Возможности решения Украиной «проблемы Беларуси»: как стать субъектом мировой политики не имея ресурсов

Игорь Тышкевич, "Хвиля"

Украина Беларусь флаги

Украина находится не в лучшем положении. Война на востоке страны, фактический дефолт. И всё это на фоне промедления с реформами. Это знает каждый. Однако обстоятельства конца 2014-начала 2015 года сложились так, что Киев может начать свою большую игру. Ради успеха своей страны, субъектности на международной арене. И наконец, ради того, чтобы попробовать стать мощной европейской державой. По настоящему, а не в мечтах политиков на ток-шоу или школоты в соц сетях.

Интересно. Ещё более интересно станет, если я напишу, что эта игра связана с северным соседом. Нет, не Российской Федерацией. А небольшой страной под названием Республика Беларусь.

Пару месяцев назад я уже писал текст под названием «Что Украине делать с Беларусью и Лукашенко?». Можно почитать. Для остальных краткое резюме. Республика Беларусь (в лице команды Лукашенко) уже 7-8 лет как проводит свою игру в Украине. Фокус пока что сконцентрирован на экономике. И, надо отдать должное, игра достаточна эффективна. Но она – лишь часть большой схемы под названием уменьшение влияния РФ на экономику страны. Процесс начался давно — на рубеже 2004-2005 гг. И, учитывая внешнеполитическую ситуацию, шёл относительно эффективно. Снова странная, если не сказать глупая формулировка. Беларусь — союзник РФ. Что же, обратимся к истории.

Что мы знаем о Беларуси?

Рассуждения о Республике Беларусь рано или поздно скатываются к обсуждению личности А. Лукашенко. Одни его называют последним диктатором Европы, другие хорошим менеджером. Третьи — хитрой жучарой. Все перечисленные определения обоснованы. Равно как обоснован и тезис о чрезвычайной зависимости Беларуси и лично Лукашенко от Кремля. В подтверждение приведу лишь основные факты в экономике и политике:

Российская Федерация — основной торговый партнёр Беларуси. Её доля во внешнеторговом обороте колеблется от 40% до 47% в зависимости от года (на протяжении последних 10 лет).
При этом Беларусь полностью зависит от поставок российских углеводородов. В том числе нефти — переработка которой обеспечивает значительную часть внешнеторговых поступлений.
Можно говорить о том, что экономика Беларуси всё ещё ориентирована на рынки пост-советских стран. В первую очередь Российской Федерации

Беларусь является частью Таможенного Союза и договора о коллективной безопасности. Что автоматически накладывает отпечаток на внешнеполитический курс страны.

Кроме того, Республика Беларусь имеет ряд двусторонних договоров с Россией. В том числе в области обороны, внешней политики и вопросов миграции. Не стоит забывать и так называемое «Союзное государство Беларуси и России» — межгосударственное образование, оформленное в 2000 году. Его озвученная цель – поэтапная организация единого политическим, экономическим, военным, таможенным, валютным, юридическим, гуманитарным, культурным пространством.

Республика Беларусь (многие её предприятия, владельцы бизнеса и политики) находятся под санкциями ЕС и США. Первый этап «санкционных войн» начался в 2001 году. Прошло 14 лет — страна не развалилась. Более того, научилась эффективно работать в обход санкций. Как ни крути — количество километров госграницы на 1 жителя в Беларуси одно из самых больших в Европе. Как результат – контрабандист — одна из характеристик характера. И на уровне личной калитки возле столба и на уровне государства.
И, наконец, фактор беларуского президента. А. Лукашенко до последнего времени сохранял свой пост благодаря поддержке Кремля. Это выражалось как в экономической помощи, так и в политическом содействии. За счёт этого президент Беларуси сумел создать мощный авторитарный режим. То, что до недавнего времени называли «последней диктатурой Европы».

Таким образом получается, что Беларусь — ближайший союзник России. И логично было бы ожидать от Лукашенко полной поддержки «проекта Кремля» в Украине. Да, как говорится в украинской пословице «не так сталося як гадалося». О том, что для Беларуси выгоден успех Украины писал не раз. Но одно дело шансы и возможности, другое — практические дела. И вот они-то неожиданны для государства-союзника РФ. В экономике это проявилось в заявлениях о начале структурных реформ в стране. И поддержке Украины. И более того, пока другие страны думали (и думают) с поставками оружия, Беларусь активно торгует с Украиной. Можно даже говорить о заметной роли Минска в вооружении украинских силовиков.

