Зачем нам эта Европа?

Сергей Гончаров

 

На протяжении вот уже 20-ти лет, европейская, а приблизительно с конца 1998-го  года — «евроатлантическая интеграция» является настоящей «идеей фикс» украинских бизнес-политической и политико-бюрократической элит. «Приобщиться к европейским ценностям» украинские государство и нацию тянут все – даже организованная преступность Восточной Украины (хотя с другой стороны – что тут удивительного: ведь там, «в далеких Европах», а не в России у «конкретных пацанов» и основные рынки сбыта и основные банковские счета!).

{advert=1}

Когда же стало ясно, что ни членство в Европейском Союзе, ни даже членство в Организации Северо-Атлантического Договора (да, да, это то самое, пресловутое, зловещее, до кончиков ногтей и корней волос «все из себя империалистическое» НАТО!) нам «не светит» не только в ближайшие годы, но и в обозримом будущем – заезженную пластинку немного обновили. И теперь мы слышим, что главное — не членство в ЕС, а уже упоминавшееся «приобщение к европейским ценностям», не интеграция в европейские и атлантические структуры, а процесс интеграции в них. Прямо как по Бронштейну (не тот который Троцкий, а тот который «социал-предатель», т.е. социал-демократ реформаторского толка, не пожелавший залить свою страну кровью ради утопических идей) – «движение — все, конечная цель – ничто»! Штука в том, что прежде чем следовать заветам Бронштейна/Бернштейна (советская история КПСС почему-то всегда величала его последним вариантом произношения фамилии) неплохо бы разобраться: а применимы ли лозунги великого германского социал-демократа-реформатора конкретно здесь и конкретно сейчас?? В конкретной Украине начала конкретного ХХІ века…

Сначала о плюсах. Европейский Союз уже несколько лет, да и в обозримом будущем, является одним из главнейших экономическо-финансовых и политических центров силы глобального масштаба. По некоторым позициям (уровень защищенности индивидуальных прав и свобод рядового гражданина, общая численность вооруженных сил и в мирное время, и по мобилизации, стабильность, доверие и вес почти единой европейской валюты – евро, наконец, по общей численности населения; ЕС превосходит даже единственную нынешнюю сверхдержаву мира – Соединенные Штаты Америки).

Я уж не говорю о неизмеримом в количественных показателях культурном превосходстве Западно- и Центрально-Европейских стран «Старого Света» над государствами «Света Нового» (за исключением, пожалуй, Канады, но с безусловным включением в список «безусловно превосходимых» и тех же США). При этом, хотя номинальный (т.е. рассчитанный без помощи «дефлятора» — паритета цен) валовый национальный продукт (ВНП) на душу населения в наиболее развитых европейских странах и составляет «всего» 75-80% от среднедушевого ВНП США по общему признанию (и ООН, и простых туристов) качество жизни в странах-лидерах (лидерах именно по качеству жизни) Европейского Союза – Германии, Великобритании, Франции, Нидерландах, Бельгии, Швеции, Дании – выше, чем даже в «сияющем городе на холме» (то бишь США; вот уж поистине – не ВНП единым!). Если же перейти к НАТО, то только полнейший глупец или фанатик с зауженным до предела кругозором осмелится поставить под сомнение тот факт, что Альянс является самым могущественным военно-политическим блоком в мире.

Неудивительно, что сталкиваясь с такими (достаточно очевидными) фактами наши люди (за исключением Юго-Восточной Украины и Крыма, а также отчасти Северо-Восточной и Юго-Западной Украины) «на ура» воспринимают евроинтеграционные и атлантические утопии власть придержащих. Ведь это так соблазнительно: вступить в ЕС — и зажить хорошо! Или — вступить в НАТО и забыть (ну, почти забыть) о проблеме военной безопасности страны! Лепота!!

К сожалению, на пути этого «марша к светлому будущему» есть, по крайней мере, два крайне существенных препятствия. Причем положение осложняется тем, что препятствия эти прямо никак не связаны между собой. И поэтому, даже успешное решение одной из «главной двойки» проблем не дает абсолютно никакой гарантии, что другая тоже решиться успешно…

Но, обо всем по порядку. И начнем мы с того, что больше всего волнует тех жителей Украины, которых принято несколько хамовато и по-барски называть «пересічними громадянами» — с наших реальных шансов и возможностей в деле осуществления европейской интеграции родной страны.

