WWIII-2: Шесть уроков Каддафи

Юрий Романенко, "Хвиля"

каддафи путин

Со стартом «арабской весны» никто из ведущих арабистов не предполагал, что дестабилизация затронет Ливию. Слишком крепкими казались позиции Каддафи, но именно Ливия стала испытательным полигоном, который сполна продемонстрировал, какой дубинкой стали медиа, и каковы их возможности.

Предлагаем вторую часть статьи «WWIII: Формирование нового мирового порядка, виртуальная реальность и как политически невозможное становится политически неизбежным».

Начиная с начала восстания в Бенгази и до штурма Триполи в конце августа 2011 года, медиа стали ключевым оружием против Каддафи. Они выполнили несколько ключевых задач:

во-первых, они создали картинку, легитимизирующую международную изоляцию режима и введение санкций против Каддафи;

во-вторых, они дезорганизовали руководство Ливии, которое часто не могло понять, что происходит на самом деле и откуда корни проблемы;

в-третьих, медиа дезорганизовали большинство населения страны, что повлекло далеко идущие последствия;

в-четвертых, они прикрывали деятельность третьих заинтересованных сил.

Телеканалы  Al-Jazira, Би-би-си вкупе с ведущими западными информационными агентствами с самого начала задали мощный дискурс альтернативной реальности, опираясь на лучшие традиции доктора Геббельса и всю мощь наработок западной психологии.

В результате получился девятимесячный сериал в режиме онлайн, где в роли статистов находилось население Ливии.

Триумфом медиа-войны стал штурм Триполи, который представлял собой комбинацию  совместных действий мятежников, отрядов западного и катарского спецназа и мощнейшей дезинформационной волны, включавшей знаменитые декорации в Катаре. Эта тактика блестяще себя оправдала, и вместо «ливийского Сталинграда» получился «ливийский Париж».

Сопротивление и поражение режима Каддафи — не такое скорое, как ожидалось сначала, если принять во внимание чудовищный разрыв в соотношении сил, но и не такое долгое, как надеялись фанаты полковника, — дало несколько важных  уроков и ключ к пониманию тенденции.

Урок первый. Ведение войны в старом значении исчезло. Теперь важно понимать не только количество танков, самолетов, бойцов и т.д., но и целевую аудиторию местных и глобальных СМИ в стране, ее настроения, наличие лидеров общественного мнения и т.д. Деятельность «Аль-Джазиры» показала, что несколько толковых журналистов, монтажер и режиссер по своей значимости более важные, чем войсковые соединения вместе с их танками  и генералами.

Урок второй. Сторона, готовящаяся к войне старого типа, обречена на поражение, поскольку ее пространство оперативного маневра изначально детерминируется рамками сюжета, который навязывает  более развитый оппонент. Каддафи готовился к штурму Триполи в традициях войсковых операций, а получил операцию в духе телевизионных боевиков. В результате он не смог реализовать тактические преимущества, которые у него были, если бы штурм прошел по стандартному образцу. Неважно, что сюжеты о штурме Триполи «Аль Джазира» снимала в Катаре, важно, что трипольцы восприняли их как свидетельство реальных событий. На войне нет истинного или ложного. На войне есть эффективное или не эффективное.

Урок третий. Неспособность обеспечить защиту воздушного пространства приводит к тому, что линии фронта не существует. Удары наносятся из ниоткуда и с разных сторон. Это вынуждает отвлекать ограниченные ресурсы на постоянное затыкание дыр, что резко уменьшает маневренность армии и обрекает ее на оборонительные бои. Невозможность атаковать означает невозможность победы.

Урок четвертый. Если вы не доносите свою проблему до глобальной аудитории, то вы проигрываете войну. Это означает, что вы должны уметь говорить на языке глобальной аудитории, что подразумевает понимание ее интересов.

Урок пятый. Медийные удары, прежде всего, направлены на блокирование активности больших масс населения со стороны противника. Когда на борьбу поднимаются миллионы, то достичь победы принципиально сложно. В ливийской войне активно принимали участие приблизительно по 5% населения с каждой из сторон. Таким образом, 90% населения находились в пассивной позиции. В этих условиях побеждал тот, кто умел достичь  перевеса сил в ключевых точках. Тот факт, что сотни тысяч жителей Триполи лояльно относились к Каддафи, не имел никакого значения, поскольку их мотивации помогать ему были заблокированы с помощью вражеской пропаганды. Люди не понимали, что происходит реально, потому бездействовали. Важно не только, что люди думают, но и какие мотивации действия-бездействия у них формируются

Урок шестой. Из этого вытекает, что режим Каддафи имел реальные проблемы, позволявшие создать точки запуска и роста мятежа. Западные медиа гиперболизировали недостатки режима Каддафи, мобилизируя недовольных и блокируя колеблющих. Люди в ситуации кризиса критически смотрят на существующий порядок вещей. Они думают: зачем мне рисковать, чтобы защищать власть, которая дает не так уж и много, а вдруг при новой власти будет лучше? Когда же приходит новая власть, то баланс сил меняется бесповоротно, и отыграть ситуацию назад уже невозможно.

Поэтому крушение Каддафи очень напоминает крушение СССР. В ключевой момент основная масса населения не имела мотивации защищать режим и находилась в позиции наблюдателя, а его оппоненты оказались лучше организованы и мотивированы. Это произошло Ливии, а ранее в СССР, Югославии, Ираке и массе других стран.

Отсюда можно сделать вывод, что устранение реальных проблем, затрагивающие интересы широких масс, устраняет угрозу свержения режима. И, наоборот, жесткая риторика и попытки ограничения доступа к информации (что практически нереально сегодня), без конкретных результатов в разрешении реальных вопросов не дает нужного эффекта.

Как подсчитал экономист Алексей Комаров, с начала конфликта Сирия уже потеряла 45% экспорта и вынуждена была урезать 25% некритического импорта. Дополнительная дыра в платежном балансе в результате санкций оценивается в 7.4% ВВП, или $5.2 млрд. Из $18 млрд. резервов на начало октября2011 г. израсходовано уже порядка $4 млрд. В таком режиме правительство Асада может просуществовать еще около года, далее неизбежен социальный взрыв. Будущее Сирии напрямую зависит от позиции России и Ирана, в меньшей степени — Китая.

Впрочем, о сюжетах сирийской кампании, Иране и России поговорим в следующем материале.

Автор -директор Центра политического анализа «Стратагема»

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.