Говоря проще​, реальность оказалась совсем отличной от ожиданий, обоснованных на формальном статусе Беларуси по отношению к РФ. Вот лишь несколько простых фактов:

1. Беларуские государственные СМИ заняли нейтральную позицию в освещении украинского кризиса. Как во время событий на Майдане, так и после начала российской агрессии

2. А. Лукашенко встретился с новым руководством Украины практически сразу после бегства Януковича. И уже тогда заверил переходные власти в своей поддержке

3. Причём не только на словах. Контролируя более 50% украинского рынка топлива, Беларусь могла вызвать коллапс в Украине в марте 2014. Просто переведя расчёты на предоплату. Вместо этого, на фоне агрессии РФ власти Беларуси пошли на увеличение поставок топлива на условиях «отсрочки платежа».

4. Республика Беларусь не признала факт аннексии Крыма. И не поддержала Россию в её действиях по созданию зон напряжённости в Украине.

5. Более того, официальный Минск активизировал контакты между ВПК двух стран. В частности было реанимировано СП по производству вертолётов в Орше, Беларусь выполнила ряд заказов по ремонту украинской военной техники. Отдельно стоит упомянуть украинские ПТУРС «Стугна» — аналог американской системы Джавелин, поступающие на вооружение ВСУ. Система наведения и программный комплекс управления ракетой — технологии беларуского ОКБ «Пеленг». И без их передачи украинской стороне, Киев был не способен производить такого класса вооружение.

6. Если смотреть статистику внешней торговли между двумя странами за 2015 год, становится очевидна роль Беларуси в перевооружении украинской армии. И это при том, что «номинальные союзники» Киева — ЕС и США до сих пор решают какого рода вооружение и технику можно продавать Украине. Вот лишь несколько фактов:

Беларусь поставила в Украину двигателей (и ремонтных комплектов) для легко бронированной техники (БТР, БМП) как минимум на 2 млн. долларов.

АКБ для танков и БМП. Производство сосредоточено в РФ и Беларуси. Украина получила от Минска аккумуляторных батарей на 2,19 млн. долларов (при том, что за весь 2013 год поставки были в размере 0,016 млн.)

Беларусь обеспечила украинские артиллерийские и ракетные системы шасси от МЗКТ. МАЗ продал для Нацгвардии Украины военные грузовики и тягачи в объёмах, превышающих поставки украинского КРАЗ.
Беларусь участвовала в ремонте боевой авиации для ВВС Украины.

Оптика. Республика Беларусь поставляла по различным каналам в Украину (в основном на нужды ВСУ и НГ) оптику для стрелкового оружия. В частности, монокуляров и тепловизоров на 1,7 млн. долларов, коллиматорные и другие прицелы — на 1 млн., дальномеры и устройства прицеливания для техники — на 1,1 млн.

7. Нельзя обойти вниманием ещё один аспект — посредничество Минска в мирных переговорах. А так же заявления Лукашенко о готовности отправить миротворцев на Донбасс.

8. И, наконец, специфика освещения событий в РФ беларускими медиа. Учитывая, что они практически полностью находятся под контролем государства, оценки российских экспертов о «негативном освещении событий в РФ СМИ Беларуси показательны. Особенно, учитывая, что данный тренд поддерживается с ноября 2013 года по сей день.

В чём реально заключалась политика Беларуси?

Дабы не повторять предыдущие тексты, постараюсь описать схематично.

Лукашенко действительно заигрывал с Россией и делал всё для объединения двух стран. Так продолжалось до 2000-2001 года. Идея минского царька была проста — стать императором российским. Но императорское кресло заняли. И предложили вести интеграционные игры на других условиях.
Такое развитие событий шло во многом в разрез с интересами А. Лукашенко. В системе ценностей данного политика такие понятия как «личная власть», «собственная безопасность» и «деньги» находятся в первой пятёрке. Интеграция на условиях Кремля означала ухудшение его положения как минимум в двух из трёх перечисленных направлениях. Однако, возможности для манёвра у Лукашенко уже были ограничены. Экономика была намертво привязана к РФ (более 58% внешнеторгового оборота). А отношения с западными странами испорчены напрочь. Именно на это время пришлись первые санкции в отношении беларуских предприятий.