Не секрет, что уже несколько правительств Украины добиваются того, чтобы в планах взаимодействия Европейского Союза и Украины было названо хотя бы приблизительная дата. Пусть даже и не вступления в ЕС, а срока, когда Украина удостоиться быть чести стать кандидатом в этот «элитный клуб» (замечу в скобках, что от официального кандидатства до полноправного членства дорога тоже отнюдь не близкая и совсем не безболезненная – но мы сейчас не об этом). И тем не менее, у четырех президентов и семнадцати (!) правительств, возглавляемых пятнадцатью Премьер-Министрами и и.о. Премьер-Министров (г-н Янукович и г-жа Тимошенко умудрились оккупировать премьерское кресло дважды – отсюда и некоторых разнобой в цифрах) ничего путного на этом направлении не получилось. Если называть вещи своими именами – так, одни пустые бумажки с неопределенными и противоречивыми обещаниями. Без упоминания даже ориентировочных конкретных сроков.

Если называть вещи своими именами, не дипломатничая в отношении наших дипломатов и политиков, – налицо полный провал. Причем провал системный (не зависящий не от характера политического режима, не от конкретных персоналий) и стратегический (учитывая важность вопроса).

Можно согласиться, что украинские государственные мужи отнюдь не блещут выдающимися талантами. Но и клиническими идиотами их тоже назвать нельзя (по крайней мере – большинство). Поэтому системный провал курса на евроинтеграцию, хотя, конечно, имеет много как объективных, так и субъективных причин, означает прежде всего одно: как это не прискорбно признать и государственным мужам и народу Украины – Европа не хочет видеть нас в своих рядах. По крайней мере, если иметь в виду ближайшие 15-20 лет и под Европой подразумевать Европейский Союз.

Но тогда и мы должны честно признать самим себе: Европа нас «не хочет». И справедливости ради нужно признать: у нее есть на это веские причины. Вытягивать более чем 46-миллионную страну на «среднезападноевропейский» уровень жизни – удовольствие не из приятных для кошелька налогоплательщика. Да еще проводя при этом полную «политическую реконфигурацию» руководящих органов Евросоюза: исходя из численности населения, Украина должна была бы иметь в Совете ЕС столько же голосов, сколь имеют Франция и Италия; но, с учетом всех остальных параметров нашего политического влияния, военной, экономической и финансовой «мощи», а также состояния дел в социально-гуманитарной сфере, — такое решение выглядело бы, как издевательство. Ведь нам даже до куда более демографически и географически «компактной» Польши нам еще расти и расти! И неизвестно, когда дорастем…

Итак, Европейский Союз в сколько-нибудь обозримом будущем не хочет видеть Украину в своих рядах и, рассуждая объективно, как у политиков, так и у избирателей стран — членов ЕС для этого есть глубокие объективные причины. Которые никуда не исчезнут ни от смены «президентского караула» на Банковой, ни от реформаторской или контрреформаторской политики украинского правительства ни от даже сколь угодно большого числа «бархатных революций». В этом контексте совершенно не случайно настойчивое предложение Украине, статуса «особого (или «привилегированного») соседа» ЕС. Разумеется, с одновременным вступлением Киева в НАТО и активным участием в миротворческих (даже если они не признаны таковыми ООН и уполномоченными региональными миротворческими организациями) операциях Альянса и Евросоюза. Ну и конечно — с вступлением Украины (осуществившемся, кстати, на крайне невыгодных для национальной экономики условиях) в ВТО и присоединением ее к Европейской Энергетической Хартии (интересно, что такому крупнейшему экспортеру природного газа, как Норвегия, это требование почему-то никто не выдвигает). А также созданием «зоны свободной торговли (правда, с некоторыми изъятиями, по странному стечению обстоятельств относящимся именно к тем отраслям, где экспортный потенциал украинской экономики наиболее высок) ЕС – Украина».

