Хищные «кролики» пожирают «Батьківщину»

Марк Антоненко, "Хвиля"

В украинской политике есть демонические личности, которые несут несчастья всем, кто с ними связывается. Например, Владимир Литвин стал могильщиком Кучмы и Ющенко. Его роль в деле Гонгадзе, а позже при принятии изменений в Конституцию в 2004 году имела плачевные последствия для президентов.

Арсений Яценюк также относится к таким личностям. Если специализация Литвина — президенты, то Арсений Петрович специализируется на разрушении БЮТа. Тут бы не помешала карманная металлическая оснастка для печати, хотя вряд ли она поможет в сложившейся ситуации.

Молодой, амбициозный и полный сил, именно он в 2009 году сыграл ключевую роль в разгроме Тимошенко. Аналитики до сих пор спорят играл ли Яценюк в 2009 году осмысленную партию или же был в темную использован Фирташем и Ко, навязавшими своих политтехнологов, которые сыграли Яценюком так, чтобы он, оттянув голоса у Тимошенко,   не превратился в альтернативу Януковичу и Юлии Владимировне. Истина, по всей видимости, посередине.

В любом случае, роль Яценюка в разгроме Тимошенко в 2009 году была определяющей, поскольку  благодаря ему электорат, настроенный против Януковича, был сегментирован и дезорганизован. Как известно,  в конечном итоге Тимошенко не хватило пары процентов для победы над Януковичем.

На парламентских выборах 2012 года мы видим, как Яценюк доводит до логического конца комбинацию, начатую в 2009 году.  После заключения Юлии Тимошенко в тюрьму БЮТ оказался беспомощным и обезглавленным. Юлия Владимировна сама виновата в этом, поскольку деятельность партии строилась вокруг ее харизмы. Отсутствие ярких личностей в БЮТ привело к тому, что партийная структура начала сыпаться. Внутренние конфликты между группами влияния расшатывали и без того хлипкую партийную структуру, а прессинг со стороны властей заставлял бежать из БЮТ бизнесменов, способных выполнять организационную работу на должном уровне.

Очевидно, что Тимошенко поняла, что, если не решить проблему внутренней связанности, то она вообще может потерять партию до того, как выйдет из тюрьмы. Кроме того, ход на объединение с Яценюком был хорош с точки зрения его подачи для Запада, который получил в лице Объединенной оппозиции (далее ОО — прим. Автора) понятного субъекта, олицетворяющего борьбу «демократических сил Добра против темных сил Зла» в лице Партии регионов.

Однако надежды Юлии Владимировны на то, что Яценюк окажется исполнителем ее воли оказались обманчивыми. «Интеллигентный кролик» оказался агрессивным хищником, набросившимся пожирать партийные структуры БЮТ. Яценюк стал быстро перестраивать партийную вертикаль под себя, расставляя людей на ключевые позиции в центре и регионах. Например, во время выдвижения по мажоритарным округам люди, уже утвержденные Тимошенко, были вынуждены пройти собеседование с Арсением Петровичем. Без такого собеседования их не двигали по мажоритарке от ОО.

Наиболее драматично развернулась ситуация там, где «Фронт змін» получил квоты на мажоритарные округа. Это привело к различного рода конфликтным ситуациям между местными ячейками «Батьківщини» и ФЗ.

В качестве хрестоматийного примера можно привести ситуацию на мажоритарном округе № 162 с центром в Ахтырке (Сумская область). Там ОО по квоте «Фронту змін» выдвинула в качестве единого кандидата Ирину Купрейчик. Местная ячейка «Батьківщини» открещивалась от такого выбора, поскольку прекрасно понимала, что против «тяжеловеса» регионала Григория Дашутина и достаточно авторитетного мэра Тростянца Юрия Бовы (выдвинулся от партии Наталии Королевской) нехаризматичная и малоизвестная на округе жительница Харькова не имеет никаких шансов. Конфликт закончился тем, что руководство местной «Батьківщини»  в лице Игоря Алексеева и Федора Киселара побило горшки с Купрейчик и перестало ей оказывать какую-либо поддержку на округе. В результате, несмотря на то, что 162 -й  округ по своим настроениям оппозиционный, реальные шансы на победу имеет регионал Григорий Дашутин.

Чтобы показать, что этот случай носит  не единичный, а системный характер приведем еще примеры.