И вот тут возвращаемся к вопросу реальной политики Минска. Отказаться от интеграционных проектов с РФ означало для правящей группы потерять власть. Причём Кремль это не раз демонстрировал. Первые торговые войны и кампании в СМИ велись именно против Беларуси и Лукашенко.
Официальный Минск начинает долгую и не публичную работу по уменьшению (по возможности) зависимости от РФ. На протяжении 2004 — 2010 гг. доля России во внешнеторговом обороте страны уменьшилась с 58% до 46%. Министр экономики страны в 2010-м прямо заявляет, что «увлекаться одним партнёром нельзя и не выгодно».

В 2010 году был реальный шанс нормализовать отношения с Западом и вырваться из братских объятий. Но случились выборы президента и разгон акций протеста. Неизвестно то ли у Лукашенко сдали нервы. То ли это был проект России (аналогичный событиям вокруг убийства Гонгадзе и последнего Майдана). Результат один — закручивание гаек внутри Беларуси и ужесточение международных санкций. Этим пользуется Россия, заставляя Беларусь войти в Таможенный Союз на выгодных для Кремля условиях.

2013 год дал Беларуси (именно стране а не только Лукашенко) надежду на новый шанс. Поэтому поддержка официального Минска европейской ориентации Украины была прогнозируемой и понятной.

То, что произошло дальше существенно изменило баланс сил. С одной стороны развитие украинского кризиса привнесло новые опасности, уменьшив устойчивость режима Лукашенко. С другой — уникальное сочетание возможностей. Конспективно это выглядит так:
1. За 2007-2014 гг. Беларусь смогла закрепиться на рынках стран соседей. А 2015 год, в случае продолжение тесных контактов с Украиной даёт возможности выхода на рынки других государств. В том числе ЕС.

2. Агрессивная политика Кремля по отношению к соседям всё больше наталкивает официальный Минск на мысли о необходимости поиска союзников

3. Российский рынок, в связи с кризисом в РФ и падением рубля теряет привлекательность для беларуских экспортёров.

4. Сама Российская Федерация перестаёт быть источником «длинных и дешёвых» денег для Минска.

5. В кругу экономических советников Лукашенко набирает популярность тезис о необходимости резких, структурных экономических реформ. В том числе отказа от сырьевой структуры экономики в пользу «экономики знаний, технологий и логистики»

6. Пользуясь слабостью позиций РФ Беларусь весь 2014 год работает во многом как страна-посредник. Не только в политике, но и в экономике — обеспечивая мостки между рынками ЕС-Украины и России.

7. Страны ЕС и США убедились в малой эффективности наложенных на Беларусь экономических санкций. Эти меры, безусловно, создали дополнительные проблемы команде Лукашенко во внешней торговле. Но не привели к смене режима. Равно как и изменению его внутренней политики.

8. За прошедшие 7 лет Беларусь серьёзно продвинулась в развитии транспортной и экономической инфраструктуры по оси север-юг. В том числе в ключевых вопросах — поставках углеводородов. А появление терминалов СПГ, разработка сланцев дают реальные шансы диверсификации поставок

9. Беларуское руководство прямо заявляет о начале реформ в экономике. Но публично про их характер заявят, естественно после президентских выборов. Особенно, учитывая болезненный характер преобразований.

10. Совмин Беларуси в качестве одной из основных задач на 2015 год во внешнеэкономической сфере назвал поиск новых рынков и уменьшение зависимости страны от рынка Российской Федерации. Вот цитата: «Ситуация с внешней торговлей подтверждает необходимость более динамичного смещения центра тяжести в экспортной политике с российского рынка на иные направления». Она принадлежит не Яценюку. Это сказал премьер Беларуси Кобяков определяет приоритеты деятельности перед своим кабинетом.

11. Агрессивная политика Кремля в информационном поле меняет и настроения беларусов. Парадоксально, но при доминировании российских электронных СМИ, беларуское общество демонстрирует намного большую устойчивость к кремлёвской пропаганде. Настроение фактически разделились надвое. При этом количество сторонников политики РФ по отношению к Украине после пика мая-июня 2014 стремительно уменьшается.

12. Внутри самой Беларуси усиливаются тренды последних 10 лет по поддержке самостоятельности страны. В частности, согласно соц опросам, до 25% населения готовы с оружием в руках воевать против РФ (если та попытается силовым способом «углубить интеграцию»).

13. Беларуские власти и оппозиция едины во мнении бесперспективности курса «единственного союзника России»

14. Правильно выбранная позиция в украинском кризисе наглядно продемонстрировала политические и экономические выгоды от функции страны-посредника

15. И, наконец, выборы президента Республики Беларусь. Они имеют ключевые отличия от всех электоральных кампаний, начиная с 1996 года.