А еще — выполнением в полном объеме рекомендаций Совета Европы (органа, кстати, формально говоря, с ЕС никак не связанного; дополнительной пикантности дополняет здесь то, что некоторые страны — учредители ЕС наотрез отказываются выполнять эти самые рекомендации, например в области языковой политики), безоговорочным признанием юрисдикции Европейского суда по правам человека и Международного уголовного суда (МУС; эта структура ООН, но ЕС крайне заинтересован в том, чтобы МУС обрел полную дееспособность). Впрочем, я, кажется, немного увлекся. Потому что список требований, стандартов, «кодексов поведения» и «добровольных (вернее – добровольно-принудительных) ограничений»; всякого рода рекомендаций, «добрых советов», пожеланий («доброту» этих советов в большой степени характеризует то, что их неисполнение влечет за собой немедленное «срезание» финансирования соответствующих проектов) можно продолжать едва ли не до бесконечности. Во всяком случае – на простое перечисление этого списка точно не хватит не только одной, но даже и двух газетных полос изрядного формата.

{advert=2}

Так в какую же игру играет с нами ЕС? Ответ чрезвычайно прост. И удивительно, что он до сих пор непонятен нашим политикам и дипломатам (впрочем — и это совсем не исключено — все дело в том, что они просто не хотят этот ответ понимать). Так вот, игра эта называется «турецкий гамбит». Турция – полноценный член НАТО, ассоциированный член Европейского Союза (и даже страна-кандидат, правда определенную дату вступления ей назвать отказались). Анкара также член Совета Европы и признает юрисдикцию Европейского суда (ради чего туркам даже пришлось ввести бессрочный мораторий на смертную казнь — хотя страна уже несколько десятилетий (!) ведет ожесточенную и кровопролитную войну в Турецком, а иногда — и в Иракском Курдистане, но главное — находится под постоянной угрозой превращения в исламскую республику a la Иран). А на ее территории, ясное дело, свободно обращаются евро. Вы не заметили в этом списке аналога проектируемой зоны свободной торговли ЕС — Украины? Не спешите – в 1995 г. Турецкая Республика подписала с Европейским Союзом соглашение о Таможенном союзе! Который выполняет ровно те же функции.

Вот только по достаточно прямолинейным высказываниям европейских дипломатов (а прямолинейность среди дипломатов, да еще в общении с иностранными журналистами — штука ох как редкая!) и еще более откровенным высказыванием высших западноевропейских государственных деятелей, полноправное членство Турции в ЕС ей «не светит» ни завтра, ни послезавтра, ни вообще никогда.

Собственно – а зачем? Вывесив перед Анкарой призрачный «манок» возможности вступления в Евросоюз и использовав в качестве рычага давления комплекс требований своих (а иногда, формально независимых, но фактических – «пляшущих под дудку» либо ЕС, либо НАТО, либо и того и другого «дуплетом») государственных и наднациональных институтов, ЕС добился от Турции всего, чего ему от нее было нужно. Причем добился практически, как у нас выражаются, «на шару» — одними пустыми обещаниями, «приветствиями демократического курса» и формальными «признаниями успехов и прогресса». Которые, ясное дело, НИКОГО и НИ К ЧЕМУ абсолютно НЕ ОБЯЗЫВАЮТ. Так что не случайно, что у «турецкого гамбита», начатого еще Европейским экономическим сообществом и продолженного Европейским Союзом, среди историков-международников есть еще одно, более красноречивое название – «турецкая яма». Правда, употребляют его уже не для того, чтобы описать общий контекст ситуации, а чтобы охарактеризовать именно положение Турции в ней…

Какие же выводы должна из всего этого сделать Украина? Во-первых, мы должны ясно понять, что пресловутая «единая Европа», «ПанЕвропа» со времен победы над СССР в «холодной войне» (правда, произошло это больше усилиями США, — но это, опять же, отдельная тема) очень сильно изменилось. Шерлок Холмс учил обращать внимание на мелочи, полагая в этом суть дедуктивного метода (кстати, той же точки зрения придерживался и «создатель»  Шерлока Холмса — один из лучших, если не самый лучший, судмедэксперт своего времени, крупный общественный деятель и военный изобретатель сэр Артур Конан Дойл). Последуем же его примеру! 

