Япония выбрала реванш: Страна Восходящего Солнца готовится к войне

Игорь Шевырев

16 декабря состоялись досрочные выборы в нижнюю палату парламента Японии. Это привело к отставке правительства Демпартии Японии, возвращению во власть оппозиционных демократов, а главным триумфатором выборов стал Синдзо Абэ, у которого наибольшие шансы стать новым премьером.

Еще одним результатом выборов стал рост политической апатии в японском обществе. Явка избирателей рекордно снизилась 59,32%, на 10% со времени выборов 2009 года. Причем разочарование коснулось традиционных для политической системы сил: либерал-демократов и демократов. И вырос спрос на новые партии. Особенно, выросла популярность правых радикалов, впервые попавших в стены парламента.
Всего в Палате представителей японского парламента 480 депутатов. Либерал-демократы получили 294 мандат. Для сравнения: в 2009 году у них было 119 мандатов (38,68%).
Демпартия Японии – 57 мандатов. А в 2009 году было 308 мандатов (47,43%). «Комейто» — 31 мандат (+10 со времени прошлых выборов).
Партия японского возрождения – 54 мандата (ранее не была представлена в парламенте).

Японские итоги 
Основным результатом парламентских выборов в Японии можно было бы назвать сокрушительное поражение правящее Демпартии. Пилюлю поражения еще более горчит от того, прошедшие выборы были досрочными. Партия власти сама взяла на себя соответствующие риски, прекрасная зная о реальных электоральных настроениях в обществе. Вместе с тем, не будем сваливать все неудачи на демократов.
Во-первых, Демпартии пришлось расхлебывать многочисленные завалы, скопившиеся за полвека засилья либерал-демократов. К 2008 году Япония уже 20 лет как пребывала в глубокой рецессии, пути выхода из которой не просматриваются до сих пор. И завели Страну Восходящего Солнца в тяжелую депрессию именно либерал-демократы.
Во-вторых, нагрузка на кризисный менеджмент демократов еще более возросла после начала глобального кризиса. Тем более, что японцам пришлось не только самим расплачиваться за кризис, но и за американцев. США в целях собственного восстановления попытались вылезти из долговой ямы на плечах своих верных транстихоокеанских (Япония) и трансатлантических (ЕС) союзниках. К многочисленным экономическим проблемам также добавились восстановительные, после масштабной аварии на АЭС Фукусима-1.
Рост мировых цен на нефть и газ, обострение напряженности вокруг Ирана усугубили энергетические проблемы Японии, критически зависящей от импорта углеводородов.
В-третьих, демократы за четыре года под грузом многочисленных проблем фактически оказались загнанными в угол. Возникла порочная дилемма: либо продолжать дальше оттягивать реформы, занимаясь сиюминутным «тушением пожаров» и результат – радикализация общества, угрожающая правительству в любой момент (отставка Кабмина Ноды ожидалась еще в начале июня). Либо второй вариант – попытаться провернуть некоторые непопулярные реформы, что тоже ударит по рейтингу и приведет к потере власти. Демпартия, в конечном итоге, выбрала второй вариант – и власть потеряла. Как известно, катализатором досрочных выборов стало принятие законопроекта о поэтапном удвоении потребительского налога.

 

Однако, опять же повторимся: проблема не в японских демократах, на их месте сложно было бы удержаться многим другим политикам. Гораздо значимее блистательный электоральный результат либерал-демократов, которым удалось провернутьизящную многоходовку и вернуться спустя четыре года во власть.

К 2008 году политика первого правительства либерал-демократа Синдзо Абэ окончательно зашла в тупик. Можно было бы дальше продолжать «виртуозно выкручиваться» и из каждого кризиса выкарабкиваться отставками правительств. Но, как правило, в таких случаях, разве что, сократится «скамейка запасных», а накопившиеся проблемы все равно придется решать. Да, и тучи надвигавшегося глобального кризиса заставляли либерал-демократов в чем-то поступиться принципами. Абэ не стал ждать кризиса, предусмотрительно подал в отставку еще в 2007 году, передав власть техническому сменщину Кищиро Амаэ.
Другими словами, ЛДПЯ просто предпочла тактически отойти в сторону и перебросить мяч на поле оппонентов. В 2009 году победа Демпартии на выборах, сумевшей прорвать полувековую монополию либерал-демократов, выглядела как сенсация. Но фактически насладиться властью демократам не довелось, они сразу же «по уши» поглотились в многочисленные проблемы. В результате за три года сменились два Кабинета Министров: Юко Хатоямы и Есихико Ноды. Плюс летом этого года в Кабмине прошло ряд кадровых перестановок, без смены премьера. А в завершение, под занавес демо-правления в Демпартии еще и произошел тяжелый внутрипартийный раскол.
Таким образом, либерал-демократы решили ряд стратегических задач: а) вернулись во власть; б) обеспечили удачный транзит персонально для Синдзо Абэ, являющегося одним из наиболее перспективных в японской политике; в) сбросили весь народный негатив за экономические проблемы на демократов и теперь номинально могут провозгласить «новый курс» (хотя что в нем нового, в сравнении с планами Абэ 2007 года – большой вопрос) и г)дискредитировали на долгие годы оппонентов, вбив в них клинья раскола. Но что в сложившейся ситуации изменит новое правительство Абэ?