В частности:

Впервые за всю историю президентских выборов электоральный год характеризуется кризисом национальной экономики. Таким образом правящая элита лишена возможности «поиграть в популизм» — инициировать существенное повышение уровня зарплат и социальных выплат.

Выборы проходят на фоне мощнейшего внешнеполитического кризиса, который по своим результатам может изменить баланс сил в регионе.

Агрессивная позиция Российской Федерации несёт прямую угрозу проведению выборов «в беларуском стиле».

Такое сочетание внутренних и внешних факторов создаёт уникальную ситуацию для изменения внутре- и внешнеполитического курса Беларуси. И тут мы подходим к вопросу «что хочет получить Беларусь».

Интересы и планы Беларуси

Лукашенко – специфическая личность. Но дураком его назвать нельзя. Кроме того, несмотря «на любовь к себе любимому» он умеет учиться. В том числе на чужих ошибках. Поэтому интересы беларуского руководства сугубо прагматичны. Он понимает, что в одиночку бороться против РФ крайне сложно. Союзников по ценностной шкале в регионе нет. Значит нужно стать «ключевым партнёром». Или перефразируя изречение одного из американских президентов, «с**ным сыном, но важным и нужным с**м сыном».

Вкратце тактические цели (на 5-7 лет) можно описать следующим образом:

1. Выйти из-под экономической зависимости от РФ. Но не в новую зависимость, а занять нишу регионального экономического посредника. Выгодного всем странам-соседям. Причём не просто выгодным, а ключевым. Как, например, на рынке топлива в Украине или загрузки портов в Литве. Такая позиция может дать определённые гарантии безопасности и поставить лидеров соседних стран в роль «адвокатов дьявола» в переговорах с ЕС и США.

2. В меру возможностей стимулировать или даже напрямую включаться в проекты по диверсификации поставок энергоносителей. Начиная от системы газо- и нефтепроводов по оси север-юг, которая практически была готова ещё 3 года назад. Кому интересно — вот ссылка на анализ.

3. Создать предпосылки для выработки новой системы региональной безопасности. С появлением новых центров силы. Именно поэтому ведётся поддержка ВПК, а Лукашенко прямо заявляет про необходимость «американского присутствия» в регионе.

4. Создать систему регионального взаимодействия в области энергетики. С профицитом производства электричества (в разрезе 3-4 государств). В отличие от углеводородов, электроэнергия останется важным ресурсом и через 20 и через 30 лет.

5. Привлечь в Беларусь инвестиционные потоки, не связанные с Кремлём. А так же, кроме инвестиций принести в страну новые технологии. Которые, помноженные на научный потенциал самой Беларуси могут стать основой новой экономики. Маленький пример, в Украине только говорят о «техно парках». В Беларуси уже 2 действуют и 2 в стадии создания. Один из них, китайский, запустится в 2016 с постройкой заводов и центров разработки(!!!) компаний ZTE и Huawei

6. За счёт указанных выше факторов уменьшить не только экономическое, но и политическое влияние Кремля на Беларусь.

Вопрос зачем это всё. И тут вспоминаем о реформах. Значительная часть управленцев в Беларуси прекрасно понимает тупиковость сырьевой экономики. И выступает за резкие, болезненные и глобальные реформы в стране. Беларусь по их мнению должна стать другой. Это невозможно при отсутствии технологий, денег и при активной «помощи» Кремля.

Если говорить о долгосрочных планах, то тут не исключён вариант участия Беларуси в новых интеграционных моделях. Естественно, при успехе выхода из-под российского влияния. Время маленьких стран проходит. И пока границы не исчезли окончательно, можно подумать про создание мощного регионального блока.

Но, говоря о Беларуси, нельзя обойти вниманием Лукашенко. В чём же его интерес в данной схеме. Если присмотреться, всё вполне логично.

1. Уменьшение российского влияния и позиция «нужного всем с**го сына» — автоматические гарантии собственной власти и безопасности.

2. Лукашенко любит себя. И считает себя великим политиком. Отсутствие диалога и роль «младшего брата» в отношениях с Кремлём больно бьёт по его самолюбию. А вот роль посредника, уважаемого человека и одного из лидеров регионального объединения — хороший приз. За который бывший председатель совхоза готов бороться.