В начале июня 2007 г. мир оказался на гране новой «холодной войны». Маниакальное желание США развернуть в Польше отряд «заатмосферных ракет-перехватчиков» (тяжелых противоракет, «работающих» в космическом пространстве) отозвалось «мюнхенской речью» Владимира Путина, подкрепленной испытаниями российской межконтинентальной баллистической ракеты РТ-2ПМ4 «Тополь-М3» (по более известной у нас классификации НАТО – SS-27С) с тремя маневрирующими головными частями индивидуального наведения, выполненными по технологии Steal This Bike (более известной как просто Stealth), системой пассивных помех, станцией активных помех и аж двумя (!) системами прорыва ПРО, основанными на использовании ложных целей. В общем, «Тополь-М3» способен пробить не только нынешнюю ограниченную неядерную, но и любую перспективную массированную ядерную ПРО. Что отнюдь не добавило спокойствия в мире. Масла в огонь подлила и прямое обвинение Королевской прокуратуры Великобритании в адрес славного чекиста тов. Лугового в изуверском убийстве его бывшего коллеги, а потом – перебежчика, г-на  Литвененко.

И как Вы думаете, чему в это время были посвящены самые большие, самые тщательно подготовленные статьи крупнейших европейских газет? Даром, что, как говаривал бывший гарант, «Украина — не Россия», а все же никакая славянская душа до такой глупости ни за что не догадается! «Таймс», «Гардиан» и иже с ними опубликовали обширные материалы на тему «вот в России и Восточной Европе намечаются парады педерастов, и их опять наверное будут бить. Ай как это не хорошо!».

Нужно сказать, что хотя педерастов автор совешенно не любит, против защиты их прав он абсолютно ничего не имеет. Но когда ведущие издания крупных европейских стран (причем не «желтые», а, как сказали бы у нас, «информационно-аналитические») уделяют этому вопросу больше внимания, чем разгорающемуся зареву «Второй Холодной войны» – это уже симптомы. И на такую «Объединенную Европу» Украине, в случае серьезного конфликта (даже не обязательно военного) с кем либо из ее «врагов-партнеров», надеяться явно не стоит. Ведь политики в либерально-демократических государствах они что, они выразители общественного мнения. А общественное мнение Западной Европы права педерастов, очевидно, волнуют куда больше, чем новая «холодная война»…

Итак, в деле европейской интеграции нам придется иметь дело с совершенно другой Европой. Не только резко отличной от той, какая существовала во времена «холодной войны», но даже и от той, к которой мы устремились в 1992-м году. В сущности, речь идет об «аберрации геополитического восприятия»: той Объединенной Европы, в которую мы так стремимся попасть «хоть чучелом, хоть тушкой», просто нет. Уже нет. И никогда не будет Причем это отлично сознают и сами западные, центральные, северные европейцы. Не случайно же уже не один год широко используется, получив почти всеобщее распространение и главное – глубоко укоренился не только на политическом, но и на ментальном уровне, термин «Новая Европа». Означающий нечто куда большее, чем простое расширение Европейского Союза на Восток…

Но что же представляет собой эта незамеченная украинским политикумом трансформация «Европы-1992» в «Европу-2007»? Это вторая проблема, которую мы должны ясно осознавать. И делать соответствующие выводы. Прежде всего, «Новая Европа» психологически, социально, а теперь — уже и политически (причем даже на внешней арене) глубоко «виктимна» («виктимностью» в психологии называется поведение, когда жертва сама провоцирует ситуацию, которая приводит к тому, что она и станет жертвой).

Например, мы (и европейцы) много говорим о «демократических ценностях». Но правда состоит в том, что говорить о них «вообще» бессмысленно. Ибо существует великое множество моделей демократии — даже если говорить о демократии не «вида «потемкинской деревни», а вполне развитой. И самой, что ни на есть, либеральной.

В частности, конкретно европейская модель развитой либеральной демократии предполагает такие моменты как «примат индивидуальным прав человека над правами нации», фактически привилегированное положение меньшинств (любого рода; причем реально только на том основании, что они — меньшинства). Она предполагает также внутреннюю и внешнюю политику, построенную (среди прочего, разумеется) на принципе исторической ответственности (фактически – комплексе исторической вины), перед ранее якобы угнетавшимися (что, кстати, далеко не всегда есть реальный факт истории) демографическими группами в собственной стране (хотя бы они и составляли статистическое большинство – например женщины). А также аналогичное отношение к государствам (и нациями, если их границы не совпадают с границами государств), само существование которых является результатом цивилизаторской миссии европейских народов (сейчас говорят – «европейского колониального наследия»).

