстание. Но в России армия повернулась против своего Верховного Главнокомандующего и присоединился к мятежной толпе. Российские генералы, многие из которых к тому времени были открытыми республиканцами, отказался подавить волнения, и вместо этого требовали отречения от царя.

Последующие годы показали, насколько сословные ограничения не дали стране извлекает выгоду из своего скрытого ресурса — своего народа. И почему, несмотря на террор и голод, который всегда следовал за ними, большевики выиграли гражданскую войну. Появилась возможность обрести социальный лифт, изменить свою судьбу.

Мой дед родились в конце 19-го века. Как еврею ему было запрещено владеть землей, жить за пределами определенных областей или заниматься определенными профессий. Таковым было его сословие. Но мой отец стал инженером-механиком, а его брат — офицером-артиллеристом, то, что просто не могло случиться при не особо жестоком, но ужасно несправедливом царизме.

России империя пала не потому, что там угнетали или бедствовали. Она была довольно прогрессивным и зажиточным государством. Но это было несправедливое государство, отставшее от своего времени.

Если история учит нас чему-либо, революции происходят из-за впечатления, что система несправедлива. К сожалению, демократическая республика, пришедшего на смену царю, не усвоила этот урок, и человечество упустило свой шанс избежать многих бедствий, которые не замедлили последовать. Через 6 месяцев республика была опрокинута абсолютными демагогами и популистами — большевиками. Есть причина, почему главный стратег Трампа Стив Бэннон называет себя ленинцем.

Нам необходимо усвоить уроки той Русской революции: до тех пор, пока к человеку относятся не как к частной личности, но члену социальной страты, всегда будут поводы для обид; ощущение того, что с тобой обошлись несправедливо, важнее всех экономических выгод, вместе взятых. Все дело о чувствах, глупый!




Комментирование закрыто.