3. Деньги. Банально, но это так. Успешная страна — богатое окружение. Сколько накопил президент Беларуси неизвестно. Но вряд ли он будет нищенствовать в случае ухода на пенсию.
Теперь про формат возможной интеграционной модели с точки зрения Лукашенко. Ему действительно хочется субъектности. И себе как политику и стране. Но:
Он понимает, что в отношениях с Россией субъектность уходит.
Китай мягко стелет. Но если ты слаб — Поднебесная проводит свою политику. Политику мягкого поглощения. Поэтому в долгосрочной перспективе КНР ничем не лучше РФ.
При интеграции в ЕС она вряд ли появится при теперешнем доминировании Германии и Франции.
Исключение — тот же европейский вектор, но в формате, обкатанной Вышеградской группой. С региональным объединением вынуждены будут считаться и на западе и на востоке.
Как видим, интересы Лукашенко и интересы Беларуси как государства (если считать таковыми успешное независимое государственное образование) сегодня совпадают. Это, кстати стало сюрпризом и для беларуской оппозиции. В преддверии президентских выборов политические партии и организации демократического толка оказались перед сложной и нетипичной для них задачей. Поддержать Лукашенко как то нехорошо. Выступить активно против, поддержать ту же Россию.

На это накладывается позиция Запада. ЕС и США отдают себе отчёт в том, что попытки влияния на Беларусь с помощью изоляции и санкций провалились. 14 лет — достаточный срок, чтобы убедиться в справедливости такого утверждения. Концепция немецкой дипломатии начала 2000-х о «демократизации Беларуси через слияние с демократической Россией» тоже как то не особо актуальна. Начальник Кремля вызывает резкую реакцию даже у политика, названного украинцами «Фрау Рибентроп». Новых идей нет. Да и ввязываться в ещё один политический кризис в регионе при нерешённой «проблеме Украины» так же не выгодно. И вот тут мы подходим к возможной роли украинского государства.

Пересечение интересов Украины и Беларуси

Вначале кратко попробую определить интересы Украины. Такие тезисы как «евро интеграция», «цивилизационный выбор» оставлю в стороне. О них говорят много, но это лишь методы достижения чего-то большего.

Опираться буду на услышанное от других: Украина должна стать мощным влиятельным государством с передовой, наукоёмкой экономикой — экономикой интеллекта и технологий. ОК. Исходя из этого и попытаюсь рассмотреть интересы Украины.

1. Любой целью провести структурные реформы и увеличить эффективность функционирования государства. Первый этап — добиться простой устойчивости экономики и возможности работы над перспективными направлениями функционирования системы. Второй этап — развитие нескольких отраслей, которые гарантируют успех как минимум в 30-40-летней перспективе. Это не только экономика. Это образование, наука, изменение менталитета населения в конце концов. В противном случае – государство Украина просто исчезнет. Название и флаг над домом в центре Киева, конечно, возможно останутся. Но о такой вещи как самостоятельное определение будущего даже на срок 5-7 лет можно будет забыть надолго. То есть страна останется в той же ситуации, в которой находилась с 1991 года. И это ещё оценка, полная оптимизма.

2. Борьба за субъектность в политике. Да, уже сейчас, даже в условиях когда государство живёт за счёт помощи извне. Если этого не будет, пробиться на более-менее заметные места даже в ряду стран- политических статистов будет крайне сложно.

Отдельно замечу, такой темы как война на Востоке, Крым нет даже и близко. Грубо говоря, когда вас укусила ядовитая змея, нужно думать как бороться с ядом, а не как цеплять пластырь на маленькую ранку. Яд в данном случае — система взаимоотношений внутри Украины. Во всех сферах.

С реформами до определённой ступени всё понятно. Пока что они идут за счёт внешних игроков. Которые, по большому счёту подсказывают направления. Но наступает момент, когда государственная система устойчива и необходимо самому предлагать порядок дня. И тут неизбежен конфликт интересов, конкурентная борьба со вчерашними спонсорами. И на этом этапе нужна сильная позиция.

Вопрос: каким образом приобрести субъектность в политике, не обладая ресурсами? Ответ дан историей — блоки государств, стратегически союзы, многосторонние договоры. Называть можно как угодно. Суть одна — совместная сила нескольких единиц превышает простой результат операции суммирования.