Не подлежит сомнению, что полная «европеизация» Украины в таком контексте приведет страну к национальной катастрофе, угрозе самому факту ее существования (не только в нынешних границах, но и вообще). Ну чего стоит, например, один тезис о «примате индивидуальных прав над правами нации». Уже удостоившийся характеристики «либерального тоталитаризма» (в противоположность фашистскому национальному тоталитаризму, провозглашавшему безусловный примат прав нации над правами отдельного индивида). Казалось бы, сама постановка такого вопроса абсурдна, будучи сродни спору «что появилось раньше — курица или яйцо». Однако же — указанная точка зрения стала одним из официальных и ключевых компонентов «демократии по-европейски»!

{advert=3}

Между тем, подобный подход чреват тяжелыми последствиями даже для самой Европы. А уж что касается последствий «безусловного примата индивидуальных правовых прерогатив» для молодых государств, в которых еще не до конца завершился процесс нациеобразования – то тут и говорить долго не приходится…

Но все упомянутые вопросы относятся к области политической истории и политической философии. Население же любой страны во все времена склонно мыслить куда более прагматично. И вот тут мы сталкиваемся с очередным интересным вопросом. За прошедшие полтора десятилетия было сказано бесчисленное множество слов на тему – зачем мы Европе. Она, дескать, настолько глупа, что не понимает нашей значимости и только поэтому не принимает нас в свои стройные ряды. Однако, автор рискует утверждать, что все это не имеет почти совершенно никакого значения. Ибо третий (и самый важный!) вопрос, на который мы должны ответить, относится не к Объединенной Европе, а к нам самим. И звучит он совершенно противоположным образом – зачем НАМ эта самая Объединенная Европа?

Такая постановка вопроса может показаться крамольной, «антиевропейской». И даже – «пророссийской». Или того хуже – «прокоммунистической». Но на самом деле — автор предлагает взглянуть на интеграционные проблемы (и интеграционные концепции) Украины с позиции голого («в американском духе» — вот уж тот редкий случай, где такой дух бывает полезен!) прагматизма, сдобренного безусловным приматом национальных интересов. Отстаиваемых (да простят мне любители «политкорректности»!) со здоровым (подчеркиваю) национальным эгоизмом и здоровым же цинизмом. Который, между прочим (как учат все пристойные пособия по искусству дипломатии), не повредил еще ни одной внешней политике.

Кроме того, гражданам Украины нужно расширить кругозор. Это может показаться невероятным, но из-за «зацикленности» как сторонников. так и противников «евроатлантической интеграции» на предмете своих вожделений/антипатий, подавляющее большинство украинцев (всех этнических принадлежностей) просто не знают, что на ЕС и НАТО для Киева «свет клином» отнюдь не сошелся. И не в смысле – «не берут в Европу – пойдем в Евразию!». Речь о том, что существуют (и вполне возможны) альтернативные пути европейской интеграции. О чем, похоже, не ведает даже значительная часть почитающихся вполне квалифицированными независимых экспертов и чиновников дипломатического ведомства. Не говоря уже о ведомствах остальных…

Итак, что же нам нужно в плане членства в различных политических, военных, экономических и финансовых международных организациях, а также специализированных структурах (вроде, скажем, МАГАТЭ)? Да, конечно, для Украины было бы очень желательно, если не стать членом Европейского Союза в ближайшем будущем, то хотя бы получить ясный и внушающий доверие план по обретению членства Киева в ЕС. Но, как уже говорилось, ЕС нас в своих рядах видеть не хочет. Хоть с Ющенко, хоть с Януковичем, хоть с президентом «Х, хоть с премьером «Y». Слишком это хлопотно для него в экономическом и финансовом плане.

Но тогда возникает еще один резонный вопрос: коль скоро членство в ЕС нам «не светит», стоит ли подгонять социально-экономические и гуманитарные стандарты, существующие в Украине под призрачное членство в Евросоюзе, отодвигаемое на бесконечно далекое будущее?? Ведь внедрение многих из этих стандартов наносит нам прямой вред. И добро бы только в экономической сфере (хотя и это очень важно). А сколько, например, вреда принесла национальной системе образования и украинской культуре усиленная борьба за защиту иностранной интеллектуальной собственности (в условиях когда соответствующие организации зачастую слишком бедны, чтобы платить за «легальный продукт»)! Очевидно, что гармонизация законодательства Украины и ЕС целесообразна только до такой степени, чтобы Европейский Союз продолжал признавать нас страной с рыночной экономикой.

