Взгляд со стороны: Украина и ее внешняя политика

Роман Слободян, для "Хвилі"

День независимости Украины

Отталкиваясь от парадигмы политического реализма, на международной арене государство, в первую очередь, продвигает и защищает свои собственные национальные интересы. Если же государство оказывает политическую или экономическую поддержку другой стране, то делается это исключительно в интересах первого.

В последнее время раздается много критики в адрес Президента, не берусь судить о внутренней политике, но работа Порошенко и команды на внешней арене по защите государственных национальных интересов в условиях конфликта с Россией, проводится титаническая. Ни один режим, ни одна политическая элита за все время существования современной независимой Украины, не сталкивались с угрозой разрушения территориальной целостности страны. Но нужно понимать, что не все зависит от Украины, театр состоит из множества игроков, и на данный момент, основу сюжетных линий украинского сценария, пишут иностранные режиссеры, хотя Украина и вносит существенные коррективы в развитие генерального курса событий.

Итак, что мы имеем на украинских фронтах внешней политики?

Двусторонние отношения

Безусловно, украинский МИД, и не только МИД, работают на все 110% по налаживанию, поддержанию и развитию двусторонних связей, которые хоть как то могут помочь в разрешении существующего конфликта. В «военное время» (как это воспринимается украинским народом), конечно в стороне остаются такие партнеры, как Уганда, Куба, или Никарагуа, но сотрудничество с политически и экономически влиятельными странами, сейчас жизненно важно.

С кем стали дружить лучше? Безусловно: США, Канада, Британия, и вроде как Франция с Германией. Вот и все, но это тяжеловесы, и дружба пока что больше политическая, как говорят,- «против кого дружим»? На экономическую дружбу готовы американские и немецкие корпорации, но чуть позже, остальные пока что боятся внутриполитической нестабильности: в целом, украинская энергетика и аграрный сектор, привлекательны для всех иностранных стран-инвесторов.

С кем стали дружить хуже? Турция, Казахстан, Белоруссия, страны восточной Европы, включая Польшу. Да, дружим, но гораздо хуже, чем раньше. Причины очевидны – если на позиции Белоруссии, Казахстана и Турции по отношению к Украине, политическое влияние пытается оказывать российская дипломатия, то с Восточной Европой, украинская дипломатия сама постаралась.

Кто нейтрально дружит с Украиной? Молчат, вернее не хотят ухудшать отношения с Россией из-за Украины – Китай и Индия, плюс ряд стран Ближнего Востока и азиатско-тихоокеанского региона (АТР), включая наиболее политически значимых Саудовскую Аравию, Иран и Индонезию. Но если последние три страны, это региональные лидеры, и отношения у Украины с ними были и есть нейтральными, то Китай и Индия, это серьезные тяжеловесы в глобальном мироустройстве. Возникает вопрос, возможен ли вариант, что Китай и Индия станут на сторону Украины? Конечно возможен, если коалиция западных стран окончательно прижмет Россию. Но это маловероятно, почему так, представлю кратко на примере международного многостороннего формата сотрудничества Украины.

Многостороннее международное сотрудничество Украины

С какими объединениями и организациями дружим? Не считая ООН и ее структур, безусловно, Украина дружит с ЕС, ее дочками, и с НАТО. На локальном региональном уровне, все многосторонние форматы сотрудничества практически прекращены, включая СНГ, страны черноморского региона, даже формат европейской «Вышеградской четверки» забуксовал. Отдельно стоит выделить политическую неприязнь Украины к взаимодействию с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), который сам по себе, со скрипом, но развивается.

С какими международными объединениями и организациями не дружим? БРИКС, АТЭС, АСЕАН, ШОС, потому что географически не близко, плюс Россия имеет в данных объединениях стабильные, устойчивые позиции. Но это не местечковые объединения, они имеют огромный политический и экономический вес на международной арене, и по многим параметрам превосходят ЕС. К тому же, США и ведущие страны Европы почти никак не могут влиять на политику развития данных объединений.

Другими словами, Украина, как полтора года назад было задекларировано высшим руководством страны, идет одновекторным евроинтеграционным курсом. В то же время, глобальное мироустройство меняется, центр мировой политики и экономики смещается в зону АТР. Многовекторность заложена в основу внешней политики всех развитых и развивающихся стран. Несмотря на существующие конфликты, и трудности в украинской внутренней и внешней политике, возникает закономерный вопрос, — достаточно ли для Украины одного евроинтеграционного курса? Политический принцип «не будем работать и участвовать в международных форматах, где участвует Россия» политически и экономически абсурдный. Замечу, что «Минские договоренности» это попытка урегулирования вспыхнувшего конфликта, а не формат по налаживанию отношений и взаимодействий между Украиной и Россией. Индия и Пакистан, между которыми не одно десятилетие существует территориальный конфликт, садятся за стол переговоров в рамках площадок международных организаций и объединений для обсуждения социальных и экономических вопросов взаимодействия. В отличие от Украины, Россия активно работает по всем направлениям, в том числе и с ЕС, несмотря на политическую конфронтацию. Межправительственные комиссии России и ЕС работают, вопросы взаимодействия обсуждаются, диалог ведется, бизнес, несмотря на санкции, находит форматы сотрудничества.

В качестве ответа на вопрос, «достаточно ли одного евронтеграционного курса для полноценной реализации внешней политики страны», можно привести пример реализации внешней политики Казахстана, который за последние годы по ВВП обогнал Украину, и уверенными темпами развивается дальше. Именно Казахстан, в лице Назарбаева, а не Россия, есть автором идеи создания ЕАЭС. При создании и становлении ЕАЭС, Казахстан, как и Украина, испытал агрессивную экспансию российского бизнеса в зоны своих интересов. В Украине, как и в Казахстане, российский бизнес наращивал позиции, и в определенный момент стал серьезной угрозой для интересов украинских олигархических групп. Украинские бизнес-элиты сказали «нет», и развернулись в сторону Европы, а казахские бизнес-элиты решили проблему путем политической договоренности между Казахстаном и Россией на высшем уровне о прекращении экспансии и отступления российских крупных бизнес структур из зоны интересов казахского бизнеса. Формат ЕАЭС развивается, казахский бизнес наращивает позиции в зоне своих интересов, а достигнутая политическая договоренность соблюдается по сегодняшний день. Кроме того, Казахстан ведет успешную самостоятельную внешнюю политику, в том числе и внешнеэкономическую, как с Россией, так и с Китаем. Казахстан участвует в ряде влиятельных международных объединений и организаций различных векторов, является политическим лидером своего, локального региона, и при этом остается политически и экономически независимым от России, сохраняя с ней прагматичные, дружественные отношения.

Даже если у Украины политическая неприязнь к ЕАЭС, есть БРИКС, есть АТЭС, есть страны каспийского региона, почему, помимо курса на ЕС, не развивать отношения с данными объединениями?

Возвращаясь к первым строкам, в международных отношениях все государства действуют прагматично, сугубо в личных интересах. Помнится одна из качественных национальных идей прошлых лет, – «Украина должна войти в топ 20 экономик мира», только хватит ли для реализации этой идеи проводимого курса евроинтеграции? Каждая страна, помогающая нам в реализации данного курса, преследует только свои личные, национальные интересы. И только ни от кого независимая, самостоятельная внешняя политика по возможным и невозможным направлениям, в различных форматах сотрудничества, способна вывести Украину в топ-20 экономик мира.

А, как известно, внешняя политика это продолжение внутренней политики.




Комментирование закрыто.