На прошлой неделе разразился скандал в Донецкой области, где местные активисты  «Батьківщини» обвинила донецкий «Фронт змін» в узурпации власти.

В письме к лидерам ОО говорится, что в сложившемся раскладе «Батьківщині» отводится роль «пехоты».

Согласно обращению Мариупольской организации «Батьківщини», их политическая сила получила в несколько раз меньше мест при штабах города, чем «Фронт Змін». В частности, по информации мариупольских «тимошенковцев», из 18 штатных единиц штабов 57 и 58 округа им досталось всего 4 места. В мариупольской организации оппозиционной партии также недовольны тем, что их лидер — Панченко Л.С. — не была допущена к руководящей должности в штабе и не была выдвинута кандидатом в депутаты. В документе в резкой форме высказывается оценка действий донецкой организации «Фронту змін» по отношению к «Батьківщині». «Они стремятся подмять нас под себя и управлять нами на свой, не очень здоровый лад. Нам не нравятся эти «братки», их манера общаться, управлять и делить «кожаные куртки» и Страну», — говорится в заявлении представителей мариупольской «Батьківщини».

Активисты просят лидеров объединенной оппозиции тщательно рассмотреть список кандидатов в депутаты Верховной Рады, а также уделять внимание разъяснению совместных действий, проверке исполнения решений объединенной оппозицией.

В другом обращении представители районных организаций просят Александра Турчинова и Юлию Тимошенко, чтобы главу Донецкой областной организации «Батьківщини» Гарегина Арутюнова включили в проходную часть списка объединенной оппозиции. Сегодня он находится на 152, явно не проходном, месте. Интересно, что сам Гарегин был «телепортирован» в Донецк из Днепропетровска, где имеет весьма неоднозначную репутацию. Впрочем, смысл этой рокировки становится понятным, если учесть, что Арутюнов давно интегрирован в донецкий бизнес

Вынесение в публичную плоскость разборок между «Батьківщиною» і «Фронтом змін» напрямую связано с тем, что в Донецке из ОО были исключены  пять человек, которые пошли на выборы как самовыдвиженцы. Комментируя данную ситуацию,  руководитель избирательного штаба ВО «Батьківщина» в Донецкой области Александр Ярошенко (назначенный по квоте «Фронту змін») отметил, что «процесс очищения рядов партии должен продолжаться постоянно, мы не должны допустить, чтобы наши партийцы срывали избирательный процесс».

Сам Ярошенко тот еще фрукт. Пресса  иногда называет его «черным доктором Арсения Яценюка» за причастность к различного рода махинациям в здравоохранительной сфере и не только. Но для нас это не принципиально. Важно то,  что процесс «очищения» носит характер избавления от старых тимошенковских кадров в партийной структуре «ОО»,  либо ослабления их позиций.

Такую же ситуацию мы видим в Днепропетровской области, где штаб ОО возглавляет Андрей Павелко. Он также является креатурой «Фронту змін».

Эта фигура очень выгодна местному губернатору Александру Вилкулу, поскольку целиком от него зависима. Павелко имеет более 40 млн. дол. долгов, а потому постоянно находится на крючке у властей и абсолютно предсказуем в своих действиях.

Как и в Донецке, старые бютовские структуры оказались отодвинутыми от принятия решений и, по сути, маргинализироваными.  Один из лидеров местного БЮТа народный депутат Михаил Соколов оказался под мощным давлением властей. Его бизнес фактически разгромлен, а на имущество наложен арест. Кроме того, его имя фигурирует в деле днепропетровских террористов-политологов, которые, как оказалось, консультировали Михаила Соколова. Судя по всему, в октябре мы будем свидетелям эпической постановки «тимошенковцы создали бандподполье», которая будет активно раскручиваться в СМИ в качестве одного из сюжетов избирательной кампании.

Короче говоря,  «фронтование» «Батьківщини» идет полным ходом. После выборов Яценюк наверняка попытается зафиксировать новый статус-кво. Его позиции будут укрепляться тем больше, чем дольше  Тимошенко сидит в тюрьме. Парламентская трибуна даст ему возможность подтягивать ресурсы, которые будут определять позиции в регионах. Зря смеялись над Яценюком. «Кролик Сеня» оказался очень даже зубастым хищником.




Комментирование закрыто.