Украина действительно может достаточно быстро стать эффективным государством и жёстко отстаивать свои интересы. Но не самостоятельно. А совместно с государствами региона. Как минимум Польшей, или даже целым поясом от Балтики до Чёрного моря. Такое образование в силу своего размера, интеллектуального экономического и транзитного потенциала может эффективно противодействовать не выгодным ему действиям теперешних центров силы. Таких как Германия в ЕС, Россия в постсоветском пространстве. И даже Китай, который активно подминает под себя развивающиеся рынки.

С Польшей, странами Балтии всё понятно. Но достаточно взглянуть на карту и бегло проанализировать структуру экономик региона, чтобы увидеть, что наличие в схеме Беларуси гарантирует устойчивость. Начиная от простой торговли и заканчивая транзитом товаров и технологий. Как бы там ни было, транспортные коридоры из Балтики до Чёрного моря идут именно через эту страну.

А теперь поищем совпадение интересов.

Создание нового баланса сил в регионе привлекательно как для Киева так и для Минска
Трансформация экономики в сторону экономики знаний интересна обоим. Причём в Беларуси эту задачу, в отличие от Украины, уже сформулировали на государственном уровне
Эффективная защита своих интересов перед внешними игроками — одинаковая цель.
Безопасность: энергетическая, политическая, военная.
И, наконец, привлечение ресурсов для реформирования государств.
Задачи, можно сказать общие. Но, если искать различия, то они в возможности привлечения ресурсов. Это не только деньги. Это технологии, знания, допуск на рынки. Вот тут у Беларуси ситуация сложнее — санкции никто не отменял. Да и Лукашенко не изменился.
И в этом как раз и кроется возможность для Украины. Киеву выгоден союзник на севере. Причём современный, мощный и надёжный. Союзником может стать государство, но не личность. И вот теперь можно говорить о роли Украины.

Роль Украины. Или как стать субъектом политики не имея ресурсов.

Выше я уже писал, что ЕС и США по большому счёту не знают как решить «проблему Лукашенко». Однако в свете последних событий данная проблема может трансформироваться в «проблему Беларуси». Как для указанных игроков, так и для Украины.

В то же время, совпадение внешних и внутренних условий создаёт уникальные возможности для изменения политической ориентации Республики Беларусь. Более того, правительство Лукашенко уже действует в этом направлении. А так же активно ищет союзников в регионе.

Вывод напрашивается сам: отделить «проблему Лукашенко» от «проблемы Беларуси». То есть создавать условия в которых Республика Беларусь будет трансформироваться и дрейфовать от РФ в сторону регионального союза. Фактически использовать опыт той же России. Которая планомерно загоняла Беларусь на свою орбиту таким образом, чтобы даже после смены власти в Минске моментальное изменение вектора развития было невозможным.

В предыдущем тексте на эту тему я просто указывал на необходимость выработки политики Украины в отношении Беларуси. Сегодня ситуация такова, что быстрые действия могут принести весомые результаты.
В чём может проявиться политика Украины? Это уже написано — разделить «проблему Лукашенко» и «проблему Беларуси». С первой Украина ничего сделать не может. Значит взяться за вторую. Причём не просто взяться, а предложить такой формат работы внешним игрокам. То есть помогать Беларуси в реформировании и цивилизационном выборе. И успех данной работы автоматически приведёт либо к трансформации режима Лукашенко (самый простой пример — Сингапур), либо к смене власти в стране.
Самое занимательное в том, что Украина уже действует в подобном направлении. Правда бессистемно. И во многом не по своей воле (или своему плану) а реагируя на активность Беларуси. У Лукашенко есть чёткий план по работе с Киевом. И насколько я понимаю он заключается примерно в этом — заставить внешних игроков работать на интересы Беларуси, не выводя на передний план «проблему Лукашенко».
Для Украины же работа «за себя и того парня» автоматически приводит к появлению хоть какой-то субъектности в региональной политике. То есть создание ситуации когда не Киеву формируют повестку дня, а Киев предлагает темы и направления движения.

Как это может выглядеть на практике.

Экономика

Беларусь для Украины сегодня выполняет роль мостка на тот же российский рынок. Украина делает то же для беларуских товаров и рынков ЕС. Самый простой и прозрачный метод — создание СП либо аутсорс — предприятия выпускают товары для чужого бренда.

Задача — работать в том же направлении. Но не как мелкий жулик, боясь, что тебя словят и будут вставлять мозги. А объявив это основой своей политики. Например «Нам необходимо, чтобы Беларусь увеличила торговлю со странами вне ТС, Мы понимаем, что страна под санкциями. Но это вопрос нашей безопасности. Поэтому мы объявляем, что СП, наращивание связей — наша политика. Она ведёт к закреплению у Минска восприятия Киева как союзника». То же самое в обратном направлении «Мы, в отличие от Минска не можем объявить о планах уменьшения экспорта в РФ. Нам нужны эти деньги на ближайшую перспективу. Именно поэтому мы будет работать через Беларусь».