Также Украине необходимо принимать полное участие в деятельности Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Ведь снижают военную угрозу военная мощь, сильные союзники и высокий уровень доверия. Первого у Киева уже нет, а второго – пока не предвидится. Следовательно, остается уповать только на третью – «доверительную» составляющую. Которую, худо-бедно в Европе и Малой Азии, обеспечивают не НАТО и ЕС, а все же ОБСЕ. Также для Украины крайне полезно членство в Европейском Банке Реконструкции и Развития – в нашем положении никакая денежка, особенно инвалютная и на льготных условиях, лишней не будет.

А вот что касается членства в Совете Европы и сохранения признания юрисдикции Европейского Суда по правам человека, то тут стоит крепко задуматься. Ну не созрела Украина для отмены смертной казни! А если мы приведем свою исправительную систему в соответствие с европейскими стандартами, то получим натуральную социальную революцию. Причем отнюдь не «бархатную», как в ноябре-декабре 2004-го, а «классическую» – с бунтами и погромами. Ибо ни один нормальный человек не согласится с тем, чтобы заключенные за преступление люди жили в лучших условиях, чем большинство законопослушной части населения Украины.

Правда, на такие жертвы, которые налагает на Киев членство в Совете Европы можно было бы пойти, если бы Украина была готова к членству в «альтернативном ЕС» – Европейской Ассоциации Свободной Торговли (ЕАСТ), объединяющей в своих рядах Швейцарию, Норвегию, Исландию и Лихтенштейн.

Овчинка также стоила бы выделки, если бы нас согласились принять в «квази-НАТО» – Западно-Европейский Союз (ЗЕС). Формально он является военной организацией Евросоюза, но правила членства в ЗЕС выписаны таким образом, что для того чтобы вступить в ЗЕС, вовсе не обязательно быть членом ЕС (хотя справедливости ради отметим, что подобных прецедентов – членство в ЗЕС без членства в ЕС — пока не было). Но вся штука в том, что к режиму свободной торговли по любому из европейских сценариев – как «ЕСсовскому», так и «ЕАСТовскому» украинская экономика объективно не готова. И будет не готова еще долгие годы – сколь бы правильно и энергично ее не реформировали (а ведь сама возможность таких реформ у нас постоянно оказывается под большим вопросом).

Никто пока не собирается делать для Украины и уникального прецедента в виде членства в ЗЕС без членства в ЕС. Хотя возможность такого варианта зондировалась еще во времена раннего (читай – трезвого) Леонида Кучмы. И не только на уровне МИД, но и на уровне главы государства. Вместо мягкого вхождения в чисто европейские военные и военно-промышленные структуры, нас предпочитают грубо (на дипломатическом языке это называется «в интенсифицированном режиме») «запихивать» в НАТО. Безусловно, членство в этом военно-политическом блоке радикально укрепило бы военную безопасность Украины. Но — только если смотреть на внешний аспект этого компонента национальной безопасности. Не секрет, что подавляющее большинство граждан Украины против вступления нашей страны в Северо-Атлантический Альянс. Более того, число это медленно, но верно растет.

Но даже не указанный факт является самым главным. Антинатовские настроения, хотя и распространены почти по всей Украине, тесно связаны с набирающими силу сепаратистскими тенденциями в Восточной Украине и Крыму. И нет сомнений, что референдум по поводу вступления Украины в НАТО неминуемо и резко обострит как те, так и другие тенденции. Причем обострит в непрогнозируемой, а значит — и в неконтролируемой степени. Честно говоря, с точки зрения элементарного здравого смысла, способ укрепления внешней военной безопасности, приводящий к почти неизбежному расколу страны и риску гражданской войны в ней, представляется, мягко говоря, сомнительным. Впрочем, коль скоро мы договорились «не дипломатничать даже в отношении дипломатов», то тут стоит выразиться резче — это было бы преступной глупостью.

Но критиковать хорошо, скажет думающий читатель (и будет абсолютно прав), а что делать? Нужно прямо сказать, что рецепт тут все же имеется, причем весьма эффективный. Но, увы, поразительно непопулярный среди всех возможных украинских элит, любых политических и деловых ориентаций. Этот рецепт состоит в переходе Украины на позиции политического, военного и экономико-финансового нейтралитета.

