Война в Сирии: дестабилизация в Алеппо

Ю.Б.Щегловин

Правительственным войскам удалось нормализовать ситуацию в Дамаске. В этом нет ничего удивительного, поскольку армия и силовики имели подавляющее преимущество в тяжелой технике и авиации. Хотя необходимо отметить, что в самом Дамаске авиация использовалась только для проведения разведки. Кстати, если бы правительство применило авиацию (как это утверждают арабские СМИ) для нейтрализации очагов сопротивления в городских кварталах, то счет жертв шел бы на сотни. Таким образом, восстание в сирийской столице, как мы и говорили, в основном преследовало цели по отвлечению сил правительства от Алеппо, и пропагандистского прессинга на членов Совета Безопасности ООН накануне голосования по сирийскому досье. Необходимо было создать иллюзию скорого краха сирийского режима. Отсюда и бои в столице, и синхронизированное с ними бегство за границу ряда военных руководителей и дипломатов.

 

Теракт в отношении руководства сирийских силовиков по большому счету также носил больше пропагандистский характер. Гибель министра обороны, его заместителя, министра внутренних дел и одного из руководителей спецслужб вряд ли могла вызвать хаос в управлении. Это если мы будем рассматривать версию повстанцев о том, что теракт был организован ими. Продолжает оставаться много непроясненых вопросов. В частности, руководство сирийской оппозиции так и не взяло на себя ответственность за эту операцию. Исламисты также не торопятся это делать. Таким образом, вопрос об исполнителях и организаторах остается открытым. Вместо покойного генерала Бахтияра, который курировал взаимоотношения с иранскими партнерами, вновь назначен черкес Али Мамлюк. Последний уже руководил спецслужбами, но был смещен «за провалы в работе», которые привели к началу восстания. Повышение младшего брата президента, командующего самой боеспособной и верной режиму 4-й танковой дивизией Махера Асада , который сейчас фактически руководит подавлением восстания в Алеппо и Дамаске, поставило все на свои места.

 

Инфильтрация боевиков в Алеппо стала возможной благодаря тому, что криминальные банды, во власть которых в самом начале восстания был фактически передан город, «договорились» с боевиками. А если еще вернее – их просто купили на саудовские и катарские деньги. Именно поэтому в городе смогли сконцентрироваться крупные силы оппозиции. Дать автономию криминалу была не самой лучшей идеей режима Башара Асада. В городе элементарно начался бандитский беспредел, что качнуло мятник симпатий крупной торговой буржуазии города в сторону повстанцев и стимулировало отток из города «цивилизованной публики». В частности, армянская диаспора сильно сократилась. Плюс остановилась легкая промышленность, которая является основой экономики города, из-за нарушений торговых отношений с Турцией. Собственно по этим причинам Алеппо и был выбран в Эр-Рияде в качестве «стартовой площадки» разворачивания в Сирии «ливийского сценария». С подачи саудовцев активность курируемых ими исламистских групп, прибывших из Ирака и Афганистана (СМИ называют цифру в 6 тыс. боевиков, реально вдвое меньше), разворачивалась именно с прицелом на Алеппо. Эту тему руководители саудовских спецслужб довольно длительное время обсуждали с турецкими коллегами, уговаривая их создать «буферную зону» на приграничной территории. Инцидент со сбитым сирийскими ПВО турецким самолетом вначале поколебал довольно твердую позицию турок, но не изменил ее. Если называть вещи своими именами, саудовцы хотели убедить своих турецких коллег предоставить им «защищенный от воздушных ударов» плацдарм для переброски в Сирию боевиков и оружия. В качестве первого шага планировалось после достижения достаточной для наступления концентрации сил перерезать автодорогу Алеппо – Дамаск и начать восстание в самом городе. Но только спустя несколько дней после мятежа в сирийской столицы, чтобы правительственные силы были оттянуты от Алеппо. В общем и целом, план неплохой. Но он бы сработал только в том случае, если бы бои в Дамаске продолжались с прежней интенсивностью до настоящего времени. А они «стухли» в силу дефицита боеприпасов и живой силы. Большинство сил оппозиции, причем далеко не Сирийской свободной армии (ССА), сейчас оттянуты к Алеппо. Отметим также, что боевики сконцентрировали свои силы на двух этих направлениях, и при этом «оголили» зоны своей традиционной дислокации в сельской местности и горах. Таким образом, неверно было бы полагать, что «вся Сирия охвачена восстанием».

 

Оговорку Дамаска «в отношении возможности применения химического оружия в случае иностранной интервенции» следует расценивать, прежде всего, как предупреждение, а не намерение. Собственно и Анкара, и Вашингтон, а тем более Брюссель сейчас не готовы идти на прямую иностранную интервенцию, что обусловлено и политическими и экономическими резонами. Таким образом, справляться с режимом Асада предложено самой сирийской оппозиции и стоящими за ней Саудовской Аравии и Катара. Сейчас можно сказать, что бои в Алеппо с очень высокой долей вероятности повторят ситуацию в Дамаске. Вопрос только во времени: противостоять тяжелой технике и авиации долгое время невозможно, повстанцы начнут уходить обратно в горы и сельскую местность. При этом подчеркнем, что такого рода операции, как правило, чреваты большими потерями в живой силе, а это означает, что силы сопротивления вскоре возьмут некий тайм-аут для перегруппировки и восстановления боеготовности.

 

Источник: Институт Ближнего Востока

 

 




Комментирование закрыто.