А далее предлагать инфраструктурные проекты, в которых заинтересован ЕС. И которые связывают страны региона. Это позволит получить не кредиты а инвестиции. Несколько простых примеров:
Энергетика. Электроэнергия будет затребованным ресурсом в ближайшие 20-30 лет. Пока системы стран работают «автономно». Вот вам инфраструктурный проект — восточно-европейская энергетическая сеть. С потенциалом выработки энергии, её транспортировки в любом направлении.

Обработка сельхозпродукции. Украинское сельское хозяйство неплохо выглядит, относительно других отраслей. Но отстаёт даже от соседей по выработке добавленной стоимости — переработке продукции. Превратить отдельные торговые отношения в Европейский проект «восточноевропейского продовольственного узла» — вопрос правильной формулировки и оформления. И, естественно, убедительности дипломатов.

ВПК и машиностроение. Страны региона имеют мощности. И даже прорывные технологии. Но, увы, по отдельности их продукция машиностроения — прошлый век. «Совместное» развитие и реформирование отрасли поможет избежать ненужной конкуренции на начальном этапе, даст рынки сбыта, облегчит приход новых технологий. И в конце концов уменьшит общую стоимость преобразований.

Да и тот же транзит. Причём самим проявлять инициативу. Вот лишь малый пример: существует проблема Европейского водного коридора Е-40. Это тот, который теоретически может связать (и связывал) Херсон с Гданьском. После Чернобыля, сквозное судоходство прекратилось. При этом Беларусь провела реконструкцию Днепр-Бугского канала. Проблема — в фактическом отсутствии флота и ограниченной судоходности «польской» ветки до Варшавы. Киев вполне может предложить решение проблемы — инициировать совместный Польско-беларуско-украинский проект. Который интересен всем. Водные перевозки всё же дешевле, чем любой другой вид транспорта. Да и инвестиции в судостроение, инфраструктуру никому не помешают. Украине в судостроение, Вопрос начальной загрузки прост. Украина наращивает экспорт в страны ЕС. Вы и дальше сельхозпродукцию, прокат (а в будущем нефть и газ) будете по жд. Возить? Или поставлять в Скандинавию через Чёрное море «в объезд Европы всея»? Кстати, те же «попередники» видели выгоду. Клюев ещё в в 2010 предлагал Лукашенко вложиться в нефтеналивной речной флот для поставок азербайджанской нефти в Мозырь. Но как водится, украинская власть хотела «и на карман немного». Беларусь на это не пошла. Китай с другой стороны уже апробировал путь, поставляя в Беларусь турбины для ТЭЦ в сборе (!!!) по Днепру… На этом остановлюсь. Тема водного коридора заслуживает отдельного рассмотрения. Думаю, вскоре попробую раскрыть её.

Все эти проекты «лежат на поверхности». Да, я сознательно опускаю темы новых технологий. Идея — показать то, что Украина может предложить уже сегодня. Такое предложение изменяет позиции украинского правительства в диалоге с внешними игроками. Вместо «подайте кредита нам сирым убогим, которые хотят стать сильными», конкретные темы, проявления инициативы, видения будущего.
А заодно такие проекты уже на теперешнем этапе связывают Беларусь с Украиной (и другими странами региона). А в случае с теперешним руководством в Минске интересы, выгода намного более весомый аргумент, чем заявления о дружбе и братстве между народами.

Поиск ресурсов.

Далее – вопросы поиска денег. Как кредитных, так и инвестиционных. Украина может просить в ЕС и США «за себя и того парня». Связывая вопросы реформирования внутри страны с трансформацией в Беларуси. Роль адвоката дьявола сегодня достаточно выгодна для Киева. Учитывая размеры Республики Беларусь и жесткой системы руководства «увеличение запросов» будет не критично для внешних спонсоров.
А вот изменение позиции того же Киева — заметно. Согласитесь, роль обычного просителя и инициатора межгосударственных, региональных проектов трансформации отличается. В последнем случае легче получить и на себя. Ведь не секрет, в ЕС уже подустали от Яценюка в теперешней его роли.
Кроме того, консолидированная позиция государств позволит по-другому вести диалог с азиатскими инвесторами. В первую очередь Китаем. Который всерьёз присматривается к региону. И который имеет практику навязывать странам с кризисной экономикой, свои, выгодные в первую очередь Пекину, условия.