Политика Абэ 


Во-первых, Синдзо Абэ уже объявил об усилении милитаризации экономики и накачке ее крупными военными госзаказами. Это поможет подтянуть ВВП, а заодно загрузить ряд сопутствующих производств.
Во-вторых, Синдзо Абэ говорит о намерении активизировать инвестиции в инфраструктуру. Что позволит отчасти решить проблему занятости и снизить уровень социальной напряженности. Кроме того, речь идет о восстановлении страны после прошлогоднего разрушительного землетрясения и аварии на «Фукусиме».
В-третьих, либерал-демократы особое значение уделяют развитию атомной энергетики и полны решимости строить новые ядерные реакторы. В отличие от демократов, которые на некоторый срок вообще отказались от АЭС. Кстати, такой шаг либерал-демократов выгоден также США, которые являются монополистами по поставкам в Японию ядерного топлива. Кроме того, не следует также исключать, что атомное сотрудничество может стать удобным покровом для разработки японцами собственного ядерного оружия, как об этом осторожно уже предостерегают некоторые эксперты. По некоторой информации, собственное я\о у Японии уже есть. По другой информации, сейчас только ведутся соответствующие работы.
В-четвертых, Синдзо Абэ рассчитывает запустить механизмы банковского субсидирования экономики. Основные надежды – на Банк Японии, с которым связана карьера Абэ. Базовая монетарная политика сохранится, но параметры обещают ужесточить. Сейчас в японской экономике дефляция в 1%, Абэ намерен поднять до 2%.
Ну, и, наконец, в-пятых, последствия милитаризации экономики значимы не только для антикризисных мер, но и позволит Японии нарастить собственный военный потенциал. Сейчас это пока не заметно: у Японии нет даже собственной армии. Согласно Конституции 1947 года, Страна Восходящего Солнца имеет демилитаризированный статус. Но в обществе в последние годы устойчиво растут реваншистские настроения с целью отменить этот статус. Разумеется, это касается, прежде всего, правых радикалов. Но и «респектабельный» Синдзо Абэ также не прочь подыграть в этом националистам.
Между прочим, коалиция под изменение Конституции, по итогам прошедших выборов, теоретически есть. Правда, сейчас либерал-демократы традиционно блокируются с «Комейто». В конце концов, на данный момент более актуальны экономические задачи, а не реваншистские планы. Да и потом: на пару ЛДП и «Комейто» изменить Основной Закон не смогут.
Однако, в крайнем случае, можно договориться также с праворадикальной «Партией возрождения Японии». В конце концов, чего только не сделаешь ради нацинтересов, против них не рискнет пойти никто. Тем более, когда в обществе наблюдается рост национального самосознания.
Зачем же такая усиленная милитаризация японцам?

Япония – союзник США Прежде всего, Япония уже трансформировалась в ключевого регионального союзника США в Восточной Азии. Геополитическое влияние Вашингтона из-за глобального кризиса подвисло. США уже не сверхдержава, мир – не однополярен, а значит, нужны эффективные союзники, не вассалы, сателлиты. Япония на роль одного из таких союзников подходит лучше всего. Токио и Вашингтон тесно скреплены тихоокеанскими экономическими связями. Кстати, Япония – единственная азиатская держава в G-8 (или в G-7, как настойчиво предлагают вернуться к формату «большой семерки» на Западе). Означает ли это, что в перспективе США закроют военные базы в Японии? Нет, Токио к такому шагу не готов. Тем более, что японские демократы уже пытались поставить вопрос соответствующим образом. США в решающий момент просто нагло отказались уходить, несмотря на призывы законной власти. Не уйдут и в будущем. Тем более, что планируют строить в регионе новые военные объекты.
В конце концов, вспомним послевоенную историю. Демилитаризационный статус Токио позволил США раскрыть свой «зонтик безопасности» над Японией. Соответственно, если вдруг Токио захочет восстановить собственную армию, справедливо будет поставлен вопрос о выводе с островов американских военных. Аналогично и США формально не смогут уйти с островов, будучи скованными гарантиями безопасности (разве что, если законное японское правительство выставило соответствующее требование, но мы все помним, к чему это недавно привело). 


На данный момент перспективы «исхода» США из Японии не просматриваются. А значит, и об отмене демилитаризационного статуса Токио тоже не может быть и речи. В то же время, нужно учесть и другой интерес: США стремятся при непосредственном участии Японии планируют выстроить систему ПРО в Азии. Разумеется, пока Токио «под зонтиком» поводов для вмешательства множество.
Тем не менее, усиление милитаризации Японии говорит, что в перспективе рано или поздно она сможет себя самостоятельно защищать. А отмена демилитаризационного статуса сделала б ее одной из крупнейших военных держав региона.
Однако, против кого же вооружается Япония? Против Китая?