Конечно, здесь сразу возникают ассоциации с пресловутой «многовекторностью» украинской внешней политики, причинившей нам столько бед за минувшие полтора десятилетия. Поэтому, пожалуй, стоит объяснить, чем отличается нейтралитет от многовекторности. Тем более, что различия эти, хотя и существенны, но «не бросаются в глаза». В первую очередь граница подходов идет на концептуальном уровне: «многовекторность» — это ни что иное, как постоянное и беспринципное геополитическое, геоэкономическое и геостратегическое лавирование с целью «день простоять, да ночь продержаться». Причем, «продержаться» зачастую даже не в интересах Украины (пусть и превратно понимаемых), а в интересах совершенно конкретных людей, присосавшихся к государственной кормушке. Которые чихать хотели и на Украину, и на ее интересы. В лучшем случае, отождествляя последние с состоянием своего банковского счета и объемам владения недвижимостью.

Напротив, нейтралитет предполагает жесткий курс, твердую позицию касательно невмешательства во внутренние дела других государств, даже когда на вас производится сильный нажим с целью участия в таком вмешательстве или вам самим это вмешательство тактически выгодно. Можно сказать, что нейтралитет это разумный национальный эгоизм, возведенный в принцип, т.е. предполагающий, что другие страны тоже имеют право на разумный национальный эгоизм и обижаться на них за это глупо. В этом случае, членство Украины в международных организациях сводится к необходимому минимуму, а все усилия направляются на консолидацию общества, развитие национальной экономики и, если еще будут оставаться ресурсы, обеспечение обороноспособности страны. Главной же гарантией военной безопасности должно стать признание со стороны государств — членов НАТО и государств — членов Организации договора о коллективной безопасности («Ташкентский пакт») нейтрального статуса Украины.

С большой степенью вероятности можно предположить, что эти страны, а также Китай, на такое признание охотно пойдут. Ведь нынешний «внеблоковый» статус Украины приводит к непрерывным опасениям на Западе, что Киев попадет под русское влияние и к не менее сильным опасениям на Востоке, что Киев попадет (да что там – уже попал!) под «тлетворное влияние» Запада. В результате, обе стороны на самом деле уже вполне созрели к реализации в отношении Украины принципа – «так не доставайся же ты никому». Нюанс в том, что это «не доставайся» можно осуществить путем «балканизации» столь «неудобного» государства, а можно – путем его «финляндизации»: превращения в скромную благополучную страну, про которую нельзя, тем не менее, определенно сказать — кто доминирует во влиянии на ее внешние и внутренние дела? Излишне объяснять, что «финляндизация» для нас куда предпочтительнее. Тем более, что миниатюрная модель того, что ждет Украину в случае иного выбора, находится прямо у нас под боком – тлеющий (с периодическими вспышками) уже 22 года приднестровский конфликт…

Точно также — и Европейский Союз вздохнет с облегчением, когда услышит от высшего политического руководства Украины твердое и ясное заявление, подкрепленное соответствующими изменениями в Конституции: «Украина не стремится стать членом Европейского Союза в сколько-нибудь обозримом будущем». И не ищет с ЕС никаких «особых отношений» — будь то «привилегированное соседство» или что-либо иное. Мы будем, исходя из своих национальных интересов, развивать экономико-финансовую и гуманитарную составляющую национальной мощи государства и когда эта мощь достигнет того уровня и тех стандартов, что «не стыдно и Европе показать», восстановим свое членство в Совете Европы. И будем подавать заявку на вступление в ЕАСТ, а не ЕС. «Обжившись» же в этих организациях – с удовольствием присоединимся (если ЕС не будет против) к соглашению между ЕС и частью государств — членов ЕАСТ о «Едином Европейском экономическом пространстве» (да-да, есть такое – так что не Россия ЕЭП придумала). Причем не в качестве переходного шажочка к членству в ЕС, а надолго.

Ну а дальше… Дальше же наши интеграционные планы мы строить пока принципиально отказываемся. По той простой причине, что даже для реализации описанного проекта уйдет несколько десятилетий. И решать вопрос о том — в какую сторону и каким образом двигаться Украине 25-30 лет спустя? — имеет право даже не следующее поколение политиков, а политики, которые выдвинуться из той возрастной категории граждан, которые сейчас еще в школу ходят. И точка.

А пока – пока мы будем заниматься насущной задачей: спасением Украины от развала и деградации. Дополнительно провоцируемых, в том числе, и всякого рода «разновекторными членствоманиями». Как говаривали в одной хорошей пьесе — «Европа может подождать!». 




Комментирование закрыто.