Вопрос политики

В ЕС и США действительно не знают что делать с Лукашенко. Отказаться от позиции, сформированной на основе ценностей нельзя. Но и оставить «всё как есть» — дать козыри Путину.
В Украине схожая ситуация. С одной стороны необходима союзник-Беларусь. С другой Лукашенко вроде как не совсем демократ.

К этому прибавляется проблема беларуской оппозиции. Лукашенко сделал всё, чтобы его оппоненты, лишившись практических рычагов влияния на ситуацию лишились возможности кадрового обновления. Результат? Погуглите и найдите программы оппозиционных партий в Беларуси. Прочитайте и прослезитесь.
Решение, которое может предложить Украина не заставляет никого отказываться от своих позиций. Суть его, повторю, проста — для нас (Киева) важна Беларусь а не те, кто стоит у руля в дружественной стране. Вопросы власти беларусы решат сами, когда страна избавиться от внешней зависимости и станет устойчивым игроком в региональной политике.

При этом Киев предлагает себя как посредника в диалоге «последнего диктатора Европы» и европейских демократий.

И, естественно, начинает аккуратно работать с обществом. Лукашенко достаточно циничный игрок. Он видит выгоды и общность интересов — хороший предохранитель от «неожиданных поворотов». Но, согласитесь, общность интересов и общность ценностей всё же лучше.
Вывод — необходимо помочь вырасти таким кадрам внутри Беларуси. И это даёт направления работы для Киева. Вновь проявляя инициативу и выступая в качестве игрока а не фигуры в региональной политической игре.

Вот лишь пару направлений:

Образовательные и культурные программы. Украина может попытаться и влиять на настроения общества в соседней стране. Но не агитационными кампаниями (в таком случае ответ Минска будет более чем жёстким). А вот «народная дипломатия» и взаимное усиление образовательного и научного потенциала – перспективное направление. Да, не быстрое. Но извините, Лукашенко тоже не вчера пришёл к власти. Как и его оппоненты. Вот они и бодаются 21 год без всякого результата.

Работа с беларуской оппозицией в направлении развития её профессионального потенциала. Команда Лукашенко испытывает кадровый голод. Увы, демократические силы находятся в той же ситуации. Если увеличить потенциал последних, они в перспективе смогут войти в систему власти страны. Даже при президенте Лукашенко. Тем более, то подобные прецеденты уже есть (например, один из заместителей министра ЖКХ в недавнем прошлом — активист БНФ — старейшей оппозиционной партии). Вывод — совместные программы, учёба кадров. Фактически подготовка и для себя и для соседа управленцев, способных эффективно работать в новой экономике.

Эти два пункта, кстати, позволят привнести ресурсы и в саму Украину. «Давать на двоих» будут с большим удовольствием, чем последователям «медленной украинской революции» – «медленным украинским реформаторам».

А результат может быть весьма неожиданным. Изменения в беларуском обществе, кадровое усиление политической системы в соседней стране. В конце концов, пора Украине задуматься о формировании «круга друзей» в сопредельных государствах. Пока таковые появляются «случайно». Это хорошо. Но лучше чтобы процесс шёл предсказуемо и с планомерным ростом результатов.
Как-то так…

P. s. Украина действительно может предложить Европе решение проблемы Беларуси и проблемы Лукашенко. А заодно и стать игроком в региональной политике. Ещё один бонус — появление предсказуемого и гарантированного союзника.

Что будет, если правительство в Киеве «не почешется». Возможно, то же самое — для Беларусь выбор невелик. Но без одно «но». Роль игрока даже в двусторонних контактах Минска и Киева будет выполнять далеко не украинское государство. Может это кого-то и удовлетворит. Вопрос всех ли.
Текст понравился? Не откажусь от «спасибо». Принимается лайком, словом либо копейкой.

Текст заказной? Ага! Заказчиками могут считать себя все, перечислившие умеренную сумму автору.
Полученные деньги идут мне на пиво а так же:
1. пересылаются одному из отрядов спецназа ВМС Украины (информация о них в моей ленте ниже давалась не раз)
2. Тратятся на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:
Карточка привата: 5168 7423 0834 3288
Вебмани: U247333217329 или Z293974971904

Изображение: rstk.by




Комментирование закрыто.