Япония – Китай 


На первый и поверхностный взгляд, если в Азиатско-Тихоокеанском регионе и произойдет столкновение, то оно будет между двумя давними конкурентами – Китаем и Японией, заметно нарастив свои милитари-возможности в последние годы.
Данное впечатление подкрепляется ныне обострившимися территориальными спорами между Пекином и Токио. Международное влияние Поднебесной динамично растет, в 2010 году она обошла Японию, но амбиции у последней ведь остались.
Впрочем, здесь можно вспомнить историю: вплоть до «революции Мэйзы» Япония развивалась в фарватере Китая, конфликты между ними были невозможны. Сейчас Китай бурно меняется, возвращается к давним традициям и снова может быть примером для Токио. В конце концов, и Китай, и Япония – два «азиатских тигра», найти общий язык друг с другом им легче, чем в отношениях с Западом. Ну и наконец, это не единственные мощные державы в регионе. Есть еще и Россия, которая все еще имеет самый мощный военный флот в АТР регионе.
Что касается китайско-японских отношений, следует отметить ряд нюансов.
Во-первых, формально Пекин и Токио уже строят Восточноазиатское сообщество. Может, не так интенсивно, как хотелось бы, и все еще не удалось «уйти» США из региона. Но, тем не менее, проект ВАС формально никто не отменял.
Во-вторых, в мае текущего года Пекин и Токио договорились о создании ЗСТ, формат которой все еще согласовывается в некоторых деталях.
В-третьих, в двусторонней торговле китайцы и японцы перешли на национальные валюты (юани и иену).
В-четвертых, даже недавно обострившиеся территориальные споры отнюдь не помешали Китаю продолжать осваивать шельф Восточного моря. Что экономически гораздо выгоднее, чем номинальное обладание территориями островов. Равно как и Пекин не вынашивает «планы» напасть на Японию, чтоб вернуть острова. В свою очередь, в Японии также не намерены воевать с Китаем, а вся риторика сводится сугубо к теме национализации островов.
В-пятых, между КНР и Японией есть также важный посредник – Тайвань. Прямые отношения между Токио и китайским материком уже выросли, а в остальном добавят отношения с Тайбэем. Еще с мая текущего года тайваньцы активизировали разворот с Pacific. Есть тренд к укреплению отношений с США, сейчас еще и пойдет активизация с Японией.
В-шестых, разность региональных мотиваций Пекина и Токио. Для Китая важнее всего экономика и он свои экономические интересы отстаивает, зарабатывает. Фактически Япония уже вытеснена со всех рынков АТР и учитывая ее депрессивное состояние, вряд ли сможет переломить ситуацию в свою пользу. Тем более, что антикризисных направлений, как видим, Токио делает ставку на загрузку ВПК.
Если уж говорить о конкуренции между Китаем и Японией, то она будет разве что, косвенно и во внешней политике. Японцы пытаются вклиниваться во все регионы проникновения Китая: и в ЦентрАзию, и в АСЕАН, и в Pacific, и с Монголией, и с Индией, и на Евразийском пространстве. Т.е. попытаться сдержать Китай хоть через соседей, если напрямую это сделать не получается.

Япония – Россия Единственной страной, с которой Япония имеет наиболее острые и неурегулированные проблемы – это Россия. Тем более, что между Москвой и Токио до сих пор не подписан Мирный договор, еще со времен окончания Второй Мировой войны. И все предыдущие попытки прийти к консенсусу до сих пор не увенчались успехом. Над этим в свое время, работало бывшее правительство Дзюнтаро Коидзуми, а также японских демократов.
Демократы свой минимум во внешней политике выполнили – договорились с Китаем. С Россией договориться не получилось, этим сейчас займутся либерал-демократы. Синдзо Абэ после выборов прямо заявил о намерении активизировать отношения с Россией и прийти к компромиссам по всем сложным вопросам.
Правда, ключевая проблема для российско-японского сближения упирается в территориальный курильский вопрос. Причем основные уступки предлагается сделать именно России, на что не готова пойти любая власть в Москве. Будь-то сдача всех четырех спорных островов или «компромиссных» двух по Совместной декларации 1956 года (которая так и не вступила в силу). Есть также третий «компромисс»: попытаться пролезть на Курилы, раскрутив РФ на проект «совместного управления» островами.
Так что, Япония все еще попытается соблазнить Москву деньгами на «модернизационное сотрудничество». Хотя будут также попытки сыграть в более крупную игру – попытаться сдвинуть всю внешнюю политику РФ от декларируемой евразийской политики к прозападному альянсу. Для этого японские пропагандисты пытаются конструировать «китайскую угрозу» и мифы о «китаизации» дальневосточных территорий России. Понятно, что основные надежды Токио на российскую оппозицию и поддержку всяких «болотных сценариев».
Если же попытки договориться с Россией мирно или же перетянуть ее на Запад путем госпереворота (дворцового переворота?), Японии ничего иного не останется, кроме как попытаться реализовать свои реваншистские амбиции силой. «Курильская компенсация» для Токио стала б вынужденной ценой смирения с вытеснением из АТР.
Между прочим, в «курильской игре» есть некоторые интересы и у Китая, но это уже тема для отдельной статьи.

 

Источник: The Dipcomment


Загрузка...


Комментирование закрыто.